«Наш проигрыш аукнется России страшной бедой. Потому что она сама в себя верить перестанет…»

Музыкант из Донбасса Дмитрий Куфлей  — о вероятности войны России и Украины и перспективах ДНР

Главной новостью мировых СМИ в последние недели стали отношения России и Запада. Вашингтон и Брюссель обвиняют Москву в подготовке «вторжения на Украину» и стягивании войск к границе с соседним государством. В свою очередь, Кремль заявляет о лживой атаке со стороны западных «акул пера» и нагнетании ситуации, дабы скрыть «собственную агрессию». Что происходит в «точке кипения» — Донецкой народной республики? Об этом Николаю Кандышеву поведал музыкант донбасских хэви-металл групп «DATURA» и «MEGALODONT» Дмитрий Куфлей. Коллективы неоднократно приезжали в Россию с концертами. А в прошлом году заглянули в Мордовию.

Донбасские музыканты и Дмитрием Куфлей ждут решительных перемен. Фото: Столица С

Мордовия, английская лирика, стигматы

«С»: Часто выступаете в России?

— Да. Так как являемся жителями ДНР, на нас наложены санкции и проклятия. Но мы несем с честью данную трудность. Почитаем за благо — страдать за то, во что мы верим.

«С»: Санкции со стороны Украины?

Реклама

— Совершенно верно. Плюс вся европейская сучья сволочь подписывается под всю эту свору. Также не любят нас лютой нелюбовью. Мы их соответственно тоже.

«С»: Но поёте на английском?

— Да. Традиционная англоязычная лирика, но русскоязычные названия.

«С»: Чего вы касаетесь в композициях?

— Эйфории. Всевозможной радости — как в экзогенной, так и в эндогенной формах.

«С»: Это находит отклик у публики?

—Находит. С 1999 года существуем. Миллионы альбомов. Главное, что все происходит и находит реализацию.

«С»: Как вы переживаете невозможность выступления в Украине?

— По факту никак не задевает. По той причине, что мы уже навыступались до событий 2014 года вдоль и поперек. Раз образовался такой разрыв, то и пусть. Ничего страшного.

«С»: По-вашему, это навсегда?

— К сожалению, невозможно дать прогноз. Потому что эти годы пролетели, как один день. Сколько их еще пролетит — мы не знаем. В пику политикам, которые стоят у руля России, из-за их нерешительности. Им там виднее. Деньги сгорят в банке. Скорее всего, ничего не поменяется никогда. Как есть замороженный конфликт, так он и останется. Примеров подобного рода хватает: Сербия, Южная и Северная Кореи…

«С»: Нагорный Карабах…

— Туда же. Миллион таких мест, которые кровоточат. Стигматы на кровоточащем теле. На наш век хватит. А там посмотрим.

«С»: Такой замороженный конфликт лучше военных столкновений?

— Лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Это же ослабляет всех. Капает на мельницу наших общих врагов. К сожалению, украинцы воспринимают реальность искаженно. Считают, что за них кто-то впишется, что они кому-то нужны. Но вот вам наглядная ситуация с Афганистаном. Все, кто служил с товарищами-америкашками, сейчас дико ломятся в солнечный Туркменистан или куда-то еще. Только бы им не вскрыли полость живота. Та же самая ситуация будет в Украине. Ну, и с нами… Если «северный ветер» перестанет дуть, то будем сушиться на солнышке, на реях.

«С»: Ждете расправы?

— Она по любому будет. Несомненно, окажем сопротивление. Но наши силы неравны. Одни мы не выстоим. Сколько бы мы с собой не забрали. Опять же наш проигрыш аукнется России страшной бедой. Потому что она сама в себя верить перестанет.

«С»: У украинской стороны в конфликте больше шансов?

— Нет. Считаем, что с Украиной у нас общего ничего нет. В будущем она будет принадлежать нам. Плюс Болгария, Румыния и весь бывший Варшавский договор (коммунистический политически-военный блок во второй половине XX века — «С»). Если не ты, то тебя. Другой причины существовать у русского мира нет. Только захватывать, только вперед. Когда у наших правителей, а я считаю их нашими, — Владимира Владимировича и других — закончатся возможности управлять своими забугорными «нюансами», тогда начнется самое интересное. А пока российский бензин идет в Украину, где им заправляют танки. Нам это сильно аукается. Но это бизнес. Его трогать нельзя!

Русскоязычный Донбасс, олигархи и Киркоров

«С»: До 2014-го зарождение данного конфликта ощущалось?

— Да. Но на подобное не следует обращать внимание. Потому что каждый сосед не любит другого соседа, каждая улица враждует с другой улицей, на уровне городов то же самое. И вражеская сволочь может хорошо дергать за эти ниточки. Противовес всегда есть. Мы — русскоязычный Донбасс, изначально присоединенный к Украине искусственно, как и Крым. Хотя у нас больше украинской культуры, чем в западных районах этой страны. Мы владеем украинской мовой, у нас характерный говорок в речи. Без всякой австро-венгерской ситуации, когда берется слово «вертолет» и превращается в «коптер»… Искусственно созданный конфликт на естественных противоречиях. Когда Советский Союза развалился, как основной патриархат, все мигом сцепились! Азербайджанцы с армянами, Грузия с Осетией и Абхазией. Все рушится и рушится. Потому что нет того, кто это все успокоит.

…лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Это же ослабляет всех. Капает на мельницу наших общих врагов. К сожалению, украинцы воспринимают реальность искаженно. Считают, что за них кто-то впишется, что они кому-то нужны. Но вот вам наглядная ситуация с Афганистаном

«С»: До 2014-го вы считали себя украинцем или русским?

— Конечно, украинцем… Хотя могу назвать себя русским, живущим на Украине. До сих пор являюсь гражданином Украины. Другого паспорта нет. У нас три вида паспорта: украинский, ДНР и РФ. Российская паспортизация сейчас скакнула очень быстрыми темпами. Весь народ в Донецкой народной республике дико паспортизируется, чтобы быть пропитанным эйфорией от факта, что «я — россиянин».

«С»: То есть каких-то особых дивидендов это не дает?

— Пока нет. По крайней мере, я их не вижу.

«С»: Вы получали российский паспорт?

— Нет, пока слишком занят. Из группы у нас получал только Николай. Ему 15 лет. И для него это первый паспорт.

«С»: А паспорт ДНР что-то дает?

— Ну, внутри республики есть определенные социальные нюансы. Пересекать границу с Россией можно. Не более того. Я с украинским это все делаю. 45 лет капнет, и я не смогу на Украину выехать. Во-первых, у нас закрыты границы. Во-вторых, я считаюсь одним из первостепенных врагов Украины. На всех их сайтах запечатлен. Моя вражеская и террористическая деятельность заключается в поездках в Крым. Его можно посетить только с территории Украины. А если ты приезжаешь туда из России, то ты нарушаешь украинское пограничное законодательство. В итоге, они любят так кого-нибудь из звезд шоу-бизнеса «выхватить». Филиппа Киркорова так прокляли.

«С»: Заявлений со сцены не делаете? Ни к чему не призываете?

— Нет. Занимаемся металлом и призываем всех радоваться жизни. Вот еще в чем дело. Лексический запас человека ограничен, чтобы описать ситуацию всесторонне. Ведь события происходят нелинейно. Мы пытаемся пробэкать то, что, в целом, происходит. Российские государственные телеканалы вполне вменяемо описывают события. ДНР — квазигосударство, которого на самом деле не существует. Там все начальники поставлены из России. Финансирование опять же отсюда. Мы, к сожалению, стали очередным грузом на российскую экономику. У нас есть своя промышленность — тяжелая, угольная… Но она лишь на 30 процентов шевелится ввиду отсутствия сбыта. Миру с нами торговать запрещено. Если какие-то страны нарушат данный запрет, то получится как с Ираном. Они попадут под санкции. Российская олигархическая группа, которой на эту ситуацию в общем все равно, довольно дешево выкупает наш товар. Таким нелегальным образом донецкая промышленность еще как-то трепыхается.

«С»: До событий 2014-го это был вполне самодостаточный регион?

— Нам действительно удалось преодолеть глубокий кризис, наступивший после развала Советского Союза. До 2014-го экономика оживилась. Самые перспективные шахты начали работу. Заводы вышли на производственную мощность. Повсеместно обновили оборудование. При Ринате Леонидовиче Ахметове (состояние на начало 2021 года — 7,53 млрд долларов — «С».), несмотря на полярные мнения о нем, Донецк преобразился. Сейчас же там тлен и ужас.

Хрюши, Зеленский, стена

«С»: Ваших руководителей можно назвать марионетками?

