Вторник, 23 апреля
Культура

«Добро и зло всегда уравновешивают друг друга. И этого не избежать»

Режиссер-постановщик Александр Вельмакин — о своем спектакле «Маленькие трагедии», несовершенстве мира и человеческой душе

Как в критической ситуации оставаться человеком, не потеряв свой нравственный облик? Нужно ли спрашивать с «вечности» или стоит начать с себя? На главные вопросы пытается ответить режиссер-постановщик спектакля «Маленькие трагедии» Александр Вельмакин, премьера которого состоится 6 июня в Русском драматическом театре РМ. Постановка соединила сюжеты «Пира во время чумы», «Моцарта и Сальери», «Скупого рыцаря» и «Каменного гостя». В сценической версии театра предельно обнажена человеческая одержимость деньгами, любовью, изменением вселенского божественного замысла. С Александром Вельмакиным беседовала Елизавета Янькина.

Александр Вельмакин надеется, что «Маленькие трагедии» придутся по душе саранским театралам. Фото: Михаил Коршунов I Столица С

«С»: В Русском драматическом театре вы репетируете «Маленькие трагедии». Почему решили поставить именно этот спектакль?

— Выбор материала время определяет само. Бывает, с тобой случается то, чего ты всю жизнь ждешь. Мы пришли к работе над Александром Пушкиным как-то естественно. И вот когда первый этап поэтического очарования прошел, начался самый сложный и интересный период работы. Оказалось, что пушкинское отчаяние перед временем и несовершенством мира открывается лишь тогда, когда актер проникает в свой внутренний мир. И это состояние длится несколько секунд. Мне нравится наш автор. Он приподнимает меня же над моими минусами, над моей натурой.

«С»: До этого вы сталкивались с «Маленькими трагедиями»?

— Конечно, я видел пару версий спектакля. Смотрел трехсерийный фильм с участием великих актеров Владимира Высоцкого и Иннокентия Смоктуновского. В тот момент я проникся духом этого мира, упаднического и распущенного, который перемалывает человеческие души. Кинокартина оставила неизгладимое впечатление и чистый восторг. А потом, в университете, сам решил поработать над одной из трагедий — «Моцарт и Сальери».

«С»: «Маленькие трагедии» ставили неоднократно. Поэтому есть невольная зависимость от прежних постановок. Как можно избежать этого?

— Если честно, я об этом не задумывался. Когда смотрю чужую историю, то всегда задаюсь вопросом, как бы я это сделал. Если могу ответить, то непременно делаю. В этой постановке мы старались максимально приблизиться к оригиналу. Язык пьесы полностью сохранен. Однако классический сюжет стремились подать под новым углом зрения. Александр Сергеевич не связывал четыре трагедии в целостное произведение, хотя они и были написаны в одно время.

Фото: Михаил Коршунов I Столица С

«С»: Какой сакральный смысл вы вложили в спектакль?

— Иногда мне вспоминается картина французского художника Поля Гогена «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?». Я думаю, что это название близко к теме нашего спектакля. Я бы хотел, чтобы каждый из нас ответил на эти вопросы самостоятельно, посмотрев постановку в театре.

«С»: Публике Александр Сергеевич был известен как острослов, эпиграмщик, задира. Он тяготел к европейской культуре, но при этом его язык был глубоко русским. Сохранили ли вы это в своей постановке?

— Пушкин — гений. В этой постановке мы стараемся максимально погрузиться в автора, как можно ближе дотянуться до него. Насколько это получится, покажет время. Обучаясь в третьем классе, я впервые прочитал его произведение «Руслан и Людмила». Восхищаясь талантом Александра Сергеевича, сочинил поэму. Стихотворное произведение включало 10 страниц и было напечатано в школьной стенной газете.

«С»: Что вложили в основу своего спектакля?

— Однажды я прочитал, что искусство — познание мира. Ставя произведение, я внутренне сам проживал все эти истории. Меня всегда волновали проблемы фатализма, свободы воли… Я сделал вывод, что все не так просто. Если в жизни происходит что-то не так, нужно посмотреть в зеркало и сказать, что во всем виноват ты сам, а не кто-то со стороны…

«С»: Интересно. А можно поподробнее?

— У Александра Сергеевича есть прекрасное стихотворение «Дар напрасный, дар случайный», которое также присутствует в нашей постановке. Мы бы хотели, чтобы, уходя из театра, зрители задавались вопросами: кто я такой? Зачем мы живем в этом мире? Кто дает нам испытания, которые мы проходим всю жизнь? Над этим можно задумываться бесконечно…

Фото: Михаил Коршунов I Столица С

«С»: Легко ли проходила работа над постановкой?

