Пятница, 24 мая
Общество

Жаркий приход Деда Мороза

Лежал на Троицу в сатиновых трусах под вентилятором, день коротал. Вот жарит!

И застыли в миндальных берегах сливочные реки.

Лежал на Троицу в сатиновых трусах под вентилятором, день коротал. Вот жарит! То холодной водой умоюсь, то прошепчу тайные заклинания, зовущие дождь и северные ветра. И рухнул ливень. Ровный, спокойный. Смотрю с балкона на лес, высовываю в окно буйную голову и желаю стать ласточкой: она так носится, что кровь леденеет. Вдруг в дверь постучали. Смотрю в глазок — Дедушка Мороз в исподнем. За плечами холщовый мешок, борода белая. Впустил его, а он дышит часто, лоб утирает. С Новым, говорит, годом и падает в коридоре. Ну, думаю, сам оклемается. И начинаю мешок потрошить. А там сливки в коробочках, горсть сахара, ванилин, орешки и подтаявшая шоколадка. Хотел удивиться, но передумал. От дичайшей жары не только деды морозы по квартирам шарахаются, но и всякая нечисть через дымоход может пролезть. Вот случай недавно был: залетела птица с лицом Ангелы Меркель и спела песню про Августина. Впрочем, сейчас не об этом.

Жена отодвинула ногой нежданного бородатого гостя с прохода и заказала мороженое.

Я таких десертов сроду не делал, поэтому начал искать руководства в пыльных томах, изучать труды известных мороженщиков мира. Император Нерон обращал в лед горные фрукты, китайский король Тангу требовал холодных молочных смесей, для Александра Македонского отчаянные бегуны доставляли снег с вершин, итальянский бродяга Марко Поло выдумал ледяной щербет, французская королева Екатерина Медичи за разглашение тайны приготовления мороженого отправила на гильотину не одну сотню поваров. А еще говорят, немецкий романтик Гете часто плакал, потому что не хватало денег на пломбир. С горя написал «Фауста». У нас теперь такого добра навалом, но тащиться в магазин по жаре — дело не из легких, самому придется морозить.

Что-то во всех рецептах куча ингредиентов и мудреное производство, а мой девиз — простота и умеренность! Буду ваять из того, что имеется. Лью в чашку сливки с жирностью в двадцать процентов, пол-литра лью. Теперь надо бы подсластить четырьмя столовыми ложками сахара и взбить все электрической шайтан-мешалкой. В процессе бросить в волну пакет ванилина. Или половину пакета, чтоб не особо усердствовать. Пена вздымается. Та, из которой рождались римские боги. И под столом кто-то кудахчет. Курочка! Снесла яичко и радуется. Приобщим к общему делу сырое яйцо для желтого благородства и дипломатической связи…

Даже Наполеон, отдыхая от захвата земель, кушал мороженое. В России, правда, любовь поубавилась, но на остров ему привозили специальный прибор, и Бонапарт замешивал сливки к ужину, вспоминая наши снега… А у меня Дед Мороз вернулся в сознание. Попросил прощения за визит и посоветовал добавить орешков и шоколада. Я и сам собирался. Часть миндаля делю на большие кусочки и вмешиваю во всю массу, а часть тру на мелкой терке вместе с шоколадом, осыпаю верха. Можно ставить в стужу морозильника часов на восемь, чтобы наверняка. А до готовности — маяться от жары, хлебать хлебный квас, грейпфрутовый морс с цедрой лимона и клюквой и прибавлять вентиляторный ход, поскольку кондиционера по финансовой немощи не имею.

Пока стынет десерт, читаю поучительные истории о том, как в древней Руси подавали в жаркие праздники струганное замороженное молоко с сахаром и изюмом. И от таких знаний становится немного прохладней. А еще дядюшка Гиппократ рекомендовал своим пациентам есть мороженое, чтоб не болеть. Клялся собственной клятвой, что даже ангина и грипп изгоняются этим многоценным продуктом.

Накладываю в свой кубок. Приморозилось крепко, из чашки едва вынимается. А как полезно! Как вкусно! Тьма витаминов! И жар июньский ушел, будто столкнулся я со сливочным айсбергом, будто обнял его и грызу…

Материалы по теме
Закрыть