Пятница, 24 мая
Общество

«Я, между прочим, не ёрничаю. Произошло нечто, о чем мы даже мечтать не могли…»

Сергей Сеничев — о гибели детей, губернаторской взятке и турецком береге.

Путин-Эрдоган

Сергей Сеничев — о гибели детей, губернаторской взятке и турецком береге.

Помните, я давеча напророчил: нам вот-вот подкинут новую тему для танцев с саблями? И, похоже, не ошибся. Информативно-провокативная выдалась неделька.

Сначала куча ребятишек в карельском Сямозере утонула, а подоспевший уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов не придумал ничего лучше, чем спросить у выживших: «Ну как поплавали?» И в Интернетах тут же началось бурление по сбору подписей за немедленную отставку неделикатного Астахова. Можно подумать, это главный из его косяков! Тот еще ньюсмейкер. Омбудсмен Астахов — вообще классический оксюморон. В смысле, или Астахов, или уж омбудсмен. Что, правда, нынче скорей характерно, чем странно.

Но про хамство Астахова тут же забыли, потому что бац — и новая новость: свинтили очередного губернатора. В последнее время стало нормой и даже хорошим тоном раз в месяц-другой винтить коррумпированного главу региона. Настолько нормой, что жуткий вопрос напрашивается: они что же, все, что ли, такие, и дело лишь в очередности? Но шоу, как и договаривались, гоу он, и на сей раз взяли самого одиозно-либерального — нынче все либеральное одиозно — кировского Белыха. Взяли шумно: бедняга чуть не под камеру купюры меченые считал. Прямо в ресторане.

Я в коррупции плохо разбираюсь, и мне не понятно: они что, все вот так сразу же пересчитывать бросаются? Или их то и дело обманывают? Принесут чемодан с деньгами, а там в каждой пачке по паре купюр не хватает. В общем, пересчитывает Белых, а его в кандалы и в суд, где он говорит, что это не взятка, а совершенно левые и чистые деньги: то ли кто на мост дал, то ли на храм, короче, дело темное, долго еще разбираться будут.

Между тем фоном в одиозно-либеральных кругах тихо кипят страсти вокруг антитеррористического закона Яровой, который кто-то успел окрестить «законом Павлика Морозова»: примут или не примут? Снизят или не снизят возраст уголовной ответственности до 14 лет (и разом вспоминается сталинский указ «за колоски»)?

Закончик этот вообще довольно расплывчатый и с такими формулировками, что любого — вот без преувеличения — любого и практически за что угодно можно будет надолго и всерьез «закрыть». Но кого это, кроме одиозов волнует…

И вдруг настоящий бац: Эрдоган публично и адресно извинился за сбитый самолет!

То, понимаешь, как тот еще кинг-конг бил себя в грудь и благим матом орал, что, мол, сбивали и будем сбивать, а тут вдруг проснулся и нате вам — прости, Россия, простите, родные погибшего, очень сожалеем, самолет оплатим, а сбившего осудим. То есть добросовестно проартикулировал все пункты, на которые мы его несколько месяцев упорно настраивали. Цитировать бедолагу даже не хочу: во‑первых, и без меня обмусолено, во‑вторых, даже как-то неловко за товарища Эрдогана: выглядел, прямо как тот чеченец, которого пару месяцев назад перед камерой (теперь ведь всё перед камерой) заставили штаны снять и каяться за что-то там перед Рамзаном Ахматычем. Премьер турецкий, правда, успел параллельно побухтеть, что извинения извинениями, а Су оплачивать не будем, но это и понятно — для внутреннего пользования бухтеж. У нас премьер с Президентом тоже не всегда одно и то же говорят…

С помидорами и прочей зеленью мы с турками, конечно, не сильно проиграли: они нашли, куда сбыть, мы — где других взять. А вот курортный их бизнес и двух месяцев без нашего наполнения не проскрипел: взмолился о пощаде.

То есть такая новость, что круче было бы только разверни вдруг Слуцкий самолет, на котором наши продульщики возвращались, попрыгай наши хлопцы с этого самолета назад во Францию на парашютах и выиграй у всех этих исландцев с прочими со счетом 100:0.

И то вряд ли, извинения Эрдогана в разы круче.

Я, между прочим, не ёрничаю. Произошло нечто, о чем мы даже мечтать не могли: Владимир Владимирович «нагнул-таки» Реджепа Тайиповича. И «нагнул» блестяще. Хладнокровно. Проведя сначала болевой — помидорами не отделаетесь, а следом и удушающий — хрен вам, а не наших туристов!.. С помидорами и прочей зеленью мы с турками, конечно, не сильно проиграли: они нашли, куда сбыть, мы — где других взять. А вот курортный их бизнес и двух месяцев без нашего наполнения не проскрипел: взмолился о пощаде. И то, подсчитано же уже: российская доля в их пляжных доходах в полтора раза больше всей остальной совокупно-мировой. И эти санкции сработали. Усугубленные тем простым обстоятельством, что Эрдоган этот и сам хорош: столько уже палок перегнул и так всех достал, что никомушеньки кроме нас больше нафиг не нужен.

