Пятница, 24 мая
Общество

Вания величия

Почему из Ивана Меркушкина не получился успешный бизнесмен и нефтяной магнати при чем тут «футбольная зависимость»

Мартин Скорцезев

«За горами, за лесами, за широкими морями, не на небе — ​на земле жил старик в одном селе. У старинушки три сына: старший умный был детина, средний сын и так и сяк, младший вовсе был дурак», — ​написал еще в 1830-х годах сказку «Конек-Горбунок» Петр Ершов. Ее сюжет заковырист. Но именно младший, Иван  окажется самым успешным из братьев. В случае с Меркушкиными «правило Ершова» не сработало. Как ни старался Николай Иванович и прочие Александр Иванович и Ефим Иванович, а из младшего, Ивана, не получилось успешного бизнесмена. Хотя все предпосылки для этого ими были созданы.

Иван Меркушкин — годы идут, а привычки не меняются… Фото: Столица С

Иван

Иван Иванович Меркушкин появился на свет в семье Ивана Яковлевича и Марии Максимовны в Международный день трудоголика — ​5 июля 1960 года. Можно сказать, что Небеса отчасти посмеялись над Иваном. Ведь трудоголик из него — как из Натальи Калитиной журналист-расследователь. Июль 1960-го в истории человечества отметился страшными и познавательными событиями. Над Баренцевом морем советский истребитель МиГ‑19 сбил американский самолет-разведчик ERB‑47H Stratojet. Выжили двое из шести членов экипажа. В Монголии приняли новую Конституцию. Советский Союз запустил «Спутник‑5-1» с подопытными собаками Чайкой и Лисичкой. На 19-й секунде полета у ракеты-носителя разрушился боковой блок первой ступени, в результате чего она упала и взорвалась. Животные погибли. И, наконец, футбольная сборная СССР стала чемпионом Европы, одолев в финале югославов со счетом 2:1. И это о многом говорит. Ведь, по словам друзей Ивана Меркушкина, он до сих пор любит игру в мяч. И даже в свое время отдал в футбольную секцию своего сына. Правда, футболиста из него не получилось. И всю свою удаль молодой человек реализовал в бизнесе.

А Иван Иванович рос и мужал на просторах инсарского поселка Новые Верхиссы, весело пиная мячик и приучаясь к непростому крестьянскому труду. Особым прилежанием в учебе он не отличался. Звезд с неба не хватал. Карьерных устремлений у Ивана тоже особо не наблюдалось. И кто знает, кем бы он стал, если бы родной дядя, герой Великой Отечественной вой­ны Григорий Яковлевич Меркушкин не вытащил своих племяшей Александра, Николая, Зинаиду и прочих из инсарской грязи в престижнейший мордовский вуз. Тут-то у них «карта и поперла».

Можно сказать, что данный мужчина садился не свои сани, занимаясь заправками. Фото: Столица С

«Король» бензоколонки

История ОАО «Мордовнефтепродукт» корнями уходит в Советский Союз, когда государство создало в каждом регионе систему доставки, хранения и торговли горюче-смазочными материалами. В Магадане это был, например, «Колыманефтепродукт». Районные нефтебазы обслуживали сельское хозяйство — ​колхозы и совхозы, а на городских АЗС заправлялись «жигули», «москвичи» и «запорожцы» строителей коммунизма.

В ноябре 1992 года в соответствии с указом президента-разрушителя Бориса Ельцина № 1403 «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения» «Мордовнефтепродукт» под номером 216 вошел в перечень предприятий, пакеты акций которых передаются госпредприятию «Роснефть». Но, как покажут дальнейшие события, судьба «пронесла» «Мордовнефтепродукт» мимо созданной в 1992 году «Роснефти».

Примерно в это время Иван Меркушкин перебрался поближе к центру Саранска и впервые в жизни попробовал свои силы в малом бизнесе. В июне 1993-го по адресу Федосеенко, 13, на паях с будущим министром культуры Мордовии и мошенником Анатолием Чушкиным и еще одной очень влиятельной в мире спорта персоной Иван Иваныч зарегистрировал товарищество с ограниченной ответственностью «Конкор-АВИ». Но кооператора из Ивана не получилось. Бизнес элементарно не пошел, так как административный ресурс «меркушат» еще не набрал нужной силы. Но сладкое бензиновое будущее Меркушкина-младшего и бюджетные «закрома» были уже не за горами.

