Воскресенье, 3 марта
Происшествия

«Приговор считаю справедливым! Обжаловать не буду!»

Экс-проректора МГУ им. Ломоносова Алексея Гришина отправили на 4 года в колонию-поселение

Алексей Гришин — ​«хорошист»! Вечером 7 декабря Ленинский райсуд приговорил 47-летнего отца шестерых детей к 4 годам колонии-поселения со штрафом в 600 тысяч рублей. По этой причине консультанта по экономике и финансам ООО «Мордовия девелопмент», учредителя фирмы ТКМ не стали брать под стражу в зале суда. Он скоро отправится на поселение самостоятельно, упаковав чемоданы с нехитрой поклажей. Уроженца Саранска признали виновным в том, что он участвовал в криминальной продаже на баланс республики «Мордовэкспоцентра» по завышенной цене в 271 миллион рублей. При этом мужчина добровольно вернул в бюджет республики в общей сложности 454 миллиона рублей, полностью погасив причиненные ущербы по всем уголовным делам. В отличие от другого сообщника, «махрового отрицалы» Алексея Меркушкина, не заплатившего ни копейки. Подробности — ​в материале Валерия Ярцева.

Алексей Гришин выслушал приговор. И не намерен его обжаловать… Фото: Столица С

Афера

Алексея Гришина задержали в ночь на 5 августа 2020 года в Москве сотрудники Следственного комитета РМ, УЭБиПК республиканского МВД и при силовой поддержке Росгвардии. У доктора экономических наук прошли обыски в поражающем своим великолепием и роскошью «дворце», расположенном в районе Рублевки, столичной квартире и рабочем университетском кабинете.

Как установили сотрудники Следственного комитета России, Алексей Гришин и Алексей Меркушкин с 2015 года по 2019-й являлись бенефициарными владельцами Мордов­промстройбанка (МПСБ). Такими же бенефициарами являлись Татьяна Гришина и председатель совета директоров этой кредитной организации Вячеслав Брыков, который с октября 2017-го служил председателем правления банка. В 2015 году на основании соглашения об отступном, заключенного с Торгово-промышленной палатой РМ, МПСБ получил в собственность имущественный комплекс «Мордовэкспоцентр», расположенный в саранском поселке Ялга. Недвижимое имущество тогда оценили в 54 миллиона 58 тысяч 990 рублей. При этом «Мордовэкспоцентр» не приносил никакой выгоды, а его балансовая стоимость затем была существенно завышена. В итоге, по данным правоохранителей, подельники продали все это имущество за 271 миллион рублей ООО «Корпорация развития РМ», причинив региональному бюджету ущерб в особо крупном размере.

Между тем предварительное расследование в отношении еще одного фигуранта, принимавшего участие в этой грандиозной афере, младшего сына бывшего Главы РМ Алексея Меркушкина продолжается. Он, как «махровый отрицала», по-прежнему не признает свою причастность к криминальной сделке. И не вернул в бюджет ни копеечки. Напомним, что других подельников — ​бывшего руководителя Мордовпромстройбанка Татьяну Гришину, родную сестру Алексея Гришина, мать двоих несовершеннолетних детей, все тот же Ленинский райсуд приговорил к 4,5 года общего режима со штрафом в 700 тысяч рублей. А вот третьего сообщника, экс-депутата Госсобрания РМ Вячеслава Брыкова, «засадили» на аналогичный «общий» срок, наказав рублем в размере 800 тысяч рублей. Оба приговора уже вступили в законную силу, хотя Гришина и Брыков обжаловали их в Верховном суде Мордовии.

