Пятница, 21 июня
Общество

Идет Бычков, не кается

Бывший представитель ОПГ «Юго-Запад» и убийца обвиняется в вымогательстве 20 миллионов рублей

В Пролетарском райсуде продолжается рассмотрение дела о «рыночном» вымогательстве свыше 20 миллионов рублей. На скамье подсудимых — Алексей Бычков, прежде уже осужденный за убийство «конкурента». По данным следствия, на пару с лидером группировки «Юго-Запад» Владиславом Печниковым он долгое время вымогал деньги у вдовы расстрелянного 16 лет назад авторитета по прозвищу Феликс. А также — у  других владельцев светотехстроевского рынка «Данко». На последнем заседании адвокат обвиняемого пытался уличить в противоречиях одну из потерпевших — Ольгу Жирнову, которая требует в своем иске вернуть отнятые у нее деньги. Женщина объяснила «расхождения» тем, что те годы были очень страшными. Она сильно боялась за свою семью. При этом вдова Феликса — Лариса Филиппова — по-прежнему не может явиться в храм Фемиды из-за болезни. Но защита настаивает и на ее допросе! Из зала суда — Валерий Ярцев.

У Алексея Бычкова был особый подход к женщинам. Фото: Столица С

Допрос хозяйки «Данко»

«Я возражаю против фотографа!» — оглядевшись по сторонам, заявляет Алексей Бычков из-за решетки. «Почему?» — спрашивает председательствующий. «А зачем мне это?» — бесхитростно отвечает подсудимый… В итоге суд разрешает фотосъемку. Ведь процесс открытый! Адвокат Алексея Бычкова оглашает письменные показания потерпевшей Ольги Жирновой, которые она давала в далеком 2008 году. «У меня есть супруг Юрий Викторович, — зачитывает защитник. — Мы состоим в браке с 1984 года. Он занимает должность директора рынка «Данко» и одновременно является соучредителем. В ноябре 2003 года Юрий предложил мне стать соучредителем ООО «Рынок «Данко». Я согласилась. При этом муж пояснил, что я буду являться соучредителем лишь формально. Не буду получать фактически никакой прибыли. Для чего это было нужно, я не интересовалась, просто выполняла его просьбу. После чего в ноябре 2003 года ЗАО «Калита» решило передать свою долю в уставном капитале в размере 80 % моему супругу, а также его знакомому Владимиру Филиппову и супруге Ларисе Спартаковне. Таким образом, каждый из нас стал соучредителем, имея по 20 % доли в уставном капитале. То есть по 80 тысяч рублей. Но деньги мы не вкладывали, то есть доли нам передавались безвозмездно…»

Затем, как зачитывает адвокат, «Калита» передала и остальные доли. «Договор заключался в присутствии нотариуса и соучредителей, — продолжает защитник оглашать старые показания Ольги Жирновой. — Ежемесячную прибыль в банке получала главный бухгалтер «Данко». Я лишь расписывалась в ведомости, которые она составляла. По договоренности с супругом я сама не получала этих денег. Суммы, которые мне причитались как соучредителю, не помню. Но они были большие. Мы с супругом деньги в развитие бизнеса не вкладывали. Кто распоряжался моей прибылью, не знаю… В декабре 2005 года Владимир Филиппов был убит неизвестными лицами. В порядке наследования капитала его доли отошли дочери Ирине Филипповой. Осенью 2006 года муж сказал, что нужно отказаться от моей доли. Я согласилась, так как являлась владельцем лишь формально. И безвозмездно уступила свою долю в декабре 2006 года в пользу Владимира Сорокина и Евгения Фирсова. При этом указанных людей никогда не видела, а подписала указанный документ у себя дома. Его привез супруг. На собраниях учредителей не присутствовала. Как мне стало известно со слов сотрудников милиции, причиной моего выхода из состава учредителей стала встреча Юрия Жирнова и лидера ОПГ «Юго-Запад» Печникова. Но муж меня в эти вопросы не посвящал, а я не интересовалась… Заявлять гражданский иск отказываюсь, так как никакой прибыли как соучредитель не получала!»

После чего адвокат Алексея Бычкова приступает к допросу потерпевшей Жирновой «вживую». «Ольга Николаевна, вы слышали свои показания? — спрашивает защитник. — События изложены иначе, чем вы рассказывали на прошлом заседании в суде. Прежде вы утверждали, что приобрели долю лишь формально, никакой прибыли не получали. А на прошлом заседании заявили, что были реальным владельцем рынка, что принимали участие в собраниях общества! Вы можете объяснить эти противоречия?» — «Я употребила слово «формально», потому что решения принимал мой супруг, я лишь участвовала в заседаниях и сама подписывала протокол, — объясняет черноволосая женщина в очках. — Но я никогда не вникала в суть дела, потому что занималась своей семьей, своей работой». «Простите! — недовольно возражает мужчина. — Два раза на прошлом заседании вас спрашивал: вы реально являлись собственником? Вы участвовали в собраниях и в правлении? И вы заявили, что участвовали в решении вопросов, только не можете вспомнить, чего они касались. А вот сегодня вы говорите, что не принимали участия… Где правда?» «Участие принимал мой супруг, а я подписывала документы!» — начинает волноваться потерпевшая. «Вы указали прежде, что ни вы, ни супруг не вкладывали средств. Но на прошлом заседании заявили, что вкладывали! Чем это объясните?» — «Потому что тогда, в 2008 году, я еще опасалась за жизнь моей семьи. Хотя в 2006 году Печникова задержали, «Данко» продолжал находиться под контролем его преступной группы. По словам мужа, в наш адрес поступали угрозы, они были реальными. И когда я давала те показания, я реально опасалась за наши жизни. Когда в то время показания дал мой супруг, его потом долгое время охраняла милиция… И когда я это все подписывала, я сильно волновалась. 2008 год тоже был страшный! И я по-прежнему тогда боялась за свою семью!» — «Но ведь Печников в 2008 году уже содержался под стражей! И почему вы уже тогда не указали, что на самом деле покупали доли, как вы сейчас утверждаете? Почему тогда написали, что все было «формально»?» — «Но ОПГ оставалась! — говорит Ольга Жирнова. — И не всех членов на тот момент задержали. И Бычков, которым управлял Печников, тоже оставался на свободе! Да, я лично денег не вкладывала, а вот муж — вкладывал! Еще раз вам говорю — я опасалась за жизнь своей семьи. Да, на тот момент мы все еще очень боялись, и давая те показания, я думала только о безопасности. А вот в этом году я уже рассказала правду, как все было на самом деле!»