В сентябре 1995-го «Мордовнефтепродукт» стал акционерным обществом, 66,71 % акций которого находились в федеральной собственности, а 30 % у Госкомимущества Мордовии. И совсем немного перепало труженикам предприятия. За ваучеры. Тогда Иван Иванович даже «рядом не валялся» с «Мордовнефтепродуктом». Ведь еще был жив депутат горсовета и основатель ассоциации «XXX век» Олег Еникеев… А где именно тогда «валялся» Меркушкин-младший, мог бы поведать бывший вплоть до 90-х годов генеральным директором «Мордовнефтепродукта» Иван Пикулин, которого затем сменил Виктор Коротков. Именно Коротков в 2004-м дослужился до звания президента ОАО «Мордовнефтепродукт»!

Несмотря на то что львиная доля акций компании еще долгое время оставалась в федеральной собственности, организацией уже безраздельно «правил» Иван Меркушкин, поставленный в середине 90-х влиятельной семьей снимать «сливки» с потоков бензина и битума. Дизельное топливо было «ключом» от сельского хозяйства. Через поставки в долг ГСМ, удобрений и семян Николай Меркушкин и его верные «созидатели» брали в кабалу не только отдельно взятые хозяйства, но и целые отрасли народного хозяйства Мордовии. Примерно в это время Ивану при пока не известных «Столице С» обстоятельствах перепала аж треть акций «Мордовнефтепродукта», которые находились в собственности Мордовии. На просторах Интернета не осталось ни «следов» от цены «сделки», ни сведений о других участниках аукциона. Но ясно, что Николай делал из младшего, Ивана, нефтяного магната Мордовии. Ведь старший брат, Александр, к тому времени уже вовсю осваивал строительный рынок республики.

«Лукойла», «Татнефти», «Башнефти» и уж тем более «Газпромнефти» на розничном рынке Мордовии тогда еще не наблюдалось. Николай Меркушкин и его родня предпочитали «доить» регион‑13 без какой-либо конкуренции. Ведь интересы семьи превыше всего! И потому жилье от Александра Меркушкина было самым дорогим в Поволжье. Как и бензин от Ивана Меркушкина.

Талант

Мужчина прославился после резонансного ДТП. Фото: Столица С

Об управленческих талантах Ивана Меркушкина в Мордовии ходили легенды. И это не только рассказы про то, как Иван Иванович легким движением рук менял тесный двубортный костюм на футбольную форму и бутсы. Одна из баек гласила, что задолго до появления на кнопочных телефонах Интернета Иван Меркушкин ввел в словарь подчиненных слова «мажор» и «забивать». Ведь, по сути, основной страстью Ивана был футбол. И потому «Мордовнефтепродукт» душевно финансировал одноименную футбольную дружину, выступавшую в чемпионате республики. А Иван Иванович, само собой, слыл в ней главным заводилой и забивалой. Иначе и быть не могло.

Убедительные победы иногда обмывались прямо на кромке поля. Если же накрапывал дождь, то в раздевалке или в бане. Говорят, что охрана стадиона «Старт» после матчей с участием «Мордовнефтепродукта» не закрывала ворота, чтобы служебный «Мерседес S-класс» мог беспрепятственно сгонять за очередным ящиком водки.

Увлечения Ивана Меркушкина футболом, бассейном и прочими дворцами спорта косвенно сказывались на качестве топлива «Мордовнефтепродукта». Помимо повального дефицита «горючки» в стране, тут были и чисто экономические причины. Организациям с хромающей платежной дисциплиной нефтедобывающие компании старались не поставлять топливо.

