Понедельник, 26 сентября

«Сама Украина не могла справиться с фашиствующим режимом»

Капитан золотой олимпийской сборной Тарас Хтей — о силе российского волейбола, исторической победе на Олимпиаде–2012 и спецоперации

Запад постарался вычеркнуть российских спортсменов из мировой повестки. Но ему не удастся переписать историю, которую вершили такие атлеты, как Тарас Хтей. В 2012 году ведомая им волейбольная сборная России совершила невероятное, сокрушив в олимпийском финале бразильцев на тай-брейке — 3:2. Этот спортивный подвиг золотом вписан в летопись страны. Евгений Наумов пообщался с 40-летним уроженцем Львовской области и выяснил, почему он поддерживает Россию.

Тарас Хтей продолжает биться уже за пределами волейбольной площадки. Фото: vk.com/taraskhtey

Депутат

«С»: Тарас Юрьевич, как вы чувствуете себя после большого спорта?

— Нормально. Я — депутат Белгородской областной думы. Избиратели на меня рассчитывают, стараюсь оправдать их надежды.

«С»: От волейбола полностью отошли?

Реклама

— Ни в коем случае! Продолжаю возглавлять федерацию волейбола Белгородской области. Переизбран на второй четырехлетний срок. Мою кандидатуру поддержали губернатор Вячеслав Гладков и министр спорта региона Наталья Жигалова.

«С»: Быть депутатом тяжелее, чем спортсменом?

— Да как сказать… Но нагрузки тоже серьезные. У людей накопились разного рода житейские проблемы. Нужно их решать. Вот через час у меня начнется прием населения. Пообщаюсь с вами и переключусь на свои основные дела. Я стараюсь разобраться во всех вопросах. Хватает работы и непосредственно в избирательном округе. Это и благоустройство территории, здравоохранение, ремонт школ, детских садов, ЖКХ, образование…

«С»: Политическая деятельность приносит материальную прибыль?

— Нет, депутатство — нагрузка исключительно общественная. Никаких ставок у меня не было и в горсовете, где я трудился до облдумы.

«С»: Но у вас большая семья, четыре дочери…

— Здесь все зависит от склада характера. Просто я понимаю, что могу помочь людям, быть полезным обществу. Поэтому этим занимаюсь. Мне приятно находиться в центре внимания, радует, что люди доверяют свои голоса, ждут от меня поддержки. Парламентские функции меня нисколько не напрягают, даже приносят удовольствие. И потом это политическая карьера.

«С»: Дети ваши увлечены волейболом?

— Близняшки Арина и Алиса, которым по 16 лет, четыре года занимались, но по состоянию здоровья им пришлось завязать с волейболом. Были у них проблемы со спиной, которые так и не удалось решить. А у старшей, Аделины, 9 сентября — свадьба. Она окончила магистратуру экономического факультета МГУ им. Ломоносова и выходит замуж. Младшая дочь учится во втором классе, занимается теннисом, шесть раз в неделю посещает тренировки. Также увлечена шахматами.

«С»: В волейбольном клубе «Белогорье» не занимаете официальных должностей?

— Я три года был спортивным директором. А с 2021-го, когда пришел Сергей Тетюхин, мне не нашлось места в клубе. Был выбран другой вектор развития, я не вписывался в новую концепцию. Сейчас я вне «Белогорья».

«С»: Не звали в другие клубы?

— Нет. Все знают, как я привязан к Белгородской области. Меня многое связывает с этим регионом — политическая карьера, массовый спорт, волейбол… Работы здесь — непаханое поле. И у меня есть понимание того, как надо действовать и в каком направлении двигаться. Но по поводу непосредственно волейбола конкретных предложений пока не было. Быть может, благодаря вашей газете люди откликнутся. Я подразумеваю руководителей клубов, которые хотели бы видеть в своих рядах опытных специалистов.

«С»: Значит, хотели бы, чтоб основным родом деятельности был волейбол?

— Конечно! В моей жизни волейбол играл и будет играть ключевую роль. Признаться, было бы интересно поработать в сборной России. Например, в качестве менеджера.

