«Дурной» Антон

Пострадавшему при обрушении в доме пришлось через суд выбивать деньги с фирмы, принадлежащей родственникам Николая Меркушкина

Антон Мачин — продолжатель семейных традиций, когда рабочие люди для «элиты» никто? Фото: Столица С

Судебные приставы взыскали полмиллиона рублей в пользу 28-летнего строителя СМУ № 1 Геннадия Цыганова, пострадавшего 5 лет назад при обрушении в новостройке на улице Гагарина в Саранске. Эту сумму в принудительном порядке выплатила организация «Железобетон», по вине которой случилась трагедия. Напомним, что фирма принадлежит родственникам Николая Меркушкина — ​племяннице Елене Мачин и ее сыну Антону Мачин. Почему у столь богатого предприятия не нашлось средств для выплаты незначительной суммы, пыталась понять Екатерина Смирнова.

Обрушение

Рабочий день 13 ноября 2017 года разделил жизнь строителя Геннадия Цыганова на до и после. Он трудился каменщиком при возведении дома на улице Гагарина. В момент обрушения молодой человек находился на третьем этаже — ​поднимался с товарищем Дмитрием Колесниковым после обеда. В этот момент на 10-м этаже его коллеги Равиль Кокурин и Владимир Цыганов принимали от крановщиков двухтонный поддон с кирпичом. Его опустили на межэтажную площадку, к которой был прикреплен бракованный лестничный марш. Одна из освободившихся строп застряла между поддоном и межэтажной плитой. Строители решили вытянуть ее с помощью крана. Но цепь вырвалась и упала на лестницу. Марш треснул, Кокурин этого не заметил. Шагнул вперед и вместе с лестницей полетел вниз. Она пробила все другие марши — ​до первого этажа. Каменщик погиб на месте…

Фото: Столица С

Также под завалами скончался Дмитрий Колесников. Геннадия Цыганова спасло то, что он находился на меж­этажной плите, — ​его тяжело ранило обломками плит. Работающие на пятом этаже маляры Елена и ее подруга Светлана Гущина тоже оказались под ударом. Первая вовремя услышала шум сверху и успела отскочить на общий балкон. Светлана была в наушниках — ​слушала музыку — ​и не успела среагировать. В итоге ее зажало между стеной и плитой. Женщина погибла. «Было видно, что плиту, накрывшую Свету, можно было поднять только краном. Строитель Саша кричал мне: «Не подходи к ней, плита под тобой может обрушиться!» — ​вспоминала Елена. — ​Я видела, как внизу с окровавленным лицом лежит каменщик Гена Цыганов, придавленный несколькими ступенями. Он был жив. Саша пытался освободить его от завалов. Неподвижный Дима Колесников лежал неподалеку. Меня эвакуировали при помощи лестницы…»

На месте ЧП работали спасатели. Фото: Столица С

Как выяснилось позже, причиной обрушения стал некачественный лестничный марш, изготовленный на заводе «Железобетон». Вместо трех арматурных сеток в него уложили две, не соединив между собой. Это место оказалось самым уязвимым. Такой лестничный марш мог выдерживать нагрузку в 283 килограмма вместо «нормативных» 1,7 тонны. То есть оказался «слабее» практически в 6 раз! Кстати, аналогичный некачественный лестничный марш, сделанный на «Железобетоне», был установлен между 14-м и 15-м этажами дома на ул. Псковской, который сдали в эксплуатацию в 2019 году. После трагедии его укрепили металлическими конструкциями. Еще один бракованный марш благодаря следователям успели снять с реализации…

Реклама
Обрушившийся пролет… Фото: Столица С

Тяжба

Следствие и суд пришли к выводу, что в случившемся виноваты сотрудники «Железобетона» — ​начальница лаборатории и отдела технического контроля Надежда Сехчина, контролер Валентина Палаева и начальник формовочного цеха Владимир Моисеев. Они были обязаны выявить, снять с производства и запретить реализацию некачественного лестничного марша. Следовательно, несли ответственность за качество и приемку стройматериалов. Но вместо этого подписали все разрешающие документы и сдали бетонные изделия на склад готовой продукции. В апреле 2021 года Ленинский райсуд признал их виновными в причинении смерти по неосторожности и назначил каждому по 2 года лишения свободы условно. Также служители Фемиды обязали «Железобетон» выплатить вдовцу Светланы Гущиной моральную компенсацию в 1 миллион рублей. Ведь ему нужно поднимать единственную дочь. Поначалу организация не хотела добровольно отдавать деньги. Но в прошлом году приставам удалось призвать ее к ответу, и вдовец получил положенную сумму.