Например, в решении местного антимонопольного комитета образца 2008 года по факту сговора на предмет завышения цен на ГСМ можно найти почти весь список поставщиков «Мордовнефтепродукта». Среди них есть и известные фирмы. Например, прилегший под ЮКОС «Пензанефтепродукт» и трейдер «Оптан-Саранск». А есть организации помельче: «Аспек», «Кв Ойл», «К Гексаком», «Космос Групп», «Нефтехим», «Нефтяная инвестиционная компания», «Нефтьинвестмаркет», «Регион-СК», «Руссойл», «Синтез Петролиум», «Транзит»… Неудивительно, что качество нефтяных дистиллятов, которые «Мордовнефтепродукт» предлагал своим клиентам, было не очень.

Вплоть до 2010-го на долю «Мордовнефтепродукта» приходилось примерно 70 процентов (60 тыс. тонн в год) регионального рынка розничной торговли ГСМ и 20–25 % оптового рынка, а всего «Мордовнефтепродукт» продавал порядка 100–120 тыс. тонн продукции в год! Например, за 2007 год и 2008-й фирма выручила 818 и 896 млн рублей, показав при этом чистую прибыль всего-то 797 тыс. рублей. Центральным офисом организации служил дореволюционный особнячок по ул. Советской, 9. Хотя последний почтовый адрес организации значится как Нижний Новгород, ул. Ошарская, 77. Хозяйство состояло из 17 АЗС и 11 нефтебаз от Ардатова до Зубовой Поляны!

Не забывал Иван Иваныч и о будущем своих детей, время от времени «выдавая» стартапы вроде ЗАО «Тэксар» и некоммерческого партнерствв «Футбол без границ». В апреле 2002-го «Мордовнефтепродукт» учредил ЗАО «Торговый дом «Регион-Центр» с неслыханным тогда по размеру уставным капиталом — ​2 миллиона рублей! От этого ЗАО и берет свое начало бизнес детей Ивана Меркушкина — ​Андрея и Константина — ​под названием ООО «Торговый дом «Регион Центр». До последних дней своего существования «Мордовнефтепродукт» активно «создавал» новые юрлица, заливая их деньгами. В мае 2012-го, когда «Мордовнефтепродукт» уже банкротился, в далеком от Саранска Воронеже «исчезло» ОАО «АЗК», в которое было вложено от 200 до 400 млн рублей.

Игроки топливного рынка

В разное время виды на лакомый кусок мордовской сети АЗС и нефтебаз, которая была монополистом в Мордовии, имели как производители бензина вроде «Лукойл-Волганефтепродукта», так и финансовые перекупы из Москвы и представители мордовской организованной преступности.

Удача улыбнулась «Лукойл-Волганефтепродукту», который на 2003 год купил у государства 25 процентов акций «Мордовнефтепродукта» и «мечтал» об оставшихся 75.

Тогдашний директор «Лукойл-Волганефтепродукта» Воробьев называл среди потенциальных претендентов на «Мордовнефтепродукт» ЮКОС, а также «некие финансовые структуры», целью которых являлась дальнейшая перепродажа акций. Вероятно, имелись в виду структуры «Альфа Банка». Еще Воробьев, не называя фамилии Меркушкина, напомнил, что 30 процентов «Мордовнефтепродукта» принадлежат одному из менеджеров этой компании.

В 2004-м Приволжское межрегиональное отделение Российского фонда федерального имущества повторно выставило на аукцион 38 процентов госпакета акций «Мордовнефтепродукта». А это 417 338 обыкновенных акций по рублю за штуку и с начальной ценой 10,9 миллиона. «Лукойл-Волганефтепродукт» собирался купить этот пакет за миллион долларов.

В общем, «игры» с приватизацией пакетов федеральных акций «Мордовнефтепродукта» завершились тем, что в октябре 2009-го 74,4 процента компании отошли «Альфа Банку». Совет директоров «Мордовнефтепродукта» того времени состоял сплошь из тех, кто даже не подозревал о существовании Атемара. Или даже атемарской разведки. Это Денис Избрехт, Петр Ловчиновский, Роберт Топкаев, Игорь Шавров, Тагир Ситдеков. Их разбавляли Николай Петрушкин и Юрий Ширманкин, которые, как показали дальнейшие события, были бессильны что-либо противопоставить москвичам. Им оставалось только наблюдать за тем, как федералы добивали «Мордовнефтепродукт».