Фото: Столица С

Угрозы

Этот громкий, но закрытый от СМИ процесс в отношении Алексея Гришина стартовал 14 сентября. «Родился в Саранске, прописан в Москве на Ломоносовском проспекте, — ​поведал экс-проректор. — ​Женат. Имею шестерых детей. Из них двое учатся в высших учебных заведениях. Из четверых несовершеннолетних — ​двое малолетних. Годы рождения — ​2002, 2004, 2006, 2008, 2010-й. Младшая дочь — ​2019 года… Средний фиксированный размер зарплаты в месяц — ​200 тысяч рублей… В Саранске проживаю по ул. Советской, в основном один. В настоящее время семья находится в Москве. Но навещает меня. Родители тоже. С учетом моей ситуации стараемся как можно чаще бывать вместе. Но в Москве сейчас детям нужно посещать детский сад и учебные заведения. С ними осталась моя супруга…» — ​«Она работает?» — ​«Нет». — «Состояние здоровья родителей?» — ​задал судья следующий вопрос. «Они имеют хронические заболевания — ​справки приложены. За ними я осуществлял уход, ваша честь. Особенно в прошлом и очень тяжелом для нас году. Тогда все перенесли ковид. У матери были травмы, нанесенные соседскими домашними животными. К тому же она приезжала в Саранск и также получила травму. Ей становилось все хуже и хуже. Когда выяснилось, что сломано бедро, мать перевезли в Москву… То есть, безусловно, уход требуется, ваша честь!» — ​«У вас имеются благодарности и грамоты?» — ​«Да, гражданин гособвинитель. Из самых значимых — ​награда Президента России. Медаль «За заслуги» 1-й степени, в том числе — ​за строительство олимпийских объектов. Также имею орден Почета за строительство и подготовку объектов к чемпионату мира по футболу 2018 года. Множество ведомственных наград. От Минтранса РФ, от МЧС, Минстроя, Министерства регионального развития, «Олимпстроя» и так далее…» После чего адвокат попросил рассмотреть дело в закрытом заседании. В отношении подзащитного с 14 марта осуществляются меры государственной защиты. Публичное освещение может негативно отразиться на безопасности участников процесса и их близких родственников. Служители Фемиды согласились. О том, что такие угрозы имеются, ранее неоднократно заявляли представители Следственного комитета России на заседаниях, где продлевалась мера пресечения в отношении бывшего министра целевых программ и развития РМ Алексея Меркушкина. По их словам, родственники обвиняемого, в том числе отец Николай, оказывают прямое давление на свидетелей, чтобы они отказались от дачи показаний, изобличающих сына. Такие данные уже зафиксированы и оформлены протоколом. «У нас есть протокол допроса Алексея Гришина, который говорит о том, что Николай Меркушкин угрожает ему возбуждением уголовных дел!» — ​говорили представители следствия.

Камень с души

Всего восемь заседаний в особом порядке потребовалось провести служителям Фемиды, чтобы вынести вердикт. За «совершение мошенничества, с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере» мужчину наказали 4 годами неволи. И вдобавок оштрафовали на 600 тысяч рублей. Эти годы бывший проректор должен будет провести в колонии-поселении. По этой причине консультанта по экономике и финансам ООО «Мордовия девелопмент» не стали брать под стражу в зале суда. Он отправится на поселение самостоятельно, упаковав чемоданы с нехитрой поклажей, как только приговор вступит в силу. Следует заметить, что по инкриминируемой статье Гришину грозило до 10 лет неволи. А в ходе прений прокурор предложил отправить предпринимателя в колонию общего режима на 4 года 4 месяца. Суд оказался гуманнее. Относительно мягкий вердикт объясняется тем, что экс-министр строительства Самарской области раскаялся, активно сотрудничал со следствием, заключил досудебное соглашение и после 9-месячного пребывания в СИЗО помог изобличить сообщников. А кроме того, погасил причиненный по данному уголовному делу ущерб в размере 254 миллионов рублей. То есть — ​в полном объеме! Всего же, надо заметить особо, осознавший степень своего нравственного падения мужчина добровольно вернул в бюджет республики 454 миллиона рублей, полностью погасив причиненные ущербы. Например, по делу о не­уплате налогов и недоимке государству Гришиным было выплачено 130 миллионов рублей. Кроме того, был возмещен ущерб и по разбирательству, связанному с преднамеренным банкротством фирмы «СДС- ​Управление строительства».

А еще в качестве смягчающего обстоятельства было учтено, что Гришин в настоящее время имеет на иждивении четверых детей, не достигших совершеннолетнего возраста. Консультант по экономике и финансам ООО «Мордовия девелопмент» прежде не судим, имеет положительные характеристики и множество наград. Все это вместе взятое, по мнению вершителей правосудия, снижало общественную опасность совершенного преступления. Поэтому суд посчитал, что можно изменить категорию инкриминируемого преступления на менее тяжкую. На «среднюю тяжесть»! Что, в свою очередь, позволяло на законных основаниях отправить Алексея Гришина не в колонию общего режима, как его предыдущих соучастников, а на поселение.

