«Новочебоксарск меньше Саранска, но там детей на хоккей приходит больше»

Тренер мордовской школы хоккея Дмитрий Обрежа — о воспитаннике, попавшем в систему ЦСКА, зарплатах наставников и необходимости создания профессиональной команды

Хоккейная «Мордовия» исчезла со спортивной карты России в 2019 году. Недавно в эксплуатацию ввели многострадальный универсальный зал «Саранск Арена», на льду которого предполагалось проводить матчи местных профессионалов. Но что-то пошло не так… Теперь там играют юные воспитанники мордовской школы. Но какая у них перспектива? Министр спорта Мордовии Александр Савилов заявил о возрождении профессионального хоккея в республике. Но когда его слова материализуются, загадывать сложно. Поэтому юные таланты ищут счастья в других городах. Среди них Никита Синикин, три года назад пробившийся в систему ЦСКА. По его пути пошел Кирилл Князькин. Лев Мышкин побеседовал с его первым тренером Дмитрием Обрежой о перспективах бывшего подопечного, об уровне и проблемах местной школы, а также необходимости создания профессиональной команды.

Дмитрий Обрежа доказал, что и в условиях Саранска можно воспитать перспективных игроков. Фото: Столица С

Талант, ЦСКА, переход

«С»: Дмитрий Константинович, как Кирилл стал вашим подопечным?

— Команду ребят 2012 года рождения я стал набирать в  сезоне–2016/2017. На первое собрание с родителями в июле пришло всего 15 ребят. Среди них оказался Кирилл. Под моим руководством он занимался четыре года. В начале пятого уехал в ЦСКА.

«С»: Какое впечатление он производил на первых тренировках?

Реклама

— Кирилл сразу выделялся. Прежде всего физическими данными. Он отлично развит для своего возраста, коренастый. Сказывались летние каникулы, проведенные в деревне у бабушки с дедушкой (улыбается — «С»). Боевой характер. Но при этом добродушный парень. Отлично ладил с ребятами. Часто шутил. И лидерские качества при нем. Этакий былинный русский богатырь. С самого начала Кирилл ощущал свое превосходство и принимал данную роль. Плюс ко всему у него сразу стали проявляться бомбардирские качества. Нацеленность на ворота, жажда гола… Даже на тренировках! Разумеется, у него были конкуренты. Ребята, превосходившие Кирилла в том или ином компоненте. И это его только подстегивало. Игрок, каким бы он ни был одаренным, развивается только в конкурентной среде. Но кое-что помогало Кириллу выделяться на фоне других. Во время игр он сохранял стрессоустойчивость. Многие дети хорошо проявляют себя на тренировках, но во время матчей — под давлением трибун, из-за волнения — теряются. Мы со стороны тренерского штаба пытаемся с этим справиться, подобрать ключи. Но Кирилл на играх показывал хоккей даже лучше, чем на тренировках.

«С»: Наверняка он не ограничивался только вашими тренировками, но и дополнительно занимался?

— Да. Но не скажу, что больше, чем другие. У нас в команде 30 человек. 15 из них, кто посильнее, составляют основные три звена. Другие догоняют. Родители видят результаты ребят и по возможности возят на дополнительные занятия. Плюс Кирилла заключался в том, что он с детства учился бросать. У него старший брат занимался хоккеем. Отец способствовал увлечению и младшего сына. Отчасти благодаря этому он изначально был посильнее всех в плане броска и единоборств.

«С»: Как Кирилл попал в ЦСКА?

— Родители отвезли его на просмотр в ЦСКА. У армейцев постоянно идет селекция. В Москву едут со всей страны. ЦСКА — известный бренд. В их школу стремятся попасть многие. Но не все проходят жесткий отбор. Из 40 человек условно 20 допускаются до льда. Из них только двое или трое попадают в школу. Кириллу удалось пройти сито. Из моих подопечных пока только он добился этого.

«С»: Другие пытались?

— Пока нет. На мой взгляд, в 9 лет рановато куда-то ехать. Но на каких-то турнирах скауты уже присматриваются к юным игрокам. «Мордовия-2021» — крепкая команда. Мы успешно конкурируем с  соседними регионами, где сильные хоккейные традиции: Пенза, Нижний Новгород, Чебоксары.

Кирилл Князькин пробился в школу ЦСКА. За ним потянутся и другие? Фото: Соцсети

«С»: Команда заметила потерю лидера и бомбардира?

— Безусловно, Кирилл был лидером в нашей команде. Но у нас есть еще трое таких хоккеистов, за которыми тянутся остальные ребята. Безболезненно уход Кирилла не прошел, но ничего критического не случилось. Да, наша команда ослабла, потеряв бомбардира. Нападающего, нацеленного на ворота. Тем интереснее будет посмотреть, кто возьмет на себя роль лидера. Есть ребята, которые даже превосходят Кирилла в отдельных компонентах. Считаю, у нас сильная защитная линия — шесть основных защитников и вратарь. У ребят на этих позициях хороший потенциал.

«С»: С вами родители Кирилла советовались по поводу перехода?

— Я с самого начала поставил работу так, что часто беседую с родителями. Они советуются и спрашивают мое мнение по тому или иному вопросу. Стараюсь никому не отказывать в совете. И здесь, когда мне позвонил отец Кирилла и объявил о прохождении сбора, то я выразил опасения по поводу раннего возраста для перехода, но в то же время отметил, что это возможность для роста. Что если сейчас не поехать, то потом можно упустить шанс. Поэтому не отговаривал. Нужно ехать, пробовать. Сам переезд в Москву — очень сложный процесс. Трое детей, жилье, работа…

Фото: Столица С

«Саранск Арена», зарплата, клуб

«С»: Какой процент вашего вклада в том, где сейчас оказался Кирилл?

