Понедельник, 27 мая
Общество

«Сериал «Слово Пацана» навеял»

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

«Сериал «Слово Пацана» навеял. Город Тернополь. Жилмассив Дружба. Улица Мира. Мне около 12 лет. Рядом в доме жили два брата. По-моему, сидевшие. Намного старше меня. Какие-то скользкие. Как-то один из них приходит ко мне домой, звонит в дверь и говорит, что у пацанов есть ко мне разговор, — вспоминает в своем ТГ-канале первый спикер Новоросии Олег Царев. — Приглашает поговорить. Мы жили с мамой вдвоем. Мама на работе. Я понимаю, что меня ждёт, но иду. На площадке за домом меня ждёт второй брат и группа — человек шесть. Мне предъявляют, что я излишне самостоятельный и не уважаю двор. После слов переходят к делу — начинают меня бить все вместе. Пытаюсь устоять на ногах и тут слышу свист. И крики: «Стоп, разошлись». Подошли несколько ребят постарше. Дали шпане пару подзатыльников. Развели драку. Спросили, почему все вместе на одного. Не по правилам. Так нельзя.

Говорят, показывая на меня, что если у кого есть, что мне предъявить, то выходят на меня по одному. Братья сразу слились. Но ребятам, что разогнали драку, хотелось шоу, поэтому заставили выходить на меня по-одному по очереди. На четвертом бойце бой остановили — неинтересно. Говорят мне: «Ты здоровый. Давай по двое на тебя одного. Ты не обязан соглашаться. Мы тебя просим». Я понимал, что уже сильно побит и против двоих точно не потяну, но чувствовал к ним благодарность, не мог отказать. От двоих я выхватил по полной. Я борец, борьбой занимался, один на один мог разложить и того, кто старше и сильнее. Но пока я укладывал в партер одного, другой молотил меня безнаказанно. Губы превратились в вареники. Глаза заплыли. Бровь лопнула.
Дожидаться, пока меня окончательно изобьют, ребята не стали. А может просто наскучило. Драку прекратили, пинками разогнав моих противников.

Меня похлопали по плечу, назвали молодцом. Сказали, что я настоящий, а те, кто вышел против меня, шалупень. Взяли меня с собой тусоваться. Поскольку вид у меня был как у сбежавшего из морга, то встречавшимся пацанам рассказывали всю историю. Хвалили меня. Я стоял рядом, пока говорили, и сиял как новая медаль. До сих пор помню тот щенячий восторг от того, что меня приняли к себе. Сделали равным.

Я часто приходил домой с разбитым лицом, но тем вечером маму я своим лицом удивил. Моя уличная жизнь не сложилась. Вернее, тогда и потом еще в паре стычек я отстоял право быть сам по себе, но со старшими больше не пересекался. Олимпиады, соревнования. На лето в село к бабушке и дедушке.

Уже будучи взрослым, один раз встретился с одним из парней, что меня тогда спасали. Я был уже депутат. Мерседес, водитель. Ехал в Польшу в командировку, по дороге заехал в Тернополь. Город детства. Встретил старого знакомого в кафе. Обнялись. Похоже, он отсидел, но не долго. Сильный, тренированный. Весь какой-то собранный. Взгляд цепкий. Смотрит прямо в глаза. Не отводит взгляд, но в то же время следит за всем, что происходит вокруг. Он был рад меня видеть. Я его тоже. Он с юности пошел по той, «уличной» дороге и вот таким стал. Он стал похож на волка. Почему то чувствовалось, что он одиночка и ему непросто.

Я оставил ему свой номер. Мало ли, что случится. Он не позвонил».

Материалы по теме
Закрыть