И уж не знаю, как и с какими оговорками, но с Турцией мы, похоже, снова задружимся. И, сдается мне, еще нынешним летом жители наших доходных северов и остальные, кто сдюжит валютой по нынешним ценам затариться (поверьте, это я не злословлю, это я элементарно завидую) успеют еще потусить в тамошних Антальях. Потому что Крым, конечно, наш, но Крым, он для немножко другой ценовой категории отдыхающих: для тех, кто Анталий не видел. И в данной ситуации действия нашего Президента могут вызывать исключительно восторг и гордость. И вызывают.

Если бы не парочка маленьких «но»…

Первое. Вот я сижу пишу, а Инет сообщает, что в аэропорте имени Ататюрка снова взорвали (ключевое — снова). И снова десятки погибших и полторы сотни пострадавших. Среди которых и наши. И чем, спрашивается, эта Турция безопасней Египта, в который и без предупреждений государства теперь уже практически никто ни ногой?

И второе… Есть у братьев Стругацких замечательная повесть-притча о дружбе и недружбе. Так прямо и называется. Герой ее — заболевший мальчик, которому приснилось, что он должен отправиться спасать попавшего в беду друга. А дальше приключения. Мальчик всякий раз оказывается перед парой дверей, на которых надписи: то для смелых и не очень, то для умных и не слишком. То есть вечный выбор. И выбирать, разумеется, надо ту, которая для смелых и для умных, не то снова в свою же комнату попадаешь, к разбитому, так сказать, корыту. А проводником и наставником мальчику служит прихваченный радиоприемник «Спидола» (Спидлец, называет его мальчик), из которого то и дело звучит мобилизующая дух и волю песенка «Юный барабанщик». Вам ничего не напоминает? Мне тоже… А вот название этой повести почему-то очень напомнило о том, что у нас в последнее время творится с этой самой Турцией. То мы не разлей вода, а то эти самые турки — уже главный наш враг. А теперь получается, я-больше-не-буду и мирись-мирись-никогда-не-дерись, так, что ли?

Понятно, что это обычный интеллигентский гундеж… «Нагнул» же нацлидер зарвавшегося, чего еще-то желать, да? Но понятно ведь и то, что дружба «нагнутого» с «нагнувшим» как-то по-другому называется. И тут еще один оксюморон напрашивается: заклятые друзья. Что-то вроде двух хулиганов, от которых во дворе все-все-все отвернулись и которым кроме как дружка к дружке больше и не к кому. Притом что буквально накануне оба вопили, что мокрого места друг от дружки не оставят. И вдруг который послабее на весь же двор орет: «Ладно, хорош, был неправ, не на того тянул, проставляюсь!» И садятся они вдвоем на лавочку и пиво до поздней ночи «глушат». Под гробовое молчание за окнами.

Вопросов, повторяю, нет: «нагнул» наш ихнего. «Нагнул» показательно и небывало. А мне все равно грустно. Геополитически, если можно так выразиться, грустно от того, что на текущем историческом этапе мы будем снова дружить с Турцией. Не с Украиной. Не с Грузией. Не с гейропейцами и пиндосами, с которыми у нас хотя бы культурная почва идентичная — христиане все-таки (несмотря даже на то, что наше православие со всеми мировыми православиями как-то незаметно, но ощутимо перессорилось), но которых вовек не прогнуть, и даже признано недавно: Америка единственная сверхдержава… А с Турцией, больше чем с которой мы, похоже, ни с кем в истории и не воевали. А теперь будем опять дружить. Как дружим с Северной Кореей, с которой у нас ну ничегошеньки общего, кроме разве Виктора Цоя… Как дружим зачем-то с Угандой, о которой я только три слова и знаю: каннибал Иди Амин… Как навязываемся со своей дружбой Китаю, который вообще ни с кем никогда дружить не собирался, не собирается и вряд ли когда соберется. Я даже не уверен в том, что у них иероглиф такой имеется: дружить-с-некитайцами…

А потому что с кем нам еще-то? Когда выбора не остается, ешь, что дают.

А возрождения этой добрососедской дружбы мы хотели. Очень. Иначе не диктовали бы им беспрерывно и попараграфно условий принятия нами их жалких извинений. В факте которых убеждаем теперь сами себя и всю планету едва ли не упорней самих турок…

У братьев Коэнов есть забавный фильм «После прочтения сжечь». Черная комедия положений про кучу придурков и пытающееся сохранить лицо ЦРУ. Заканчивается он сакраментальным вопросом главы этого ведомства: «Чему же все это нас научило?» И его же ответом: «Наверное, мы усвоили, что больше так делать не надо».

Так вот: чему учит нас эта история?.. А учит она нас, на мой унылый взгляд, лишь тому, что рано или поздно все Эрдоганы извиняются. Как минимум — за сбитый самолет

Материалы по теме
Закрыть