— Материал очень неоднозначный. И сложность прежде всего состоит в том, что в своих произведениях Александр Пушкин смог очень сжато рассказать об очень серьезных вещах. Например, если взять историю Моцарта и Сальери и отдать какому-нибудь драматургу, то он сможет из трех листов «слепить» пятиактную пьесу. Эмоции и чувства героев тяжело проживать за короткий срок. Не остается ни одной минуты, чтобы сделать вздох и дальше продолжить просмотр.

«С»: Кто вам помогал в постановке спектакля?

— Художник-постановщик Ирина Сидоренко, художник по костюмам Юлия Волкова и художник по свету Евгений Виноградов. Они — сотворцы спектакля, собственно говоря, как и артисты. Музыку я не придумывал. Для меня она там как будто уже была.

«С»: Где искали вдохновение?

— В артистах. Они прекрасны (улыбается — «С»). У нас собралась довольно радостная и трудолюбивая компания. Ребята очень стараются. И от этого становится на душе тепло, хочется продолжать работать.

Фото: Михаил Коршунов I Столица С

…В своей постановке я решил использовать пустое пространство, обнажая таким образом человеческую душу. Этот эксперимент, надеюсь, пройдет успешно…

«С»: Как подбирали актеров?

— Со многими был знаком. «Маленькие трагедии» — не первая постановка в Русском драматическом театре. Актеры так стараются, что не дают мне повода передумать. Моцарта играет заслуженный артист РМ Сергей Лопатников. Я с ним работаю не первый раз. Мы понимаем друг друга с полуслова. То же самое могу сказать и об Александре Борзове, исполнителе Сальери. Это одна из самых тяжелых ролей из всей трагедии. Думаю, он справится. Денис Михеев играет Дона Гуана. Побеседовав с ним за закрытыми дверями на довольно личные темы, я быстро нашел точки соприкосновения. Полина Гладкая отлично вжилась в роль Лауры. Точнее, мне даже кажется, она думала, что гораздо ближе к ней, чем есть на самом деле.

«С»: Есть ли какая-то внутренняя связь между вашими жизненными убеждениями и постановкой?

— Да. Может быть, иногда в спектакле есть то, к чему я стремлюсь и чего я еще не достиг в жизни, но хотел бы. И это стремление к идеалу делает меня только сильнее.

«С»: Чем эта постановка отличается от предыдущих?

— В первую очередь авторским почерком. Мне бы очень хотелось, чтобы артисты оказались в центре всей истории и со сцены заявили о себе. В своей постановке я решил использовать пустое пространство, обнажая таким образом человеческую душу. Этот эксперимент, надеюсь, пройдет успешно. В то же время постановка чем-то напоминает древнегреческие трагедии.

«С»: Известно, что Александр Сергеевич учил древнееврейский язык, чтобы читать Ветхий Завет, и хотел, кстати, перевести Книгу Иова. Существует ли здесь некая параллель?

— Перед тем как начать ставить произведение, я узнал о переписке, которая случилась между Александром Сергеевичем и митрополитом Филаретом. Последний был очень обеспокоен состоянием поэта, написавшего стихотворение «Дар напрасный, дар случайный». И стихотворный ответ, в котором было множество библейских мотивов, не заставил себя долго ждать. Письма продолжались… Еще бы я сравнил Моцарта и Сальери с Каином и Авелем…

Фото: Михаил Коршунов I Столица С

«С»: А вы сами читали Ветхий Завет?

— Да. Я православный.

«С»: Именно в «Моцарте и Сальери» звучит один из самых знаменитых вопросов: «Гений и злодейство — две вещи несовместные». Как бы вы ответили на него?

— Гении — это про созидательную историю. Как писал Иосиф Бродский: «В каждой музыке — Бах, в каждом из нас — Бог». Но я бы хотел отметить другой факт. В реальной жизни Сальери не убивал Моцарта. Александр Пушкин невольно обрек великого композитора на порицание со стороны незнающего общества.

«С»: Смысл пьесы «Каменный гость» состоит в том, что нравственные качества и законы всегда пересилят безнравственность и непорядочность. Так ли это на самом деле?

— К сожалению, не всегда. Если бы это было так, то мы бы жили в идеальном мире. В трагедиях герои прикрывают низменные мотивы высокими целями. На самом деле все они одержимы и порочны. Но все равно добро и зло всегда уравновешивают друг друга. И этого не избежать…

«С»: Что станет связующим звеном в вашей постановке?

— Сюжет «Пир во время чумы». В каждой из частей гибнут люди. И пока они не хотят мириться со своей судьбой, праздничное застолье продолжает закручивать свой маховик.

Досье «С»

Александр Сергеевич Вельмакин родился в 1990 году в Саранске. Окончив в 2007 году школу № 39, уехал в Москву. С 2016-го по 2021 год учился в Театральном институте им. Б. Щукина на курсе народного артиста РСФСР Юрия Еремина. С 2019 года работает в Театре на Покровке.

Материалы по теме
Закрыть