Пятница, 19 апреля
Общество

Новое слово о Катыни: «Провокация немцев, расстрелявших поляков, организована по тем же лекалам, что и прошлогодняя провокация в Буче»

Фото: interesnyefakty.org

13 апреля на пленарном заседании Госдумы с заявлением от фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ» выступил Анатолий Вассерман, призвав коллег денонсировать все ранее принятые решения по признанию вины СССР в расстреле польских военных, а также объявить фальшивками документы, состряпанные при Горбачёве Главной военной прокуратурой, якобы взятые из пресловутой «Особой папки».

Вассерман указывает, что провокация немцев, расстрелявших поляков, организована по тем же лекалам, что и прошлогодняя провокация в Буче: для западного уха «Буча» звучит как «батчер» — мясник, тогда как немцы выбрали для пропаганды Катынь (по-польски «кат» — палач), хотя польские захоронения был в Козьих Горах.

Практика секретных дополнений к открытым соглашениям (Пакту Молотова — Риббентропа) известна давно и ничего экстраординарного не представляет. Но документ, обнародованный якобы архивом МИД СССР при Шеварднадзе, явно скопирован с американской якобы копии немецкой фотокопии. Этого достаточно для отмены постановления Съезда народных депутатов СССР № 979-1. Этот документ несостоятелен и по ряду других причин.

Польское правительство в Лондоне, однозначно поддержало нацистскую версию Катынского расстрела, без предварительного изучения материалов. Это признание лежит в основе современной польской политики в отношении России.

В 1990 году Горбачёв подмахнул западную формулировку о вине СССР в расстреле польских военнопленных за гуманитарную помощь и краткосрочные кредиты.

Специально для поляков, к примерно 700 захоронениям в Козьих Горах, были добавлены могилы в районе Медного (Калининская обл.), где были похоронены умершие в госпиталях военные, а также в Пятихатках (Харьковская обл.), где хоронили жертв чисток 1937-38 годов. Полякам было позволено копаться везде, так что они накидали «убойных улик».

Наконец, ни Верховный суд, ни Конституционный суд РФ не приняли к рассмотрению дело о поляках, поскольку «документы» из «Особой папки» носили следы подделки и процесс мог запросто рассыпаться.

Материалы по теме
Закрыть