2009-й — ​год «великого» перелома для «Мордовнефтепродукта». Организация показала 367 млн рублей выручки, 87,4 млн рублей чистого убытка и «ушла» в банкротство. Примечательно, что основные кредиторские требования к компании предъявил кипрский офшор «Мунтанер Трейдинг Лимитед», давший в долг «Мордовнефтепродукту» две годовые выручки — ​651 (!) млн рублей, или 20 млн американских долларов.

Как ни доказывали в 2010–2011 г г. в нижегородском арбитражном суде другие кредиторы и сменившая Короткова на посту директора «Мордовнефтепродукта» Елена Сюбаева, что долг кипрскому офшору — ​чистой воды фикция, все оказалось напрасно. При этом тот же самый офшор предъявил точно такое же требование и к другой организации. Но уже в суде Санкт-Петербурга. Ходят слухи, что к банкротству «Мордовнефтепродукта» хотели было подступиться молодые и не разобравшиеся на тот момент «кто есть кто» сотрудники МВД по РМ, чтобы пресечь коррупционное безобразие. Но милиционеры в возрасте, уже определившиеся в своем коммерческом мировоззрении, дали им линейкой по рукам, скомандовав: «Стоп игра!» А заодно попросили их принести материалы проверки. На изучение. Говорят, что изучают до сих пор…

Чтобы банкротство «Мордовнефтепродукта» шло как по маслу, акционеры сменили директора Сюбаеву на более сговорчивого Александра Чернеченко. И 10 сентября 2014 года «Мордовнефтепродукт» был ликвидирован. Компания всего-то 4 дня недотянула до своего 19-летия.

Если бы в 2000-х «Мордовнефтепродуктом» рулил не впавший в «футбольную зависимость» Иван Иванович, а более толковый менеджер, судьба фирмы могла сложиться иначе. И пакет семейных акций стоил бы не 1 миллион долларов, а 10–15. Вполне возможно, что сейчас эти акции тоже бы «достались» Раисе Тутуркиной или Ирине Андрюшкиной, к которым у мордовских правоохранителей по-прежнему нет вопросов. Будем надеяться, что пока нет.

Несмотря на то что Иван Меркушкин своими «талантами» нанес семье удар под дых, а то и пониже, сам он не пропал. Так, например, только с одной известной компании он в 2021 году получил 2 миллиона 855 тысяч 964 рубля. Так что на хлеб с маслом Ивану уже хватает. Но он живет на большие деньги. Говорят, что он любит занимать огромные суммы у знакомых бизнесменов. И ходят слухи, что не всегда их возвращает, прикрываясь Николаем Меркушкиным.

«Нижегородснаб»

В 2003 году была создана и вполне успешно отработала до своей ликвидации в январе 2018-го «Мордовская топливная компания», она же — ​«Нижегородснаб». Сначала организацию прописали в Саранске — ​в правительственном здании на Коммунистической, 33/2, в кабинете 606, а затем в Нижнем Новгороде на ул. Яблоневой, 14а. С 2009 года по 2012-й ее учредителями были Иван и Андрей Меркушкины. Отец и сын. Недолгое время, с 2007 года по 2011-й, в ней директорствовал лично Иван Иванович. В 2011-м его сменил бывший баскетболист саранского «Рускона» Дмитрий Глебов. Эту команду, как известно, холил и лелеял Алексей Меркушкин.

Ежегодная выручка фирмы начиная с 2005-го составляла 120–150 млн рублей. При этом в истории компании был всего один — ​2006 год, когда «Нижегородснаб» получил 4 млн рублей прибыли. В остальное время фирма показывала убытки. Например, в последний год директорства Ивана Ивановича ООО при выручке 78,6 млн рублей показало… 41 млн рублей убытка. Что до боли напоминает предсмертные «судороги» «Мордовнефтепродукта». Надо полагать, что Иван Меркушкин так и не смог избавиться от «футбольной зависимости».