«С»: На тренерской должности не видите себя?

— Знание и опыт есть, но быть тренером — значит полностью отойти от всего. День и ночь быть с командой, часто отсутствовать дома. Чтобы стать тренером, наверное, надо иметь сверхжелание и сверхцели. Пока я к этому не готов. Хотя никогда не говори «никогда». Подчас мы не знаем, что будет завтра.

Фото: vk.com/taraskhtey

Лондон

«С»: В августе исполнилось 10 лет олимпийскому триумфу российской волейбольной дружины на Играх–2012 в Лондоне. Вы были капитаном той команды. Не отметили юбилей?

— Получил много поздравлений от болельщиков и волейбольных специалистов. Сам звонил президенту Федерации волейбола России Станиславу Шевченко, генеральному секретарю организации Александр Яременко и главному тренеру Владимиру Алекно. Мы поздравили друг друга. Но как таковой встречи не было. Сложно собраться, все живем в разных регионах. А кто-то продолжает игровую карьеру. Но, если возможность представится, обязательно нужно встретиться. Быть может, в течение года получится.

«С»: В финале против бразильцев вы переломили ход матча, проигрывая по сетам 0:2. Мировая пресса потом назвала ваш успех чудом…

— Да, подобный успех можно назвать небольшим чудом. Тем более невероятно развивались события и в третьей партии. То мы вели в счете, то бразильцы. Такие качели… Но в итоге встреча завершилась в нашу пользу. И знаете, за этим чудом стоял огромнейший труд многих людей — представителей федерации, тренерского состава, игроков… Два года формировался костяк команды, у ребят выработался дух победителей. У нас были яркие выступления в мировой лиге. Мы все были заряжены на победу. И даже при счете 0:2 не опускали рук.

«С»: В волейбольной сборной России тогда работал психолог?

— Нет, никогда. Мы сами для себя являлись психологами. У нас всегда был очень хороший микроклимат в команде, невероятный настрой, концентрация… Это большая тренерская работа. Мы работали на максимуме. Отсюда и результат.

«С»: А ведь Олимпиада в Лондоне могла пройти без вашего личного участия…

— Да, я в тот год перенес повторную операцию. Когда ребята находились на пике формы, мы с Тетюхиным еле двигались, пешком ходили. Практически в последний момент получили приглашение в сборную. Очень непросто втягивались в работу. Но каждый в итоге внес свою лепту в олимпийский триумф. Я благодарен всем ребятам, которые не жалели себя, выложились полностью. Многие несколько лет восстанавливались после лондонского триумфа. Некоторые и вовсе закончили карьеру. Победа далась непросто. Но мы ее добились. И это главное!

«С»: Вы выиграли олимпийскую бронзу в 2004-м, а через восемь лет покорили высшую ступень пьедестала. В 2012-м команда была сильнее?

— Я бы не стал утверждать столь категорично. Просто так сложилось. В спорте высоких достижений удача играет значительную роль. По игровому уровню эти две команды были примерно равные. Но в Лондоне нам повезло больше. Игра с Бразилией — это был наш день!

В 2012 году ведомая Хтеем сборная России совершила чудо, взял золото лондонской Олимпиады… AP Photo/Natacha Pisarenko

«С»: А вот Олимпиаду-2008, на которой наша сборная взяла бронзовые награды, вы пропустили. Расстроились, что не поехали в Пекин?

— У меня была травма. Я сорвал плечо. Главный тренер Владимир Алекно это тоже понимал. Он же не враг себе. Хотя я уже восстановился, набрал форму. И получил приз лучшего игрока турнира памяти Вячеслава Платонова. И, наверное, пригодился бы сборной. Но когда команда готовилась в Новогорске, Владимир Романович Алекно заметил, что проблема с рукой у меня остается. Поэтому в состав взяли молодого игрока. Наверное, это было правильно и честно. Если парень стопроцентно здоров и демонстрирует классный волейбол, именно он должен играть.

Спецоперация

«С»: Россия отстранена от международных соревнований. Ваше мнение: мировой волейбол от этого страдает?

