«Око Межъяна»

Фотограф из Саранска готовится к выставке в Санкт-Петербурге

Иван Межъян смотрит на мир «чужими глазами» и ищет себя. Фото: Михаил Коршунов I Столица С

«Глаза — зеркало души». Избитое выражение. Насколько оно соответствует действительности — можно спорить бесконечно. Фотограф из Саранска Иван Межъян близко подошел к разгадке этой дилеммы. Почти четыре года он трудится над уникальным проектом, делая снимки человеческого глаза. Кажется, что смотришь на изображение одной из планет Солнечной системы. Широкой публике свой проект 32-летний уроженец Армении намерен презентовать летом в Северной столице. Затем в Саранске. Николай Кандышев встретился с Иваном и узнал, что он заметил в чужом глазу.

В Мордовии Иван оказался по воле родителей, с младенцем на руках бежавших из Армении от «войны, землетрясений и распада Советского Союза». Почему из всех точек мира они выбрали аграрную республику, мой собеседник не знает. «Может, считали Мордовию временным явлением», — предполагает Иван, проживший в Саранске до 24 лет и получавший образование в МГПУ им. Евсевьева по специальности «право и английский язык» и в МГУ имени Огарева — «реклама и связи с общественностью». Но вдруг решил, что учиться нечему. Забрал документы и восемь лет назад отправился покорять Санкт-Петербург. «Решил, что обучение в университете мне ничего не дает, — объясняет он свое решение. — Никаких перспектив с этими «корочками» не светит. Петербург же — вольный город на Неве. Решил, что там у меня больше условий для самореализации».

Фото: Иван Межъян

К тому моменту Иван увлекся фотографией. Технические азы приобрел в некогда известной студии «Квадрат». Подрабатывал фотореставрацией и печатью фотографий на документы. Но в рутине тонуть не захотел. Поэтому решился на петербургскую «авантюру». Дабы «лучше узнать и мир, и себя». Начал с монетизации своего занятия. Подключил сарафанное радио. Стал снимать свадьбы, делать репортажи. «С одной стороны, это замыливает глаз, да. С другой — дает почву для творческого развития, — поясняет Иван. — Творчеству в таком, казалось бы, коммерческом направлении тоже есть место. Просто оно не всегда ценится даже самими заказчиками».

Фото: Иван Межъян

За адаптацией Иван не забывал о творчестве. Вначале его увлекли скейтбордисты, коих в Петербурге оказалось немало. Он сделал серию портретов в одном композиционном решении. Примерно четыре года назад фотограф увлекся темой микромира человеческого глаза. «Трудно сказать, откуда взялась идея, — делится Межъян. — Увидел фильм «Я начало» (научно-фантастическая драма 2014 года режиссера Майка Кэхилла — «С»). И что-то отложилось. Также добавился околомистический опыт. В Мордовии у меня превалировало тоннельное внимание. Другими словами, не всегда понимал, из какого места смотрю на вещи. Когда перебрался в Петербург, стал смотреть на вещи как ребенок. Видеть разные моменты, словно в первый раз». По мере погружения в мир фотографии для Ивана стал отчетливее проявляться конфликт. «С одной стороны, это технический процесс, требующий знаний, соответствующих компетенций, оборудования, — объясняет мастер. — С другой — это творчество. Оно мотивировано тем, что человек хочет запечатлеть нечто, тронувшее его. Отсюда и конфликт. Вот вижу кайрос(«благоприятный момент» — древнегреческий бог счастливого мгновения, удачи — «С»). Но вместе с этим появляется мысль: взять фотоаппарат, подобрать фокусное расстояние, выдержку и фон. И момент за всеми манипуляциями куда-то уходит».

Реклама

Он пытается решить эту проблему, соединив вдохновение и технику. Разумеется, без потери качества. Так санкт-петербургский фотограф нашел сверхзадачу, которую решает до сих пор. Один из путей — проект с фотографированием человеческого глаза. По словам Ивана, выглядит все просто и минималистично. Изображение глазного яблока на белом фоне. Но при этом работа требует сложного технического исполнения. Сначала мастер творил дома «на коленке». Брал макрообъектив, используя макрокольца и вспышку. Пучок света попадал в зрачок. Съемка велась с близкого расстоянии. Получался отпечаток. Иван уверяет, что ни одна модель за время съемок не пострадала.

На выходе — изображение неординарной красоты, в котором можно найти зеркало души, планету или око Саурона. «Когда смотрю на некоторые получившиеся снимки, как будто начинаю слышать звук, — делится впечатлениями автор проекта. — Ощущаю вибрации. Я сильно продвинулся в плане техники благодаря этому проекту. Что в плюс сказалось на качестве. Но все равно понимаю, что можно сделать еще лучше. Но это требует серьезных вложений. Да, я находил в Интернете подобные проекты. Но рук от этого не опускал».

За время работы у Ивана накопилось около 20 изображений человеческого глаза. Не хватает радужки зеленого цвета. «Хочу отразить в кадре что-то уникальное, — делится планами собеседник. — Глаз — это словно отпечаток или снежинка. Двух одинаковых в природе не встречается. И есть то, чего человек о себе не знает. Не случайно говорят, что глаза — зеркало души. Порой это возможность заглянуть в себя. Надеюсь, что мне удается поймать нечто такое». Персональную экспозицию фотограф хочет организовать для начала в Санкт-Петербурге. Ориентировочно в августе. В Саранске, если найдутся заинтересанты, он тоже готов выставиться. Насчет реакции публики Иван не тревожится. Он убежден, что работа должна говорить сама за себя. Главное, по его словам, чтобы произошел контакт глаз. Контакт бумаги с живым взглядом. Своеобразная авантюра. «Акт творчества, где нет зрителей, нельзя считать состоявшимся», — считает Иван.

Санкт-Петербург не обманул ожиданий Межъяна. «В Северной Пальмире мне постоянно хочется творить, а в Саранске — почему-то есть», — иронично замечает Иван. На его взгляд, в обилии изображений в соцсетях нет ничего фатального для фотографии. И даже наоборот. Наблюдается новый виток развития. И чтобы выделяться на общем фоне, требуется не только талант и мастерство, но и трудолюбие, вера в себя. Идти к этому следует не напролом, а последовательно. «Техника должна быть продолжателем руки и взгляда человека, — выводит он формулу. — Получается дихотомия: соединить акт творческий и технический в картинку. Чтобы этот самый технический труд не был заметен».

«Мечтаю о том, чтобы жизнь не делилась на творческие и нетворческие области деятельности, — сетует визионер. — Коммерческая часть мне не особо интересна. Считается, что настоящий художник должен быть голодным. И это отчасти про меня. Но все же деньги в качестве эквивалента обмена энергией между людьми решают многое в наше время. Было бы хорошо, чтобы в итоге моя работа приносила доход. Тогда я смогу сосредоточиться только на творчестве, не загружая себя сторонними проектами, чтобы заработать на кусок хлеба. Если это однажды случится, то я скажу, что двигаюсь в верном направлении».

Закрыть
Закрыть рекламу