При назначении наказания за аферу с «Мордвоэкспоцентром» не осталось без внимания Ленинского райсуда и мнение трудового коллектива ТКМ, который обратился к правоохранителям с письмом о снисхождение к учредителю. Среди 100 подписантов были преимущественно бывшие работники «Ламзури». В том числе — ​матери-одиночки, которые боялись остаться без средств к существованию, если работодателя отправят за решетку. «В сентябре прошлого года Алексей Гришин принял решение — ​собственными силами хотя бы частично восстановить производственную деятельность и запустить цех печенья, — ​сообщалось в послании. — ​Мы были трудоустроены в ООО «ТКМ». Заработная плата выплачивается вовремя. И самое важное — ​Алексей Гришин выполнил обязательство по погашению всей задолженности по зарплате, которая образовалась за время нашей работы в ОАО «Лам­зурь». Причем Гришин лично восстанавливал и организовывал производство, в том числе своим физическим трудом на линиях, совместно с нами! Если Алексею Гришину будет назначено наказание, связанное с лишением свободы, то прекратится не просто развитие нашего предприятия, но и вся его деятельность. Трудовой деятельностью в нашем коллективе Алексей Викторович доказал: его исправление возможно без изоляции от общества!»

Кстати, «наградив» учредителя ТКМ Алексея Гришина 4 «колониальными» годами, тем самым Ленинский райсуд как бы еще раз доказал, что он неподкупен! Напомним, что минувшей осенью далеко не ординарную спецоперацию осуществили оперативники Управления ФСБ по Мордовии. Им удалось изобличить и задержать с поличным в московском аэро­порту Домодедово председателя Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Константиновская» Игоря Макарова. В кейсе, переданном ему генеральным директором «Ламзури» Ларисой Фетхулловой, находились 25 миллионов рублей. Эту небывалую по меркам скромной Мордовии взятку, по версии следствия, мужчина получил «в пользу» бывшего главного следователя СК, а ныне — знаменитого адвоката. Именно за столько экс-руководитель ГСУ СКП РФ Дмитрий Довгий брался якобы «порешать вопрос» с Верховным судом России. Речь шла о назначении Алексею Гришину Ленинским райсудом Саранска условной меры наказания по делу об афере с «Мордовэкспоцентром». А вот замена реального срока на «условку» для его уже осужденный сестры, экс-руководителя Мордовпромстройбанка Татьяны Гришиной, оценивалась ушлыми адвокатами в 10 миллионов рублей…

…Близкие восприняли приговор мужественно. Семья всегда меня поддерживала в моем раскаянии. Этот нелегкий путь мы прошли вместе и достойно. Надеюсь, мы выдержим все испытания…

Раскаяние

Провозглашение приговора происходило, как и предыдущие заседания, без присутствия СМИ. Тем не менее корр. «С» разыскал осужденного, чтобы задать несколько интересных вопросов. «Как вы восприняли свой срок?» — ​«Я полностью раскаялся и признал вину еще на стадии предварительного расследования, — ​ответил Алексей Гришин. — ​Еще раз публично хочу принести свои извинения потерпевшим. Мною полностью возмещен причиненный ущерб. Причем особо хочу отметить, что возмещение ущерба производилось совместно с моей сестрой Татьяной. Нашей семьей, близкими предпринимались все усилия для погашения общего для нас с Татьяной ущерба. К раскаянию я пришел осознанно и обдуманно. Поэтому приговор воспринял должным образом, как неотвратимое последствие содеянного!» — ​«А как воспринял этот приговор трудовой коллектив?» — ​«Трудовой коллектив воспринял приговор, скажем так, настороженно. Но я выступил перед сотрудниками. Постарался, насколько это возможно, объясниться и убедить людей в том, что есть преступление и есть наказание, которое я должен понести. Тем не менее, насколько мне позволят обстоятельства и условия, я продолжу путь к оздоровлению и развитию предприятия. Постараюсь сохранить рабочие места и исполнить свои обещания перед трудовым коллективом». — ​«Намерены ли вы обжаловать этот вердикт?» — ​«Приговор считаю справедливым! Наказание соответствует содеянному деянию. Более того, штраф, назначенный судом как дополнительное наказание, я уже оплатил!» — ​«А как ваши близкие восприняли такое наказание?» — ​«Близкие восприняли приговор мужественно. Семья всегда меня поддерживала в моем раскаянии. Этот нелегкий путь мы прошли вместе и достойно. Надеюсь, мы выдержим все испытания…» — ​«Возможно, вам после провозглашения приговора, когда наконец «ушла неизвестность», стало легче? Упал камень с души?» — ​«Да, вы правы, жить в ожидании неизвестного тяжело. Но правильное и достойное принятие происходящего, признание вины и раскаяние, несомненно, облегчают осознание и принятие событий и этапов жизненного пути!»

Материалы по теме
Закрыть