Суббота, 18 мая
Общество

«Наша служба — это любовь к Родине, самопожертвование и полная самоотдача!»

Подполковник ФСБ Сергей Козлов — о жизненном пути и своей профессии

20 декабря сотрудники органов госбезопасности отмечают профессиональный праздник. 50-летний подполковник ФСБ в отставке Сергей Козлов 32 года своей жизни посвятил защите интересов нашего государства. Награжден орденом Мужества, медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени и «За отвагу». Как офицер вступал в контактный бой с боевиками? Благодаря чему выжил после того, как в его руках сработал запал гранаты? Как он играл роль телохранителя мордовского наркобарона? Ответы узнала Екатерина Смирнова.

Сергей Козлов: «Хочу и в дальнейшем приносить пользу нашему государству…» Фото: Данила Назаров I Столица С

Будущий офицер родился в азербайджанском городе Кировабад. Его отец был военным летчиком, принимал участие в военном конфликте в Афганистане. «Я с детства хотел служить Родине, — ​признается Сергей Козлов. — ​Этому способствовали пример отца и окружающая обстановка. В нашем городе располагались воздушно-десантная, военно-транспортная и мотострелковая дивизии Советской армии. Мы жили в домах офицерского состава — ​ДОСах. Мимо часто шагали десантники — ​бравые, подтянутые, в тельняшках и голубых беретах… Я подражал им — ​увивался за строем, маршировал как мог… Взрослые улыбались: «Точно десантником будет!»

После жаркого Азербайджана Козловы переехали на Крайний Север — ​в якутский поселок Тикси. Там Сергей пошел в школу. Он до сих пор вспоминает красоту местной природы — ​полярные ночи, северное сияние, удивительные пейзажи тундры, снежные бури… Летом детей военнослужащих на самолете доставляли на большую землю — ​в Москву, откуда бабушки и дедушки забирали их по всему Советскому Союзу на школьные каникулы. Сергей гостил у родителей отца в Саранске и в Полтавской области Украины, где проживали мамины родственники. Дедушки нашего собеседника принимали участие в Великой Отечественной войне. Бабушка пережила немецкую оккупацию, находясь на украинской территории. На их воспоминаниях воспитывался внук. «Дедушку по отцовской линии призвали на войну летом 1941 года, он служил водителем-артиллеристом в Белоруссии, — ​говорит Сергей Козлов. — ​Однажды во время боя закончились боеприпасы. Он поехал на машине-полуторке на склад. И тут фашисты прорвали оборону. На обратном пути дед попал под танковый обстрел. Получил ранение, потерял сознание и оказался в плену. Он встретил жителя Дубенского района. Земляки совершили побег — ​напали на часового, забрали его винтовку и убежали в лес. Спустя несколько дней вышли к деревне. Дед стал участником партизанского отряда, в котором находился до освобождения Белоруссии в 1944 году. Мамин отец был танкистом. Чтобы уйти на войну, «приписал» себе лишний год. Несколько лет назад на сайте «Память народа» нашел его наградной лист… Бабушка пережила немецкую оккупацию в возрасте 15 лет. Одну из ее сестер угнали на работы в Германию. Вернулась в 1945 году исхудавшая, обессилевшая. Ее долго выхаживали. Вторая сестра бабушки помогала партизанам — ​носила им еду. В это время территория села была занята немецкими военными. Когда восхищался стойкостью и смелостью своих родственников, бабушка спокойно замечала: «Ничего особенного! Весь народ воевал. Каждый делал что мог». Для их поколения война была страшной трагедией…»

А еще Сергей Козлов любил слушать беседы отца с боевыми товарищами. Офицеры обсуждали вой­ну в Афганистане, выполнение заданий, героизм и гибель товарищей. Парнишка мечтал быть похожим на них. «По вечерам листал летную книжку папы, где были указаны города Кабул, Кандагар и Герат, и у меня замирало сердце», — ​признается собеседник. Школу он окончил уже в Саранске, куда в 1987 году семья вернулась после выхода отца на пенсию. Спустя два года завершилась Афганская война. Юноша хотел продолжить путь отца и стать боевым летчиком. Но в летное училище поступить не удалось: забраковала медицинская комиссия… Сергей любил смотреть фильмы про Афганистан. Один из них оказался судьбоносным. Там рассказывалось о десантниках-саперах, которые сопровождали колонны, вступали в бой, обезвреживали фугасы. В декабре 1991 года он был призван в армию и оказался в воздушно-десантных войс­ках. С первых дней службы изъявил желание служить в инженерно-саперной роте. В 1992 году волею судьбы после окончания учебки продолжил службу в родном Кировабаде. Это было непростое время для всей страны — ​распался Советский Союз. Военную часть перевели в Ульяновск. После демобилизации Сергей вернулся в Саранск. Встал вопрос: где работать дальше? «Было сильное желание продолжить службу и приносить пользу Родине, — ​признается он. — ​В это время в Мордовии формировался отряд милиции особого назначения, отбор был строгий, меня взяли без лишних испытаний. В итоге оказался в группе саперов — ​начинал с должности взрывотехника…» Работы в Саранске хватало. Город наводнили бандитские боеприпасы. В 1995 году омоновцы отправились на Северный Кавказ. Началась Первая чеченская военная кампания. «Мы ежедневно минировали и разминировали различные территории, уничтожали неразорвавшиеся боеприпасы, — ​говорит Козлов. — ​Первая боевая командировка — ​как первая любовь! Мы молодые, кровь кипит, энергии много… Я убедился в правильности выбора профессии». Козлов получил медаль «За отвагу». Спустя год ему вручили орден Мужества за участие в вооруженных столкновениях с боевиками. «Мы охраняли ретранслятор, обеспечивавший связь Грозного с Москвой, — ​продолжает подполковник. — ​Во время командировки были сильные туманы. За несколько дней до нашего отъезда небо впервые просветлело — ​показались звезды. В эту ночь произошло нападение боевиков. Они атаковали нас с трех сторон. Завязался бой. В мою сторону прозвучал выстрел из подствольного гранатомета — ​осколок попал в спину. Поначалу даже не понял, что произошло. Занял позицию и продолжал отстреливаться. Постепенно стала отказывать рука. Когда все стихло, приступил к разминированию неразорвавшихся боеприпасов. В ходе этого 30-минутного боя погибли два солдата внутренних войск. Трое из нашего подразделения получили ранения. Уже в госпитале узнал, что осколок застрял у меня в ребре…»

