Понедельник, 26 сентября

«В такое сложное беспощадное время нужна человеческая легкая комедия!»

В Саранске покажут «Комедию ошибок» Уильяма Шекспира

…Мани к себе всей прелестью напева

И златом кос, раскинутых волной

На ложе вод серебряных. Плененный,

Я лягу сам, чтоб сном любви уснуть;

Реклама

Умру, блаженством смерти упоенный,

Когда Любовь способна потонуть.

Павел Прибыток надеется, что саранский зритель не избежит «Комедии ошибок»… Фото: Михаил Коршунов I Столица С

Они все-таки замахнулись! В ноябре жителей Саранска ждет большая премьера. На сцене Русского драматического театра состоится показ спектакля «Комедия ошибок» по одноименной пьесе Уильяма Шекспира. Режиссером выступит московский театральный деятель Павел Прибыток. Последний раз бессмертные строки английского гения звучали под сводами театра более 20 лет назад. Это был «Король Лир». И вот спустя почти четверть века мы увидим новое прочтение самой первой пьесы великого драматурга. Как зародилась идея постановки? Чего ждать неискушенному саранскому зрителю? И устареет ли когда-нибудь шекспировская литература? Николай Кандышев обсудил эти «вечные» темы с Павлом Прибытком, директором театра Андреем Ермолиным, исполнителями главных ролей Денисом Михеевым, Полиной Гладкой, Николаем Большаковым и Александрой Надоровой.

Андрей Ермолин. Фото: Михаил Коршунов I Столица С

Время

Идея сотрудничества с Павлом Прибытком зрела давно. Андрей Ермолин перебирал с ним варианты возможных спектаклей. Но каждый раз что-то мешало воплощению замысла. То звезды не сходились, то остро вставал финансовый вопрос. Вдруг в один прекрасный день Господь все-таки услышал молитвы. «Звонит Андрей Николаевич и говорит, что ему нужен Шекспир! — рассказывает Павел. — Ни много ни мало… Спрашиваю: «Двенадцатая ночь»? (Режиссер ее уже ставил ранее — «С».) Нет, говорит, «Комедия ошибок»! Действительно, это, что нужно сегодня. Как нам показалось, в такое сложное беспощадное время нужна человеческая легкая комедия. Дабы вернуть человека к себе. А юмор, тем более шекспировский, предполагает детский, искренний, жизнерадостный смех… Нынешнее время требует милосердия».

Театральная труппа меньше двух недель назад вышла из отпуска. 23 августа стартовала работа над спектаклем. Артисты и режиссер пришли на беседу с корр.«С» после очередной репетиции. «Космический материал! — не скрывает эмоций Павел Прибыток. — Смешная, ироничная… Шекспир — это космос!..» У Полины Гладкой, играющей главную женскую роль Адрианы, впечатления синонимичны: «Отлично прошла репетиция. Было очень жарко! Крайне темпераментно!» Андрей Ермолин в подтверждение прозвучавших слов подмечает, что впервые видит таким уставшим мастодонта сцены — Николая Большакова. «Шекспир — благодатный, но очень тяжелый материал, — рассуждает руководитель театра. — У нас долго его не было. Последний раз ставили «Короля Лира» лет 20 назад. Шекспир требует и вложений серьезных. Наша публика ждет, что все будет красиво. И сейчас такая возможность появилась. К нам еще должна подтянуться художница Юлия Ксензова. Вы бы видели эскизы костюмов, которые она сделала!..»

Денис Михеев. Фото: Михаил Коршунов I Столица С

Также, вполне возможно, в создании спектакля примут участие балетмейстер, заслуженная артистка России Галина Халецка и режиссер по пластике, преподаватель школы-студии МХАТ Андрей Ураев. Прибыток замечает: «Шекспир — романтический автор. Без драк, без выяснения отношений между джентльменами не обойтись. Творческая группа наметилась боевая». Ермолин же подчеркивает ее разношерстный географический состав. Художница из Рязани. Балетмейстер из Курска. Пластограф из Москвы. «Павел у нас — космополит», — иронизирует директор театра. Тот не отрицает: «Да, я — человек мира».

Логично следует вопрос: почему театр не смог своими силами взять шекспировскую высоту? Андрей Ермолин парирует сие замечание необходимостью знакомства местного зрителя с разными направлениями в театральном искусстве. Дабы не привыкал лишь к одному стилю. Павел Прибыток, в свою очередь, замечает, что труппа развивается и обогащает творческий арсенал, когда работает с разными режиссерами, хореографами, пластографами… «У каждого свой язык. У Андрея Николаевича — один. У меня — другой. У Андрея Житинкина (режиссер-постановщик Малого театра — «С») или Питера Брука (один из величайших театральных режиссеров — «С»), например, свой. Артисты должны понимать и слышать любой язык, любого режиссера. Прыгать в любую эстетику. Это вопрос диапазона и развития труппы».

