Четверг, 1 декабря

Андрей Медеведев: «…сейчас вот выступит Путин и начнётся война…»

Фото: newstes.ru

«Я читаю у известных и неизвестных политологов и как бы экспертов о том, что сейчас вот выступит Путин и начнётся война, — написал в своем телеграм-канал известный российский журналист, сотрудник ВГТРК, вице-спикер Мосгородумы Андрей Медведев. — И мне хочется спросить, что, правда начнётся вот прям настоящая пренастоящая война? Ух. А до, не подскажите, что было? И я не про СВО, и даже не только про восемь лет сопротивления Донецка и Луганска. Я в целом о ситуации вокруг России.

Когда в 99-м боевики, среди которых были иорданцы, турки, саудиты, попёрли на Дагестан? И Степашин запричитал, что мы Дагестан потеряли (а оно к тому все и шло), это не война была против России?

Когда G7 и бабушка Олбрайт в сентябрьские дни 23 года назад пообещали нам санкции, если будет жёсткий ответ на террористические атаки и взрывы домов, это не война была?

Беслан, Норд-Ост, захват террористами Нальчика и Назрани. Тоже не война? Ну да, это не казалось большинства из нас. Но это было. В нашем стране. С нашими гражданами.

Реклама

Мы вот вчера с другом и братом Женей Поддубным говорили, что де-факто, прокси Третья мировая идёт уже давно. И скажем, первая попытка НАТО руками грузинской армии атаковать Цхинвал в 2004 году это один из фрагментов как раз войны против России.

21 век должен быть веком триумфа Америки, провозгласили неоконсерваторы в начале 90-х. И все к тому, строго говоря, и шло. Но Россия только вот никак разваливается не хотела (и с Китаем, как сейчас становится ясно они ошиблись). Поэтому, если мы рассматриваем современный военный конфликт под правильным углом, то становится ясно, что сейчас мы проходим лишь очередной этап противостояния, которое вообще-то и не мы начали. В 90-е мы были озабочены просто экономическим выживанием и мало-мальским сохранением страны в её границах. Больше нас ничего и не волновало. Но нас решили добить, и вот именно там, в событиях 90-х находится корень нынешних процессов.

Современный военный конфликт не имеет единого фронта, и представляет собой череду событий в разных временных отрезках, зачастую довольно отстающих друг от друга. Эту концепцию не я сейчас на ходу сочиняю. Все современные западные военные аналитики и военные think tank используют именно такой подход в стратегии и планировании.

Так вот, если не слушать напуганных политологов, а воспринимать нашу суровую и жёсткую (да, мы не просили, но кто нас спрашивал) реальность через верное понимание, что есть современный военный конфликт (для этого можно в кратком изложении прочесть Месснера и Люттвака), то в целом ситуация выглядит довольно понятной, логичной, предельно сложной, но не трагической.

В долгом противостоянии, состоящем из локальных конфликтов и информационно- психологической войны противника с нашим сознанием, Россия справлялась довольно неплохо (даже при отсутствии чётко сформулированной государственной идеологии). Не всегда быстро, не всегда сразу удачно, иногда с бОльшими, чем нужно, потерями. Но справлялась.

Сейчас, на текущем этапе — в этом надо отдавать себе отчёт — будет сложнее, и достижение нужного результата потребует более серьёзных усилий».

У вас есть что добавить? Или вспомнить?

Закрыть