Несостоявшийся строитель

В апреле 2011-го Иван Меркушкин попробовал себя в строительстве. Для этого по адресу «Мордовской топливной компании» на паях с сыном Андреем и малоизвестными Равилем Матеевым и Олегом Долговым было зарегистрировано ООО «Мордовская строительная компания». Но и тут ничего путного возвести не удалось. Показав два года выручку на 10–15 млн рублей, фирма, наделав долгов перед Госкомимуществом РМ и ОАО «Республиканский центр спортивной подготовки сборных команд», обанкротилась. Не возродился из пепла и «Феникс-М», который Иван Иванович учредил в феврале 2015-го. Он «прогорел» уже в 2017-м.

Саранск — ​город нефтяников

Но не стоит думать, что в этой истории все так печально. Приближаясь к банкротству, «Мордовнефтепродукт» дал «жизнь» и бизнес младшим «меркушатам». Все-таки слава добытчиков нефти не давала семейке покоя.

Например, в марте и апреле 2005-го появились ООО «Саранскстройнефть» и «Саранскнефть». Поначалу собственных активов у фирм не было. И поднимались они на возможностях «Мордовнефтепродукта». «Саранскстройнефть» с 2006 года по декабрь 2012-го возглавлял племянник Ивана Ивановича и будущий вице-премьер Алексей Меркушкин. Он же на 45 процентов выступал соучредителем «Саранскстройнефти». Потом целый 2013 год директором трудилась Елена Калитина-Меркушкина. Так что теперь точно известно, что у дочери Натальи Калитиной есть практический опыт руководства хранением и складированием нефти и продуктов ее переработки. В 2013-м Калитина сделала для семейного бизнеса выручку в 43 млн рублей, получив 7,7 миллиона прибыли. Ах, совсем не зря мудрый Николай Иванович записывал бизнес-активы на женщин! В конце 2013-го «Саранскнефть» и «Саранскстройнефть» «слились» в ООО «Терминал». Эта фирма при тех же учредителях выручала по 50–70 млн рублей ежегодно и «скопила» активов на четверть миллиарда рублей. Сейчас ее банкротят.

Бизнесмена из Ивана Ивановича не получилось… Фото: Столица С

«Топливная компания»

Но и это далеко не все «осколки» «Мордовнефтепродукта». 28 февраля 2011 года появилось ООО «Топливная компания». Учредителями организации до 2015–2016 гг. выступали, например, Валентина Андрюшкина, ее племянничек Алексей Меркушкин и его кореша Евгений Шкляев и Александр Муравьев. «Топливная компания» являлась собственником части активов «Мордовнефтепродукта» балансовой стоимостью под 200 млн рублей, скорее всего полученных в счет долгов и акций Иван Иваныча. «Топливная компания» тоже неплохо отработала на своих хозяев, но уже без Ивана Меркушкина. С 2013 года ее ежегодная выручка составляла по 50–70 млн рублей, а прибыль тоже по 50–70 млн рублей ежегодно. Но любой «жуликоватый» бизнес цикличен. В августе 2021 года пришло время банкротить и «Топливную компанию».

Сейчас сеть АЗС и земельных участков «Топливной компании» готовится к продаже и последующему возрождению. Вот только под чьим флагом?!

Шикануть на красный сигнал светофора — это так по-меркушкински. Фото: Столица С

А вот Иван Иванович продолжает вести экстремальный образ жизни. Например, только в 2023 году он на своем «Мерседесе-Бенце MЛ 350 4 MАТИС» с блатным номером «007» 35 раз нарушал правила дорожного движения! В том числе — ​проезжал на красный сигнал светофора! Оно и верно. ПДД пишутся для рабов, а Иван Иванович — ​хозяин жизни, любитель футбола и отец выдающихся детей. Главное, чтобы однажды, когда Иван вздумает опять мчаться на красный свет, ему не повстречался на пути армейский БТР. Тогда мужчина рискует надолго оказаться в плохом настроении и плохом самочувствии. Пока же Меркушкина-младшего стоит опасаться нам — ​простым жителям Саранска.

Материалы по теме
Закрыть