Фото: Михаил Коршунов I Столица С

Коллектив

«Нам очень приятно работать с Павлом Прибытком, — признается Александра Надорова, которая играет роль Люцианы — сестры главной героини. — Он понятный режиссер. Знает, что хочет от нас. Думаю, это будет достойная работа… Вот мне дали текст — смотрю, а там всего восемь листочков! Думаю, роль небольшая. А оказалось, действия много. На протяжении всего спектакля». «А взяли мы ее за… красивые глаза, — улыбается режиссер. — Сказали, что есть девчонка с потрясающими глазами». «Такого персонажа я еще не играла», — слегка смущаясь, отмечает Александра.

Николай Большаков. Фото: Михаил Коршунов I Столица С

Николай Большаков играет Эгеона, сиракузского купца — одну из самых значимых ролей, по мнению Павла Прибытка. Актер подчеркивает, что только приступили к работе. Поэтому еще много моментов, где надо подумать «своей бестолковой головой» над реализацией идей режиссера. А о последнем говорит так: «Павел явно со своим почерком… Предлагает неординарные решения. И, что важно, нет безальтернативного давления. Он любит и уважает актеров. Не идет со стороны диктаторства, а слышит нас. Находит компромисс между своим «Я» и нашим… Вот он назвал мою роль «одной из самых значимых», а там всего лишь один монолог. Ну, может быть, разбитый несколькими фразами. Но от него зависит крайне много в спектакле. Здесь дается экспозиция дальнейшего хода событий. Будут неожиданные повороты. Они могут ошарашить, а могут рассмешить. Но раскрывать интригу не будем. Плюс здесь заложен глубокий смысл. Человеческий! Но это уже, как говорится, сверхзадача. Каждый зритель прочтет свое…»

Полина Гладкая — исполнительница роли Адрианы, жены Антифола Эфесского. «Режиссер обозначил жанр постановки как мелодраматическая комедия или фарс! — говорит она. — Адриана, несмотря на это, очень серьезный персонаж. Мне предстоит показать ее сильную любовь к мужу, которого играет Денис Михеев…» У последнего, кстати, в спектакле две роли — Антифола Эфесского и АнтифолаСиракузского. «Они — близнецы, — поясняет актер. — Один занят поисками другого. Второй даже не подозревает о существовании брата. Живет своей полноценной жизнью с ревнивой женой». Андрей Ермолин добавляет: «Денис — молодой актер. Пришлось поразмышлять, доверить ли ему такую сложную роль. Все решило его участие в спектакле «Волки и овцы», который открыл новый сезон. Он прекрасно справился с одной из ведущих ролей и заслужил «путевку» в шекспировское произведение…» Главреж давно работает с нынешней труппой, и воплощение стихотворного текста на сцене всегда было сложным. Сам сейчас бы за подобное не взялся. Поэтому на горизонте и появился Павел Прибыток. Ермолин продолжает: «Выбор текста тоже не случаен. Очень хотелось, чтобы актеры на этом материале…» «Лажанулись!» — под общий смех «подсказывает» Николай Большаков. «…блеснули!» — заканчивает свою мысль Ермолин.

Автор

«Комедия ошибок» — первая пьеса Шекспира. Написана после разгрома британцами непобедимой испанской армады в 1588 году. Отсюда и повышенное национальное самосознание того времени. Для постановки был взят перевод Александра Некора. По словам Павла Прибытка, даже великий режиссер Анатолий Эфрос до конца не знал, как правильно ставить стихотворную драму. «Это ведь не только рифма: «Штаны — взаймы. Пошел — ушел», — рассуждает он. — Это еще и ритм. И образ. Лев Толстой сказал, что благодаря поэзии Гете и Шиллера Европа в XIX веке познакомилась с настоящим Шекспиром. До этого его никто толком там не знал. Были только французские переводы. Про русский можно промолчать. Это же особая мелодика, особое мышление. Стихотворная драма. Она передается и в мизансценировании, и в пластическом воплощении… Мы «замахнулись, конечно, на Уильяма нашего Шекспира». Но «безумству храбрых»…

А возможно ли наступление момента, когда творчество великого драматурга устареет? Вопрос адресуется всем собравшимся. Павел Прибыток отвергает даже малейшую вероятность этого: «А может театр устареть? Весь мир —…» Андрей Ермолин развивает мысль: «Сюжетов и тем в искусстве, в литературе в частности, не так много. Когда они устареют, тогда устареет Шекспир. А так как они вечные, такого варианта не предвидится. Язык подачи может устареть. Значит, форма будет иная. Да, время меняется. Но жизнь стоит на драматургии. Так же как и театр…» «Модернист бы с этим не согласился», — вставляет ремарку Николай Большаков. Полина Гладкая соглашается с режиссерами: «При таком количестве разнообразия тем, авторов нельзя забывать, что они все оттуда (указывает на книгу Шекспира — «С»). От этого творца. Там все!»

«Ребенок только зачинается. А что там получится? — подводит итог Павел Прибыток. — От зрителя же тоже многое зависит. Зрительская режиссура ставит окончательный вердикт спектаклю. Если публика с открытым ртом воспринимает происходящее на сцене, дышит, заглатывает, то все получилось. В противном случае… Увы. Театр — грубое и жесткое дело. Как в любви — либо да, либо нет. Нельзя быть немножко беременным. Либо родили. Либо выкидыш. Не дай Бог, конечно…»

Закрыть