Понедельник, 17 января

«Бывшие мордовские чиновники ничего не вложили в проект восстановления «Лисмы»

О том, как «команда» Владимира Волкова переложила бремя содержания обанкроченной государственной «Лисмы» на Тимура Шарипова и его команду

«Столица «С продолжает серию публикаций о новейшей истории некогда светотехнического гиганта — ​«Лисмы». Пришло время рассказать, как благодаря московскому инвестору и его команде «Лисма» до сих пор не «потухла» и продолжает светить миру, а также о том, в каком состоянии предприятие встречает 2022-й, объявленный Организацией Объединенных Наций Международным годом стекла. Впервые на вопросы журналистов согласился ответить Тимур Шарипов — ​владелец ООО «Саранский светотехнический завод «Лисма», где трудятся тысяча работников обанкроченного предприятия. Драган Оскальдов погрузился в производственные мощности и ощутил жар печей.

Тимур Шарипов горит идеей возродить «Лисму». Фото: Столица С

«С»: Тимур, почему ваш выбор пал на мордовскую «Лисму»?

— Нашему приходу на саранское предприятие в 2019 году предшествовала серьезная аналитическая работа по выбору производственной площадки для создания полного цикла производства первичной упаковки из боросиликатного стекла первого гидролитического класса для вакцин и других инъекционных препаратов. В течение нескольких лет начиная с 2015-го мы с партнерами подбирали варианты для размещения производства, думали о приобретении производственного актива, рассматривали площадки в особых экономических зонах и т.  д.

Кстати, рассматривали вариант сотрудничества с Борисовским хрустальным заводом имени Дзержинского в Гродно. Белорусы, познакомившись с данным направлением развития, достаточно быстро сориентировались и с 2017 года реорганизовались в ОАО «Белмедстекло» (белорусское медицинское стекло — «С»), став частью белорусского государственного холдинга «Белорусская стекольная компания», который объединяет четыре завода. Своего рода белорусский аналог российского НПО «Светотехника» по стекольному направлению, которое до приватизации 1990-х успешно функционировало в Саранске. Белорусский холдинг подчиняется Министерству архитектуры и строительства Беларусии и успешно работает, а в медицинский проект правительство Белоруссии инвестировало более 20 миллионов долларов США.

Реклама

Основным потенциальным местом реализации проекта по производству медицинского стекла рассматривался Лыткаринский завод оптического стекла, входящий в структуру холдинга «Швабе», который, в свою очередь, принадлежит госкорпорации «Ростех». Но по состоянию на 2019 год создание полного цикла производства на данной площадке добавляло к сроку начала реализации проекта по меньшей мере два года. Время, которое требуется для запуска проекта в формате с нуля. Это — ​строительство площадки, разрешительная документация, монтаж оборудования, его тестирование, обучение персонала работе со стеклянной трубкой и т. д. Одновременно учрежденная нами совместно с Лыткаринским заводом оптического стекла компания «Интерфармгласс» изучала и российский опыт варки химически нейтрального боросиликатного стекла. Вы знаете, только саранские специалисты с нашим участием и с помощью Анатолия Павловича Сивко (заслуженный изобретатель МАССР, заслуженный работник электротехнической промышленности — «С») смогли синтезировать уникальный состав химически нейтрального стекла первого гидролитического класса, который по всем характеристикам соответствует немецкому стеклу фирмы Schott (глобальный лидер в производстве подобных специальных стекол — «С»). Благодаря Анатолию Павловичу в местном университете создана уникальная научная школа — ​профильная светотехническая кафедра. На самой «Лисме» сохранилась действующая стекловаренная печь по производству боросиликатного стекла. (Кстати, немцы из фирмы Schott обосновались в нежегородском городе Заволжье. Так что германские конкуренты «Лисмы» уже за Волгой. Но сами они в России стекло не варят и технологию не передают, а импортируют его со своих европейских заводов — «С».)

…Чиновники просто наблюдали, получится ли у меня поднять предприятие за счет собственных средств. Было множество протокольных совещаний и встреч без протокола, но на общий ход ситуации это никак не влияло…

«С»: И вы приняли решение «зайти» на «Лисму»?

— Да. Саранские специалисты подтвердили, что могут за короткий срок освоить варку стекла, производство стеклянной трубки и ее формовку во флаконы, ампулы, картриджи, шприцы и для нашей компании «Интерфарм­гласс». Для нас как для инвесторов стало очевидно, что само производство медицинского стекла экономически целесообразно развивать на базе стекольного направления «Лисмы».

«С»: Что стало «точкой входа» в проект?

— «Точкой входа» для ООО «Интерфармгласс» стала «Корпорация развития Республики Мордовия» — ​основной бенефициар долгов «Лисмы». В начале 2019 года мы обратились туда с предложением о сотрудничестве. Само предприятие представляло из себя печальное зрелище. Серьезная финансовая нестабильность, закредитованность, отсутствие какой-либо стратегии. Чехарда с правопреемством от ГУП РМ «Лисма» к ООО «Лисма», залогами, сдачей в металлолом производственного оборудования (откровенное паразитирование отдельных экс-руководителей на проблемах завода — «С»).

На предприятие не было претендентов. От слова ​«совсем». Ни одного. Предприятие оказалось в безнадежном состоянии. Что делать с имущественным комплексом «Лисмы», регион не представлял. Как озвучили экс-руководители Мордовии, они долго пытались найти хоть какое-нибудь применение «Лисме» и вдохнуть в нее новую жизнь. И последние несколько лет безуспешно пытались найти инвестора. В 2019-м «Лисма» по меньшей мере дважды приостанавливала работу. Был риск полной остановки. Свыше тысячи человек в один день могли оказаться на улице. Инвестиционные планы были озвучены экс-​министру экономики Владимиру Мазову, ставшему куратором проекта, экс-руководителю Мордовии Владимиру Волкову и минпрому республики.