После «разговора с пристрастием» в очередной раз снова встает вопрос о допросе другой потерпевшей — Ларисы Филипповой, вдовы погибшего Феликса. Однако ее представитель заявляет, что женщина будет находиться на лечении как минимум до середины декабря. Но защита Алексея Бычкова непременно требует только «личной встречи». «Мы настаиваем на ее допросе, — встает адвокат. — И поэтому просим отложить заседание до выздоровления потерпевшей!» Служители Фемиды соглашаются и назначают следующее заседание на 16 декабря… Напомним, что представителю некогда грозной ОПГ «Юго-Запад» Алексею Бычкову инкриминируют статью «Вымогательство, совершенное в составе организованной группы в целях получения имущества в крупном размере» (до 7 лет неволи).

Мужчина был хорошо известен в определенных саранских кругах. Фото: Столица С

Горькая доля

27 декабря 2005 года Владимир Филиппов вышел из подъезда своего дома № 3 на ул. Миронова в сопровождении четверых «коллег». Выстрелы прозвучали, когда он собирался сесть в машину. Охранники затащили раненого в подъезд, а затем отвезли в больницу № 13. Но врачи оказались бессильны. Филиппов скончался от обильной кровопотери. Как выяснилось, киллер, засев на крыше соседней десятиэтажки, поразил жертву выстрелом из винтовки Симонова с оптическим прицелом, которую оставил там же по всем законам жанра. Как установили сотрудники Следственной части СУ МВД по РМ, к родственникам Филиппова в марте 2006 года пришел лидер ОПГ «Юго-Запад» Владислав Печников. Ему стало известно, что четверо наследников готовятся вступить в права на рынок «Данко». Причем каждому из них должно достаться примерно по четверти активов прибыльного предприятия. «Все, рынок больше не «светотехстроевский»! — примерно так заявил «юго-западский» главарь. — Мы забираем вас под свой контроль! Пока доля каждого из вас снижается до 10 %. Но это еще не все. В состав учредителей введу своих людей. И тогда будете отдавать им до 80 % от своих дивидендов. Если не согласны, сами понимаете, что вас ждет в дальнейшем!» «Да мы в свои права еще и не вступали. Для этого по закону нужно выдержать полгода!» — ответили родственники Филиппова.

«Хорошо, — смилостивился Печников.— Подождем, мы же не звери какие-­то…» Когда в начале мая подошли сроки, он представил наследникам Феликса своего заместителя — безжалостного убийцу Алексея Бычкова. В качестве «нового управляющего». Бычков обязался приходить за деньгами десятого числа каждого месяца. И уже спустя несколько дней — 10 мая — родственники Филиппова отстегнули Бычкову первый взнос — 637 тысяч рублей. Следующий «оброк» составил 713 тысяч. Правда, тем же летом Владислава Печникова сразу после возвращения с заграничного курорта задержали в московском аэропорту. Но Бычков, лишившись своего руководителя, все равно продолжал посещать рынок «Данко», чтобы регулярно пополнять «общак братвы». Так продолжалось нескольких лет. Даже когда «Юго-Запад» оказался разгромлен вслед за другими преступными сообществами, начиная со «Светотехстроя». Общая сумма, которую забрала за эти годы «крыша», достигла 20 миллионов 250 тысяч рублей.

Но времена были уже иные. Сотрудники правоохранительных органов, еще в 2000-е переловив наиболее одиозных лидеров группировок и их бригадиров, продолжали планомерно распутывать преступления прошлых лет. Так удалось выйти и на «уважаемого предпринимателя» Бычкова и его подельников. Причем в связи с другим делом — об убийстве студента Игоря Козлова. Раскрыть это злодеяние не представлялось возможным долгие 16 лет. Логическим завершением того многолетнего расследования стал вердикт, провозглашенный позапрошлой осенью в Октябрьском райсуде. По-прежнему числившегося директором рынка «Данко» Алексея Бычкова приговорили к 14 годам неволи. Всего же тогда бывшие «юго-западские» боевики за расстрел 18-летней давности получили на четверых 52,5 года «строгача». 36-летний житель Подмосковья Алексей Мирошниченко «схлопотал» 13,5 лет, 35-летний житель Саранска Сергей Хлучин— 12 лет. 41-летнему НаимуБикмурзину, только что покинувшему Дубравлаг, с учетом предыдущих судимостей «выписали» 13 лет лишения свободы.

Материалы по теме
Закрыть