В Чечне произошел другой опасный эпизод. Козлов вместе с товарищами разместили «сигнальные» гранаты-растяжки рядом с местом дислокации. Во время очередной проверки минного поля и замены сработавших растяжек услышал характерный щелчок. «До сих пор помню мысленный разговор с самим собой. «Что случилось?» — ​«Сработал запал». — «Кидай гранату!» — ​«Нет смысла, она уже привязана к дереву». — «Тогда беги!» Но ноги стали ватными. «Разворачивайся, беги!» — ​скомандовал внутренний голос. Сделал три шага, и тот же внутренний голос сказал: «Ложись!» Я упал на землю, и спустя мгновение раздался взрыв. Осколки пролетели надо мной…»

…Первая боевая командировка — как первая любовь! Мы молодые, кровь кипит, энергии много… Я убедился в правильности выбора профессии…

На счету Козлова 10 командировок в Чечню. В общей сложности он провел на территории Кавказа около двух лет. Все это время его в Саранске ждала семья. «Помню, когда уезжал, дочка еще только ползала. Вернулся — ​уже бежит мне навстречу, — ​рассказывает офицер. — ​С одной стороны, жаль, что не был в такие важные моменты с семьей. Но с другой — ​понимаю, ради кого рисковал жизнью». В 2000 году Козлов перешел из ОМОНа в СОБР. Спустя 5 лет принял предложение трудоустроиться в региональное УФСБ. Там было создано подразделение спецназначения. В 2011 году стал его руководителем. «В чем польза спецназа ФСБ для общества?» — ​спросила журналист. «Огромная! На него возложена важная задача по борьбе с терроризмом, — ​отвечает Козлов. — ​Все мы помним захват заложников в Беслане и московском Театральном центре на Дубровке. В их спасении были задействованы сотрудники центра специального назначения ФСБ России «Альфа», «Вымпел» и другие подразделения. Они мужественно проявили себя в Чечне и Дагестане. Спецназовец — ​это в большей степени состояние души, а также профессиональные навыки и знания! Как бы пафосно ни звучало, но без настоящей любви к Родине ничего не получится! Наша служба — ​это самопожертвование и полная самоотдача!» Все задержания по линии УФСБ проходят при участии спецназа. Важно просчитать все до мелочей, ​чтобы злоумышленник не успел скрыться и не уничтожил улики. Бывают «хрестоматийные» спецоперации. Одна из них проходила в Мордовии накануне чемпионата мира по футболу. Группа опытных «сидельцев» планировала распространить в Саранске 1 килограмм кокаина. В качестве «покупателей» выступили сотрудники УФСБ. «Начальник оперативного отдела играл роль наркобарона, а мне доверили быть его водителем-телохранителем, — ​рассказывает Козлов. — ​Подобрали соответствующий «антураж»: надели золотые цепи и кольца. Коллега даже завязал волосы в хвостик. Научились блатному сленгу и переживали только об одном — ​лишь бы во время операции по привычке не сказать: «Есть!» и «Так точно!» В назначенный день приехали заключать «сделку» на внедорожнике «Лэнд-Крузер». Пока коллега беседовал с бандитами, я делал скучающий вид, но на самом деле напряженно оценивал обстановку. Получив неопровержимые доказательства сбыта наркотиков, группа захвата провела задержание. Наркоторговцы были сильно удивлены нашему перевоплощению…»

Подполковник признается, что спецназ — ​это служба 24/7. Телефон не выключается ни ночью, ни в выходные, ни во время отпуска. Надо быть постоянно на связи, ведь помощь может потребоваться коллегам в любой момент. «Свободное время дома называл «восстановлением боеспособности», — ​улыбается Козлов. — ​За последние два года удалось прочитать романы «Анна Каренина» Льва Толстого, «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма и «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. В ноябре вышел на пенсию. Еще 5 лет назад боялся этого слова, но теперь воспринимаю его как новый этап жизни». — «Чем займетесь на «гражданке»?» — ​«Я хочу и в дальнейшем приносить пользу нашему государству. Надеюсь, что найду дело по душе…»

Материалы по теме
Закрыть