Геннадий Цыганов потерял здоровье, которое не вернешь никакими деньгами. Фото: Столица С

В июле прошлого года иск к «Железобетону» предъявил выживший строитель Геннадий Цыганов. Он долгое время проходил восстановительное лечение и получил третью группу инвалидности. Даже на судебные процессы являлся на костылях. А когда-то мог выполнять тяжелые строительные работы! Но каменщик тоже столкнулся с равнодушием «элитных» бизнесменов. Хоть суд и постановил выплатить ему полмиллиона рублей, «Железобетон» перечислять деньги не торопился. Тогда судебные приставы ускорили процесс. Они наложили запрет на регистрационные действия на 13 единиц автотранспорта организации. Также арестовали счета в банке. Кроме того, за несвоевременное погашение задолженности руководство «Железобетона» обязали оплатить исполнительский сбор в размере 35 тысяч рублей. На все ушло несколько месяцев. Только после вмешательства приставов фирма заплатила по счетам. «Денежные средства перечислены взыскателю», — ​сообщили в УФССП.

Жадные владельцы

«Железобетон» принадлежит родственникам бывшего губернатора Самарской области Николая Меркушкина — ​племяннице Елене Мачин (дочери ныне покойного директора «Саранск­стройзаказчика» Александра Меркушкина) и ее сыну Антону Мачин. И такая ли уж бедная эта фирма? Если верить официальным отчетам, то за прошлый год она заработала 331,7 миллиона рублей. Чистая прибыль при этом составила 2,1 миллиона. «ООО «Железобетон» сотрудничает со всеми основными застройщиками Мордовии и заслуженно пользуется спросом не только в республике, но и в других регионах России, — ​с гордостью сообщает сайт. — ​В настоящее время ассортимент товаров превышает 1500 наименований железобетонных конструкций!» Также фирма предлагает партнерам «строгий контроль за качеством продукции». Кстати, схожие лестничные марши продаются здесь в среднем за 30 тысяч рублей…

Так почему руководство «Железобетона» не могло найти денег для пострадавших по вине их фирмы людей? Если внимательнее изучить схему работы владельцев предприятия, становится понятно, что они не привыкли вообще платить кому-либо. И государству — ​в том числе. Чтобы уйти от уплаты налогов, в августе 2019 года владельцы «Железобетона» сменили форму собственности с АО на общество с ограниченной ответственностью. «Новое» предприятие стало правопреемником ликвидированного. Также сменился генеральный директор — ​им был назначен Николай Наумов, владевший солидным пакетом акций меркушкинского «Саранскстройзаказчика». Этот товарищ был хорошо знаком Семье и, очевидно, пользовался ее доверием. Такого не жалко было «слить»… Мачин вместе с матерью перешел в разряд учредителей. И уже через месяц у организации появились долги по налоговым платежам. «Совпадение?» — ​задался бы вопросом рядовой обыватель и сам бы себе ответил: «Не думаю!» Недоимка составила 4 248 480 рублей. Но что мог поделать директор Наумов, который на посту без году неделя и, очевидно, не принимал самостоятельных финансовых решений? По закону в случае неуплаты налогов и взносов ФНС обращает взыскание на вклады должника. Счет у «Железобетона» был в «Актив Банке». ФНС направила туда инкассовые поручения на списание и перечисление средств в бюджет. Также по счету были приостановлены расходные операции. Казалось бы, статусному предприятию перекрыли кислород по всем фронтам! Но не тут-то было! Как установили сотрудники Следственного комитета, Наумов «решил» скрыть средства предприятия. Для этого направил распорядительные письма в аффилированную фирму УМНР («Управление механизации нулевых работ»), единственным учредителем которой является Антон Мачин. Письма от имени номинального гендиректора Наумова послужили основанием для зачета взаимных требований. В соответствии с ними УМНР со своего расчетного счета производило расчеты с контрагентами «Железобетона». В результате на основании распорядительных писем фирма перечислила за «Железобетон» на расчетные счета кредиторов 8 миллионов 118 тысяч рублей. Половины этой суммы вполне хватило бы, чтоб покрыть долги перед государством. Но, судя по всему, некоторые предпочитают у родной страны только брать, но не отдавать. Обвинение в сокрытии средств, конечно же, предъявили Наумову. Пролетарский райсуд назначил ему штраф в 60 тысяч рублей и не стал «вешать» судимость. На момент вынесения приговора Николай Николаевич уже не являлся гендиректором «Железобетона». Этот пост занял Юрий Викторович Данейкин. Кстати, его родственник Валерий Викторович Данейкин руководит сельскохозяйственной фирмой «Нива», зарегистрированной в поселке Ялга. Учредителем последней опять же является Антон Мачин…

Закрыть
Закрыть рекламу