— Ох… На хотел бы вешать на себя лишние регалии.

«С»: Зайдем с другой стороны. Мог ли парень оказаться в ЦСКА без мордовской школы хоккея?

— Считаю, что наша школа работает очень хорошо. Основная проблема в малом количестве детей. В команду 2015 года набрали только 30 человек. В других городах в таком возрасте в школу приходят 200–300 мальчишек. В Казани и вовсе 500–600! Я сам родом из Новочебоксарска. Город меньше Саранска. Но и там детей на хоккей приходит больше. Потому что хоккей в Новочебоксарске — спорт номер один. В Саранске иначе. Помню, когда приехал, то был поражен, насколько изменился город со времени моего последнего визита. Созданы отличные условия для занятий многими видами спорта. Футбол, волейбол, баскетбол, единоборства, ходьба, BMX, гимнастика… У родителей есть выбор, куда отдать чадо. И доходность семьи играет большую роль. Саранск — город небогатый, а хоккей довольно затратный вид. Чтобы найти одаренных, нужно иметь выбор. А из 20–30 человек это сделать очень сложно. Но школа все равно старается.

…Закрытие «Мордовии» заметно отразилось на школе. В первую очередь на наборе. Когда есть команда, то взрослые приходят на матчи вместе с детьми. Обсуждают игры, заражаются атмосферой. Если дети это видят, то они быстрее захотят этим заниматься…

«С»: Вы отметили инфраструктуру. Наконец-то открывшаяся «Саранск Арена» тоже подспорье в данном контексте?

— Да. На нее у нас большая надежда. Все-таки все поклонники хоккея хотят возрождения профессиональной команды…

«С»: Это важный аспект для развития хоккея?

— Очень важный! Закрытие клуба («Мордовия» из-за финансовых проблем была расформирована в 2019 году — «С») заметно отразилось на школе. В первую очередь на наборе. Когда есть команда, то взрослые приходят на матчи вместе с детьми. Обсуждают игры, заражаются атмосферой. Если дети это видят, то они быстрее захотят этим заниматься. Лучшая реклама! Кататься по льду — радость. Забиваешь, толкаешься… Намного интереснее играть, чем ходить плавать в бассейне от бортика до бортика или на стадионе круги нарезать. Дети, приходящие в хоккей, с трудом могут из него уйти. Хоккей им очень нравится. Я это знаю по себе.

«С»: Разве достаточно одной любви к хоккею? Не секрет, что одна из проблем развития футбола в России — низкие зарплаты у детских тренеров. В хоккее этот вопрос столь же актуален?

— Да. Но так везде. В Мордовии зарплаты такие же, как и в других регионах. Понятно, что тренеры получают небольшие деньги. Что нами движет? Все-таки любовь к хоккею прежде всего.

«С»: А действует ли на уровне детского хоккея компенсация за переход воспитанника местной школы в какой-то столичный клуб?

— Насколько знаю, до 12 лет дети могут уйти куда угодно безвозмездно. А вот дальше прописываются какие-то компенсации. Но они опять же небольшие. Что-то серьезное уже будет на уровне КХЛ, когда осуществляется переход между клубами.

«С»: То есть в случае закрепления и дальнейшего прогресса Кирилла мордовская школа ничего не получит за те четыре года, что он здесь воспитывался?

— Да, такая система. Обидно ли мне?.. Возможно… Все-таки мы вложились. Но для тренера самая большая радость, если его воспитанник будет играть и прогрессировать.

«С»: Велики ли шансы у Кирилла заиграть на высочайшем уровне?

— Шансы всегда есть. Физическая мощь, талант и желание должны способствовать этому. Но сейчас Россия переживает хоккейный бум. Огромное количество детей идут в спортшколы. Высчитывать здесь проценты вероятности крайне сложно. В мое время, когда количество занимающихся было меньше, были более одаренные, кто в итоге не заиграл, и те, кому рекомендовали прекратить занятия, а они «выстреливали». Таких примеров много. Так как играет большое количество факторов. Окружение, «звездная болезнь», бытовые сложности… Не могу сказать, с чем связано, но в хоккее это ярко выражено. До последнего сложно спрогнозировать, у кого получится.

Фото: Столица С

Личное дело

Дмитрий Константинович Обрежа родился 31 января 1985 года в Новочебоксарске. Российский хоккеист.

Воспитанник хоккейной школы новочебоксарского «Сокола». Дебютировал в сезоне–2001/2005 в нижнекамском дубле «Нефтехимика» в первой лиге. В дальнейшем в основном представлял клубы высшей и первой лиги российского чемпионата.

«Кристалл» Саратов (2002/2005), «Металлург» Серов (2004—2006), «Олимпия» Кирово-Чепецк (2006/2007), «Оренбурггазпром-Университет» Оренбург (2006—2009), «Металлург» Медногорск (2007/2008), «Сокол» Новочебоксарск (2010—2012), «Мордовия» Саранск (2011—2016), «Чебоксары» (2016/2017).

Выступал за белорусские клубы «Шинник» из Бобруйска (2009/2010) и «Брест».

В 2017 году завершил игровую карьеру, начав работать детским тренером в хоккейной школе саранской «Мордовии».

Закрыть
Закрыть рекламу