Воскресенье, 3 июля

«Мы работали совершенно без ожиданий. Как Данко, вырвали сердце и шли вперед!»

Максим Рыськин и Александр Учеваткин — о создании фильма «Иван Гусев. Подвиг на Курской дуге»

Недавно в саранском кинотеатре «Россия» прошла премьера документального фильма «Иван Гусев. Подвиг на Курской дуге», после этого состоялся показ в киноцентре «Мадагаскар». Лента повествует о легендарном уроженце села Сабанчеево Иване Гусеве, совершившем танковый таран во время битвы на Курской дуге. Сейчас детище режиссера Максима Рыськина и продюсера Александра Учеваткина ждут в других городах и на различных фестивалях. Николай Кандышев побеседовал с авторами о сложном пути фильма к зрителям, его значении, неблагодарной стезе энтузиастов и завидных для Мордовии примерах Тывы и Якутии в сфере поддержки кинопроизводства.

Фильм «Иван Гусев. Подвиг на Курской дуге» стал кинособытием года в Мордовии. Фото: Столица С

Замысел и судьба картины

«С»: Максим, что сподвигло вас переключиться с социальной проблематики, затронутой в фильме «Сволочь?», на исторический сюжет, малоизвестный в Мордовии?

Максим Рыськин: Правильно вы сказали — малоизвестный. Казалось бы, нерядовой подвиг. Но знает о нем лишь избранная группа людей. Да, все слышали про Девятаева (летчик, совершивший побег из немецкого концлагеря на угнанном им бомбардировщике, — «С»). Он вошел в историю. Мне захотелось рассказать о других героях, живших в республике. Также свою роль сыграло чтение дневников Ивана. Увидел в них такого же молодого 21-летнего парня, как и я. Поразили мысли о жизни, любви, семье, будущем. Меня впечатлила решимость, с которой он пошел на спасение своих товарищей. Изначально хотели снимать короткометражный игровой фильм. Но пандемия нас «спасла». В феврале мы познакомились с Сашей Учеваткиным. В марте написали сценарий. На начало апреля запланировали съемки. Но наступил локдаун…

Александр Учеваткин: И это оказалось к лучшему. Мы морально к данному проекту не были готовы. Много информации потом собрали, что положительно сказалось на содержании. Связались с «Прохоровским полем» (музей-заповедник об истории битвы на Курской дуге — «С»). Консультировались с его сотрудниками, дабы избежать грубых исторических ляпов или нестыковок. Валерий Замулин(один из главных исследователей Курской битвы — «С») прислал положительный отзыв после просмотра. Отметил, что образ танкиста в современных российских фильмах «забронзовел», а мы сделали своего героя настоящим.

Реклама
Максим Рыськин громко заявил о себе как режиссер. Фото: Столица С

«С»: А еще какие отзывы о ленте вы бы отметили?

М. Р.: Вадим Цаликов(режиссер, сценарист документального кино, преподаватель ВГИКа — «С») отметил, что фильм получился. Он обучает студентов моего возраста. А я вообще без образования. Очень ценное мнение.

«С»: Сейчас вы представили окончательную версию фильма?

М. Р.: Их на самом деле было много.

А. У.: 100+ (улыбается — «С»). Постоянно что-то шлифовалось.

М. Р.: Примерно так. Но это были черновые, промежуточные варианты. А полноценных версий три. Для фокус-группы организовывали просмотр. Еще один закрытый показ проводили. Третью, окончательную версию зрители увидели в «России» и «Мадагаскаре». На монтаж ушло действительно много времени. Скорее недоработки где-то технического плана, где-то невозможность полностью сосредоточиться на проекте. Практически у каждого члена съемочной группы есть основной вид деятельности. Фильмом мы занимались в свободное время. Как-то получилось, что сидел с монтажером четыре дня подряд безвылазно. Пересматривал, пересматривал фильм. Потом вышел на улицу и… звон в ушах.

А. У.: Происходили моменты, когда эмоционально и чисто физически из нас кто-то проседал. Нам помогало то, что мы — друзья. Работали в тандеме. Поэтому в такую минуту усталости один мог сменить другого.

«С»: Как вы чувствовали себя во время премьеры?

А. У.: Я испытал катарсис. В последние минуты у нас с Максимом эмоции зашкаливали. С одной стороны, смотрели картину как зрители, словно в первый раз. С другой — перед глазами пронесся весь творческий путь. Последние минут семь испытывал чувство счастья.

М. Р.: Во время просмотра в зале чувствовалось, что смотрим фильм будто в последний раз. Действительно, столь длинный и сложный путь. И вот теперь ставим точку. Картина закончена! Осталось продвижение. Счастье, разумеется, испытывал. Когда смотрели, мы про себя подмечали, сколько осталось до конца, но на племяннике, который зачитывает последнюю запись из дневника Ивана Гусева, сломались. Досматривали уже с мокрыми от слез глазами.

«С»: Какова дальнейшая судьба картины?

А. У.: Мы сдали фильм в Красногорский архив (Российский государственный архив кинофотодокументов — «С»). Также у нас есть прокатное удостоверение, позволяющее демонстрировать картину в кинотеатрах и на телевидении.

М. Р.: Думаем и о фестивалях. Забавный момент: когда прошла премьера,  сил даже больше появилось. Хотя за пару дней до показа чувствовалось полное истощение.

А. У.: Если честно, большинство моментов, сопровождавших создание фильма и подготовку премьеры, мы с Максимом делали сами. От сценария до флаеров. Обзванивали будущих гостей премьеры по несколько раз.

