Вторник, 21 мая
Общество

Зайчик в сморчках

Песня о том, как слились в поцелуе косой со сморщенным.

песня о том, как слились в поцелуе косой со сморщенным

Песня о том, как слились в поцелуе косой со сморщенным.

Пришла большая вода и принесла беду. Затопила поймы, добралась до лесов. Жмутся друг к другу мокрые зайчата на кочках, дрожат на высоких пнях, плывут в погибель на бревнах. А тут лодочка из кусточков — скрип уключин и полный ход. Некрасовский дед Мазай правит на выручку, хватает бедолаг за сырые уши, бросает в мешок. Мир не без добрых людей. И сразу солнышко шире заулыбалось, запели малиновки, выскочил из пучины пожилой лещ и помахал спасенным зайчикам плавником… Я купил у Мазая полтушки, мне больше и не хотелось. А когда вода отошла и лесочек прогрелся, из-под прошлогодней листвы один за другим стали появляться уверенные в себе сморчки. Как интересно выглядывать их, нахмуренных, как приятно тяжелеет в руке корзинка, как заяц обрадуется такому соседству!

Хороша ли зайчатина со сморчками? Скоро выясню.

Заяц — зверь вольный и суетный, наверняка мясо у него жесткое от беготни. Сжимал по жизни мышцы в робости и попробуй его теперь разжевать. Хитростью брать буду, замариную на целую ночь. Для этого у меня четыре луковицы и лимон, черный перец и полголовки крепкого чеснока. Кусок зайчатины граммов семьсот натираю солью, обкладываю кольцами сочного лука и мелко резанным чесноком, посыпаю перцем, поливаю лимонным соком. А чтобы ночевка прошла в полной гармонии, плещу с пиететом сметану через баночный край. Пожамкал мясцо стерильной ручонкой, благословил и сокрыл до утра в холодильник. Зайцу приснятся поля, майское грозовое небо, ливни, росные травы и первые грибы. Он откроет глаза, а грибы здесь уже. Мне как раз ими надо заняться.

Сморчки так ласково пахнут лесными событиями, что взял бы и съел их сырыми, но придется обезопасить себя, чтоб потом не скорбеть желудком. Варю в течение получаса в немного подсоленной воде. Ножки их полые, но упругие. То одна всплывет, то вторая, то возникнет шляпка, будто снятая с волшебного гнома или древнего звездочета. Варись, грибочек, большой и малый, скоро ты обнимешь нежного зайчика, станете выныривать оба два из сметаны…

Намеренно не стал глушить заячий дикий дух особой приправой и душистыми травами, желаю пробовать в чистоте, натуре и откровенности, со всеми его радостями и печалями, с мечтами и жизненными принципами. Укладываю мясо в небольшой казанчик, добавляю для начала водички и еще несколько свежих луковых колец, пусть минут сорок пять все это тушится, наполняя кухню паром заячьих грез. Тут уж смотрю острым глазком, не надо ли подбавить водички, не пора ли убавить огонь… Ваш выход, господа сморчки! Зайчику без вас нестерпимо скучно, он зовет вас песней, кастрюля играет туш! И грибы запрыгивают в наваристый бульон солдатиками, начинается общий танец. Хоть и без сабель, но с изюминкой и задором. Минут через двадцать вливаю сметану. Как густо в их обществе, они уже сталкиваются лбами, задевают друг друга ножками, дело доходит до драки. Пора разнимать, пора выкладывать на тарелочку и слегка украшать майской петрушкой.

Разделяю зайчика на кусочки, он уже изрядно размяк и поддается без всяких волнений. Подлавливаю целенькие сморчки. Нужно, думаю, упомянуть, что грибы вовсе не резал: так они и выглядят роскошней и вкус свой впустую не тратят.

А для полного счастья замешиваю сметанный соус. Тут просто все, пропорции берутся по вкусу: сметана, давленный чеснок, аджика и любая зелень. В моем случаем имел место укроп. Ну здравствуйте, косые и сморщенные лесные братья! Вкусно, полезно и взору, и животу. Наелся и спел голосом Юрия Никулина: «В темно-синем лесу, где трепещут осины…».

Материалы по теме
Закрыть