— Конечно. Потому что у нас классная команда! Но мы отстранены, таковы сегодняшние реалии. Как бы то ни было, нельзя опускать рук, нужно тренироваться и играть. И в любой момент быть готовым вернуться на международную арену. Слава Богу, что у нас сильная федерация и сильный чемпионат. К нам едут квалифицированные легионеры. У нас хорошая спортивная инфраструктура. Есть все, чтобы не сбавлять оборотов, продолжать работать. В любом случае железный занавес рано или поздно рухнет.

«С»: Почему российский волейбол до сих пор остается одним из сильнейших в мире?

— Потому что у нас серьезная ставка на своих специалистов. В какое-то время начинали обращать внимание на иностранцев, а потом вернулись к своим. Европейский подход не для нас. Русский менталитет способен понять только оте­чественный специалист. По крайней мере, так обстоят дела в волейболе.

«С»: Вы уроженец Западной Украины, и наверняка у вас остались друзья и родственники в этой стране?

— Да, я родился во Львовской области. Но еще в три года переехал с родителями в Запорожье. А в 15 лет перебрался в Москву. С тех пор живу в России. И чувствую себя стопроцентно русским человеком. Я здесь построил свою карьеру, женился, родил четырех дочерей. И на то, что происходит на Украине, смотрю с болью. Страна превратилась в рассадник бандеровского национализма. Конечно, сама Украина не могла справиться с фашиствующим режимом. И Россия в который раз пришла на помощь. Через какое-то время, уверен, все вернется на круги своя. И украинцы еще скажут нам спасибо. Но, как известно, после любой операции требуется время для полного восстановления… Что касается семьи, то маму я два года назад перевез в Белгород. Дедушки и бабушки уже нет в живых. На Украине остается только отец, но они с мамой давно развелись. У него другая семья, но мы, разумеется, поддерживаем отношения, хорошо общаемся. Правда, не так часто, как хотелось бы.

в Запорожье ездил полтора года назад. Большинство жителей там — нормальные люди, которые ненавидят бандеровщину. Проблема исключительно в политике, которую ведут нынешние руководители страны

«С»: Вы давно не были на малой родине?

— Во Львовской области не был уже лет десять, а в Запорожье ездил полтора года назад. Большинство жителей там — нормальные люди, которые ненавидят бандеровщину. Проблема исключительно в политике, которую ведут нынешние руководители страны. Раньше бандеровские ячейки, которые зарождались на Западной Украине, сидели в подвалах и не высовывались. А когда к власти пришли определенные люди, отморозкам дали полный карт-бланш. И бандеровщина стала захватывать страну. Причем нацисты занимали высшие должности в регионах. С этого все и началось. А простые украинцы… Даже если им не хочется идти на войну, вручают повестки, втягивают в этот процесс. Очевидно, что сегодняшняя Украина — экспериментальная площадка в руках Запада и США. Владимир Зеленский продался Западу. Он — всего лишь марионетка в руках влиятельных лиц из администрации президента США. Он даже не думает о том, что потом будет со страной. Человек просто преследует свои цели. Какой из Зеленского политик?! Он — шоумен, комедиант. И никогда ничем не руководил. В том числе и депутаты Рады устраивали цирк на парламентских заседаниях. Разбирались между собой, даже дрались. Весь мир смеялся над ними.

«С»: Раньше, когда приезжали во Львовскую область, вы без проблем общались с людьми?

— Проблемы были. Помню, когда приезжал в родное село из Запорожья, уже тогда меня звали москалем. Только потому, что я разговаривал на русском языке. И мне приходилось доказывать, что я родился во Львовской области. А проживаю в Запорожье, на Украине. Тем не менее мне советовали забыть русский язык и говорить только на украинском. Подобное в Западной Украине происходило уже в середине 1990-х. А сейчас ситуацию умело подогрели американцы.

«С»: А как обстоят дела в Запорожье?

— За годы так называемой демократии там ничего не изменилось. Школа так и стояла неотремонтированной, ЖКХ было в запущенном состоянии, тротуары развалились… Какие-то коммерческие структуры развивались, но государственные объекты не строились. Для людей не делалось ровным счетом ничего.

Закрыть