— У них нет никакого характера. Словно хрюши, которым засунули в одно место руку. У нас были одиозные лидеры, имевшие свое мнение, но их всех убили.

«С»: Присоединение ДНР к России возможно в ближайшей перспективе?

— Думаю, да. Мы практически присоединены. У нас начинает превалировать российские деньги и паспорта. Все веяния Москвы у нас находят максимальный отзыв. Нужно отметить, что Россия — более полицейское государство, чем украинское. С 1999 года частенько сюда катаюсь. Смотрю на происходящее. Замечательно, что мотоциклетный клуб «Легион» в эпоху коронавируса вытворяет прекраснейшие частные вечеринки!

«С»: В чем проявляются признаки полицейского государства?

— Давление со стороны властей… Но я не против. Всеми руками за порядок. Может быть, так правильнее. На Украине подобного давления нет. Можно выражать различные политические мнения, идущие вразрез с позицией официальной власти. Не врубаться в религиозные моменты. Какие-то исторические факты воспринимать по-своему. Можно оскорблять чувства верующих. И неверующих. А В России сразу начинаются иски, запреты. Нынешняя политическая ситуация в Украине — сплошная клоунада.

«С»: Это нашло отражение в президенте-актере Владимире Зеленском?

— В принципе, это признак демократического государства. Где каждая домохозяйка может претендовать. Это в России никому не влезть… Но, возьмем в качестве примера токаря. Он долго учится, проходит практику, набирается опыта. И тут мы ставим к станку клоуна. Он же сразу без пальцев останется! Разве у президента настолько проще работа, чем у токаря?! Поэтому данная клоунада с клоуном построена для того, чтобы этот локомотив под названием «Украина» двигался. Мы этому нисколько не радуемся. Там живут такие же наши братья.

«С»: Вас, получается, разделили искусственно?

— Совершенно верно. Приехать к родным и знакомым в соседнюю область мы не можем. Созваниваться можем. В Интернет-пространстве общаться. Совместной мобильной связи нет. У них своя, а у нас — своя. Можно обходными путями, допустим через Турцию, приехать из Киева в ДНР, но СБУ (Служба безопасности Украины — «С») их выследит. Потом на телевидении объявят об изобличении и припишут к пособникам терроризма.

«С»: Вас разделили, словно в свое время ГДР и ФРГ…

— До сих пор жители этих республик вспоминают то время. У нас стена также есть. Только из минных ограждений. Что очень эффективно. Даже Берлинская стена преодолима, а такая…

«С»: Стрелять стали меньше?

— Меньше. Но стреляют. Каждый день есть раненые и убитые. Мирные жители, военнослужащие с обеих сторон. Кто-то случайно нарвался на мину. Разные случаи. Ситуация стабилизировалась в своем хаосе, но это большая беда, ослабляющая Россию. Она тратит бесконечно ресурсы на нас. Весь мир из-за этого против нее. Санкции из-за Крыма. Надо либо двигаться дальше, либо ручки поднимать. Война на измор, а измор, как мне кажется, Россия не выдержит. Тем более от всего мира. Там же тоже не сидят, сложа руки. Возьмут вместо Владимира Владимировича какого-нибудь красавца вроде Зеленского, и он все продаст. Пусть о Путине полярные мнения, но в нем хотя бы есть признак великодержавности.

«С»: Вы лично себя лучше ощущаете, чем до 2014 года? Ведь вы стали ближе к российскому миру. Практически присоединены к нему.

— Однозначно не ответишь. По одним аспектам ужасно, а по другим — стало лучше. Можем думать и разговаривать на русском языке. Но когда весь движ начинался, не на этот кусочек небольшой области рассчитывали. Не на пару городков, находящихся перманентно под обстрелом. Предполагался сценарий Крыма. Все централизованно и организованно, а не банды махновцев с разными идеологиями. Отсюда хаос и разруха. Но, благодаря этому, Россия поняла, что она — не равная среди равных, вошедшая в семью европейских народов под знаком демократии. Нет! Мы для Европы люди второго сорта. Как были при царе, так и будем. Следовало это понять и не вестись на то, что НАТО не будет продвигаться на Восток. Будет! На мой взгляд, только ядерное оружие сдерживает. Иначе давно бы нас поработили.

Материал был подготовлен до боевых действий на Украине.

Закрыть