Александр Учеваткин считает, что в Мордовии многие погрязли в бытовом круговороте. Фото: Столица С

«Азор», Тыва и Якутия

«С»: Получается, слова вице-премьера Правительства Мордовии Галины Лотвановой о том, что это «народный фильм», сделанный по воле общественности и прочее, расходятся с реальным положением вещей. Картина — плод вашего энтузиазма и труда.

А. У.: Мы донесли фильм до зрителей на своих плечах. Даже презентация во многом организована нами. Некоторая помощь от министерства культуры республики была. Например, по поводу организации показов в Сабанчееве и Атяшеве. В наших планах прокатить картину по нескольким населенным пунктам. Среди них Саранск, Рузаевка, Сабанчеево, Атяшево, Тольятти, Ичалки, Даньшино (Пензенская область).

М. Р.: Надеемся, что теперь нас поддержат. Потому что ранее, можно сказать, мы делали все в тишине. Небольшой информационный всплеск был. Потом все стихло. Только перед премьерой что-то снова зашевелилось. Теперь надеюсь на участие в фестивалях. Возможно, даже где-то удастся выиграть. От помощи, даже информационной, мы бы не отказались. Не каждый день в Мордовии снимают фильм о ее героях.

«С»: Насколько в Мордовии благоприятная творческая среда? Тяжело что-то создать и донести до аудитории? И стоит ли конечный результат потраченных сил?

А. У.: С 2009 года работаю над популяризацией мордовской культуры, эрзянского языка. Мы сняли «Азор» (первый художественный фильм на эрзянском языке — «С»). Интерфейс «ВКонтакте» переводил. И я люблю это. Если 5 лет назад у меня еще были мысли, что такие начинания не останутся без внимания, то затем это прошло. И в контексте данного проекта мы работали совершенно без ожиданий. Видели цель. Как Данко, вырвали сердце и шли вперед. Не замечали ничего вокруг. Просто знали, что держим в руках «свет». Может быть, поддержка, о которой вы говорите, нужна. И в будущем хорошо бы поддерживать инициативных ребятах с такими творческими проектами.

М. Р.: Когда мы начали работу над фильмом, не думали о том, что будет дальше. Концентрировались на организации премьеры, проката. Ставили цель — донести картину до зрителя. Чтобы как можно большее количество людей узнало о таком герое. В 21 год у меня оказался бюджет в 100 раз больше, чем у «Сволочи?». В итоге получилась работа гораздо серьезнее, чем изначально рассчитывали. Мы ею гордимся. Поэтому есть желание поддержки. В рамках республики это большое событие. Я знаю, как обстоят дела в Тыве. Там условный автор обращается в министерство культуры с инициативой съемки фильма. На совещании определяется необходимый бюджет, источники финансирования, прочие организационные моменты. Режиссеру дают зеленый свет, и он приступает к съемкам.

«С»: Вы привели пример Тывы. Можно вспомнить Якутию, где снимается, возможно, лучшее кино в России. И это не отдельные ленты, попадающие от случая к случаю на престижные фестивали, а отлаженная индустрия на уровне конкретно взятого региона, производящая фильмы мирового качества. Как перенести, может быть, не якутский, но хотя бы тувинский опыт на мордовскую почву?

А. У.: У нас нет соответствующей культуры. В Якутии есть спрос местного населения на собственное кино. Для них любой фильм — событие…

М. Р.: Ты думаешь, так изначально вышло? Наверное, это складывалось постепенно.

А. У.: Я знаю, что в Удмуртии, когда сняли фильм «Узы-Боры» (молодежная романтическая комедия 2011 года на удмуртском языке — «С»), в каждом селе на просмотры набирались полные залы. Потому что это была первая художественная лента на удмуртском языке. Когда мы сняли «Азора», то я в ручном режиме агитировал, организовал какую-то промокампанию. Хорошо, в Сабанчееве — полный зал. Приезжаю в Атяшево, думаю, первый фильм на эрзянском языке, на земляка должны прийти человек 500… В итоге — 20 зрителей. Райцентр. В Удмуртии это сработало. А здесь никому не нужно было. Многие погрязли в бытовом круговороте. Походу в театр и кинотеатр они предпочитают домашние заботы, огород. Людям стало некогда до своей души.

М. Р.: Мы готовы часами рассказывать о Мордовии, ее людях, истории. У нас должна быть любовь к себе. Любовь к родной земле… Наш пример в создании картины может стать показательным. Может быть, кто-то задумается: «Если получилось у ребят с нуля сделать фильм, может быть, и мне попробовать?» И это будет будущий Андрей Тарковский…

Досье «С»

Документальный фильм об уроженце села СабанчеевоАтяшевского района лейтенанте Иване Гусеве… 12 июля 1943 года его танк, в котором находился командир батальона капитан Скрипкин, был подбит немцами. Члены экипажа Николаев и Зырянов вытащили раненого командира и укрыли в ближайшей воронке. Их передвижения заметили враги. Немецкий танк «Тигр» хотел раздавить Скрипкина, медсестер и других бойцов. Ради спасения товарищей Иван Гусев, Александр Николаев и Роман Чернов протаранили фашистскую технику своим танком. О героях слагали песни, легенды, стихи… О них писали на башнях танков — «За смерть лейтенанта Гусева!», «За Сашу Николаева». Этот подвиг стал примером мужества и самопожертвования, главным символом Прохоровского сражения и всей битвы на Курской дуге, переломившей ход Великой Отечественной войны. Фильм повествует о жизненном пути Ивана Гусева — его детстве, учебе в педагогическом и танковом училищах, военной службе. Студенты педагогического колледжа зачитывают его студенческий дневник и письма с фронта, рассуждают о войне и подвиге. Родственники и сослуживцы делятся воспоминаниями о герое.

Закрыть
Закрыть рекламу