Сталин, спиртзавод, анклав

В Мордовии есть анклав — поселок Муханов, который относится к Рязанской области, но территориально расположен в окружении Теньгушевского района нашей республики, бок о бок с теньгушевским поселком Дачный. До революции это был единый населенный пункт, но в советское время по чудным бюрократическим круговертям получилось так, как получилось. Денис Тюркин съездил за границу (Мордовии), чтобы понять, какая жизнь слаще: мордовская или рязанская?

После поездки в 2017 году в Прибалтику с посещением Калининградской области я четко понял разницу между эксклавом и анклавом. Точнее, ее мне объяснил неизвестный читатель, оставивший комментарий под статьей. Все, что наше, но на чужой территории, именуется эксклавом. А все, что чужое, но на нашей, — анклавом.

Олег Шаронов — уникальный чиновник и потрясающий собеседник. Фото: Денис Тюркин I Столица С

На рязанский анклав в виде поселка Муханов, окруженный Теньгушевским районом, я наткнулся случайно, изучая Яндекс.Карты. Интересно же! Как не съездить?! В Дачном я был однажды лет пять назад проездом, когда возвращался из небольшого путешествия по Золотому кольцу. Запомнился поселок ужасной дорогой. Такой же путь тянулся до Барашева. В общем, возвращаться в те места желания никакого не возникало.

В краеведческом музее поселка Дачный. Фото: Денис Тюркин I Столица С

И вот спустя годы, когда в России начал работать «дорожный» нацпроект… Да ничего на этой окраине Теньгушевского района не изменилось! От Барашева до Дачного все те же 18 км дороги средней российскости (и ни одного населенного пункта между ними, только лес, лес, лес…), а асфальт по самому поселку все так же разбомблен санкциями, которые районные и республиканские чиновники ввели по отношению к здравому смыслу и местному населению. Забегая и заезжая вперед, замечу, что за околицей Дачного, где уже основательно и окончательно начинается Рязанская область, ситуация еще хуже. Зато снимать докфильм про жизнь и смерть в российской деревне на фоне простреленных идиотами-охотниками знаков «Сумерки» (такой населенный пункт на Рязанщине) — самое оно.

Реклама
Мост между двумя поселками. Фото: Денис Тюркин I Столица С

Но наш, мордовский Дачный держится! Здесь 472 жителя, 43 ученика в школе (она есть в поселке — это уже важно), сельсовет, почта, магазин, ФАП, библиотека, Дом культуры с музеем и баки «Ремондис»… Цивилизация! И, кстати, те улицы, что находятся в ведении сельской администрации, выглядят на порядок лучше основной межмуниципальной дороги. Если не хороший асфальт — то укатанная щебеночная дорожка. Чистенькие, но бедненькие старенькие деревянные домишки перемежаются с крепкими новостройками. Потому что есть тут дачники. Например, семья аж из Саранска. Дачный — вполне себе самодостаточен. Де-юре в состав Дачного сельского поселения входит аж целый поселок Коляево (в некоторых документах фигурирует в качестве деревни), но численность населения там давно закрепилась на уровне ноля.

Муханов выглядит так. Фото: Денис Тюркин I Столица С

Если углубиться внутрь Дачного, можно увидеть корпуса промышленного предприятия, расположившегося на берегу озера. Территория за забором, как и вокруг, ухожена, окна целы — в общем, все выглядит так, будто на заводе выходной. Но — нет. Все законсервировано, потому что филиал «Мордовспирта» банкротится… А ведь это предприятие ведет свою историю с конца XVIII века, когда на землях местных помещиков Мухановых на реке Умор был построен винокуренный завод. Населенный пункт так и назывался: Мухановский Винзавод. В советские годы получил другое название: Сталинский Винзавод, и только после 1964 года — Дачный.

Память о первых владельцах — строителях предприятия — поселок с именем Муханов, который расположен на северном берегу речушки Умор. По данным на 2013 год, там жило 30 с небольшим человек, а в проектах чиновников Кущапинского сельского поселения, куда входит Муханов, к следующему году численность населения должна достигнуть отметки в 54 человека. Оптимисты! В восточной части поселка несколько деревянных изб заброшены, жизнь начинается ближе к середине единственной улицы.

Очевидно, что раньше оба населенных пункта, сейчас разделенных речкой, были единым целым, но как при формировании Теньгушевского района в 1928 году Муханов оказался в Рязанской области, не знает даже уроженец здешних мест Олег Николаевич Шаронов, глава Дачного сельского поселения.

Получивший историческое и юридическое образование, 20 лет проработавший юристом на предприятии «Мордовспирт» Шаронов — уникальный чиновник. Пишет книги (в 2021-м, например, году в московском издательстве «Эдитус» под его авторством вышло третье издание — исправленное и дополненное — очерков из истории поселка и винзавода), создает музеи… Да-да, в бывшем гараже винзавода, реконструированном под сельский клуб, по его инициативе открылся (официальное название) «Музей предметов быта и ремесла, музей истории Мухановского и Кочемировского винокуренных заводов». Экскурсоводом выступает сам глава сельского поселения, он же собирает экспонаты. Последние все несут и несут местные жители. Шаронов раскладывает очередные сельхозпринадлежности вдоль стеночки, чтоб потом спросить гостей: «Что это такое и для чего нужно?» Мне лично приглянулись гирьки, которые Олег Николаевич нашел здесь же, в Дачном: «На этой чаше весов — 2 кг и на другой вроде такой же вес. Почему тогда одна перевешивает? Вот почему: в гирьке пустая полость, черным пластилином залепленная».

Стараниями Шаронова построен деревянный мост, проходящий по дну оврага (между прочим, на территории Рязанской области), где течет Умор, и соединяющий Муханов с Дачным. Неподалеку на двух родниках (тоже на Рязанщине!) возведены деревянные домики. На них закреплены таблички с качественными характеристиками воды. И все-то красиво и ладно!

А Дачный — так. Вид с рязанской стороны на корпуса винзавода еще дореволюционной постройки. Сейчас некоторые из них используются в качестве жилья. Фото: Денис Тюркин I Столица С

«Электрическая подстанция, точка доступа газоснабжения — все, что питает Муханов, — находится на нашей территории, в Мордовии, — поясняет Олег Шаронов. — Как идут расчеты, я вам сказать не готов. Кладбище, кстати, тоже одно на два поселка. В Муханове одна улица, Рязанская, и зимой от снега чистим ее тоже мы, наш сельсовет. Для этого нанимаем частника на тракторе. Ну а как я людей брошу? Те, кто в Муханове живут, на нашей территории работают. Лесхоз, пилорама, фермерское хозяйство… Люди у нас очень хорошие. Делаем все вместе: кто-то деньгами скидывается, кто-то делом помогает (как в случае с мостиком и благоустройством родников). Вот недавно самообложение было. Набрали на строительство детской площадки, построим ее на улице Молодежной. С прошлого года правила самообложения изменились (и это очень хорошо), теперь не нужно, чтобы все жители населенного пункта на какое-то дело скидывались. У нас 10 человек набрали 45 тысяч рублей, республика даст нам в четыре раза больше. Вот так».

Территория вокруг законсервированного винзавода. Что-то будет с заводом? Фото: Денис Тюркин I Столица С

Кстати, в Теньгушевском районе есть еще как минимум один анклав: на севере в мордовскую территорию «вклинился» кусок Ермишинского района Рязанской области площадью около 20 квадратных километров. В нем — не только две деревни (Рязанка уже «умерла», Липлейка держится), но и кусок дороги регионального и межмуниципального значения Мордовии 89К-20 Липлейка — Линейка. Съездить, что ли?

Закрыть
Закрыть рекламу