«С»: Вы оценивали риски?

— Да, оценивал. Была долгая переписка и обсуждение вариантов потенциального входа ООО «Интерфарм­гласс» в мордовское предприятие для организации нового производства. Обсуждалось выделение отдельно стекольного производства. Но республика не решилась пойти не это, так как светотехнический бизнес и все остальное имущество — а это множество простаивающих без дела корпусов — сразу пришло бы в упадок. Как вы знаете, созданный несколько лет назад минпромом Мордовии ГУП РМ «Управляющая компания «Индустриальный (промышленный) парк «Светотехника» тоже был признан банкротом с долгами под миллиард рублей.

Вариант входа в компанию ООО «Лисма» по результатам проведения аудита и финансового анализа (duediligence) не стали рассматривать, когда стало понятно, что ООО «Лисма» имеет неподъемный объем долговых обязательств, который при всем желании и поддержке экс-руководителей региона не получалось уменьшить. Завод душили долги по налогам и ресурсоснабжающим организациям. Оптимальным решением представлялся вариант создания нового ООО «Саранский светотехнический завод «Лисма» и «в нагрузку» выкуп доли в ООО «Торгово-закупочная компания «Лисма», что и было сделано. Что же касаемо «наследника» долгов госпредприятия — ​ООО «Лисма» — ​он также пришел к закономерному финалу — ​банкротству.

«С»: Какие условия выдвигались Мордовией?

— Когда вырабатывались параметры сделки, одно из условий со стороны Мордовии — ​это сохранение всех рабочих мест. А это ни много ни мало ​40 миллионов рублей ежемесячного фонда оплаты труда вместе с налогами. «Лисма» убыточна и сейчас (хотя их удалось сократить кратно — «С»). И дело даже не в том, что изначально мы подписались под кабальные выплаты за аренду производственных объектов у конкурсного управляющего. Сумма затрат за энергоресурсы — ​это почти 15 миллионов рублей ежемесячно. Как-никак мы содержим за конкурсного управляющего 80 га территории и производственные корпуса. В сентябре — ноябре 2019-го, когда я лично несколько раз встречался в Москве с Владимиром Волковым и Владимиром Мазовым, у завода был огромный долг по зарплате. Он фактически встал. Счета были заблокированы. Дееспособных инструментов и компетентных управленцев для управления проектом выхода «Лисмы» из затянувшегося кризиса в республике не было. В качестве первого шага со своей стороны мы закрыли долг по зарплате за обанкроченное ООО «Лисма» на сумму около 30 миллионов. Со своей стороны экс-руководители экономического блока брали на себя повышенные обязательства, которые, как я понял спустя некоторое время, они не собирались претворять в жизнь. Сами они понимали это с самого начала наших «инвестиционных» соглашений. Чиновники просто наблюдали, получится ли у меня поднять предприятие за счет собственных средств. Было множество протокольных совещаний и встреч без протокола, но на общий ход ситуации это никак не влияло.

«С»: Каково ваше мнение о перспективах создания на территории «Лисмы» промышленного парка?

— Идея прекрасная и говорит о том, что профильные ведомства по-новому смотрят на перспективы завода. Однако я реалист и исхожу из того, что в настоящее время имуществом «Лисмы» распоряжается конкурсный управляющий. На примере ТОСЭР «Рузаевка», процесс организации которой занял несколько лет, можно предположить, что организация промышленного парка «Лисма» тоже дело не быстрое. Но боюсь, что «Лисма» в текущем формате неопределенности с имущественным комплексом может до этого не дожить. Объективно ситуация становится хуже. Каждый год содержания «Лисмы» обходится лично мне в 100 миллионов рублей. Итого за 2,5 года — ​четверть миллиарда. Инвестиционные ресурсы исчерпаны.

Бывшие мордовские чиновники ничего не вложили в проект восстановления «Лисмы», кроме двух часов рабочего времени. Мне же пришлось продать недвижимость в московском регионе и взять огромные кредиты в качестве физического лица. Мне уже финансово сложно, о чем я уведомил все заинтересованные стороны. В настоящее время мы ищем серьезного партнера, чтобы полностью стабилизировать работу предприятия и реализовать инвестиционную программу. Главное, что мне удалось, это выполнить свою часть соглашений с Мордовией и сохранить людей и производство. Не приди в 2019-м в Саранск ООО «Интерфармгласс», с высокой долей вероятности можно было бы говорить о том, что «Лисма» прекратила бы свое существование с начала 2019 года. Предстоящие неделя-две — решающие для судьбы «Лисмы». Ведь фактически мой бизнес стал спонсором «Лисмы», не имея возможности стать ее полноценным владельцем.

А «Лисма» до сих пор остается предприятием с уникальными технологическими компетенциями (стекольное производство, обработка тугоплавких металлов, производство водорода, разработка и производство специальных источников света — «С») и крупнейшим в России производителем ламп различного назначения. Завод является фактически монопольным изготовителем ряда специальных ламп, в том числе продукции для оборонной промышленности, и является единственным российским производителем ряда ламповой продукции для таких компаний, как ОАО «РЖД», ГК «Ростех», ГК «Росатом», и других системообразующих предприятий.

P.S. В следующей части «Столица С» поведает, как Тимур Шарипов пытался выкупить у «Корпорации развития Мордовии» «проданную» ему «Лисму», а также о том, что будет с предприятием в ближайшее время и появится ли на туристической карте Саранска музей «Лисмы» имени Ивана Семеновича Коваленко.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу