Вторник, 7 декабря

«Когда я принес первую зарплату, мама даже слезу пустила»

Легенда мордовского футбола Валерий Приведенцев — о своей карьере и развитии спорта в республике

70 лет исполнилось 1 ноября ветерану мордовского футбола Валерию Привиденцеву, известному в спортивном мире под звучным и авторитетным прозвищем Шхуна. После завершения игровой карьеры он успешно занимался судейством, состоял в президиуме Федерации футбола РМ, работал директором легендарного и уничтоженного Николаем Меркушкиным стадиона «Светотехника». Есть ли жизнь после футбола? О неожиданных поворотах в судьбе и о спортивной ситуации в республике уроженец Саранска рассказал Николаю Мореходову.

Валерий Приведенцев продолжает следить за футбольными новостями и надеется на скорое окончание пандемии. Фото: Данила Назаров I Столица С

«С»: Валерий Викторович, как сейчас проходит ваш обычный день?

— А как он может проходить в 70 лет?! Для меня самое главное — семья. Дети и внуки живут в Москве. Мы с женой часто им звоним. Старший внук окончил университет, сейчас служит в армии. Младший учится в шестом классе. У дочери двое детей: старшая дочь перешла в седьмой класс, маленький сын ходит в детский сад. В Саранске живет мой брат Владимир.

«С»: Посещаете домашние матчи «Саранска»?

Реклама

— Я перенес две операции: в 2011 году на тазобедренном суставе, в 2019-м — на коленном. Сейчас весь в железе, как железный дровосек (смеется — «С»). Посещать матчи стараюсь. Когда погода позволяла в начале сезона, приходил поболеть за наш клуб. Сейчас слишком холодно, да и пандемическая ситуация подкосила посещаемость.

«С»: Коронавирус затронул вашу семью?

— Жена переболела, лежала в госпитале. Я, видимо, переболел в легкой форме. Вакцинацию проходил в феврале, недавно ревакцинировался. Процедура необходимая, особенно если учитывать возраст.

«С»: Как вам новый «Саранск»?

— Хорошая команда. Я побывал только на двух матчах, остальные смотрю в Интернете. Команда в основном состоит из местных воспитанников. С некоторыми я знаком, с другими где-то встречались. Мой старший внук занимался вместе с некоторыми в юниорском возрасте под руководством тренера Игоря Лайкина. Правда, свою жизнь с футболом так и не связал. Занимался где-то шесть лет, а после переезда в Москву поступил в институт и с футболом завязал. Что касается команды, то ребята показывают достойные результаты, третье место в подгруппе — очень даже хорошо для молодого коллектива. Команда мне нравится, хорошие футболисты. Когда я работал директором стадиона «Светотехника», начинали играть братья Дима и Влад Сысуевы. Такие футболисты в клубе нужны — и для усиления основы, и для передачи опыта молодым игрокам.

«С»: Правда ли, что служба в армии для вас стала немаловажным этапом не только в жизни, но и в карьере?

— Можно сказать и так. В армию меня едва не забрали еще в 1969 году, когда я только начал играть за «Спартак». Но заключительные матчи чемпионата мы проводили на выезде, поэтому я не смог вовремя явиться в военкомат. Когда вернулся в Саранск, призывная комиссия уже закончилась. По этой же причине призыв не состоялся в 1970 году. Служить я отправился лишь весной 1971-го. Нас забрали троих — меня, нападающего «Спартака» Толю Костерина и Володю Завьялова. Мы служили в спортивной роте в Самаре. С Костериным участвовали в первенстве Вооруженных сил в Ростове и стали серебряными призерами турнира. В финале уступили лишь ростовскому СКА, за который также выступал защитник саранского «Спартака» Александр Поветкин.

«С»: Как вы оказались в «Авангарде» из города Ровно?

— После демобилизации я вернулся в Саранск, а команды нет. Сняли с розыгрыша, так и не понял, за что… 31 мая я демобилизовался, а 2 июня был уже на Украине в Ровно. Отыграл там один сезон, мы заняли 14-е место среди 24 команд. Потом сменился тренер, новый привел своих футболистов. Меня усадили на скамейку запасных и урезали зарплату почти в два раза. А у меня уже была семья, росла дочь, поэтому я покинул Украину и вернулся в Саранск. Обратился к бывшему одноклубнику по «Спартаку» Славе Давыдкину, который работал футбольным тренером на ламповом заводе. Слава пошел к директору Ивану Коваленко и предложил взять меня в команду, выступающую в чемпионате Мордовии.

…Для меня это не просто стадион. Всё там начиналось… Можно сказать, детство провел на поле «Светотехники». «Мордовия Арена» — безусловно, хороший стадион, но, думаю, для нашего города слишком большой. Нам хватило бы вместимости на 20 тысяч зрителей. Для большого стадиона пока нет подходящей команды…

«С»: После этого перешли в «Спартак» из Семипалатинска?

— Не совсем. Со мной связался Юра Смирнов, который после армии начал играть за «Сатурн» в Рыбинске. Мы встретились, он говорит: «Валера, хочешь, поговорю с тренером? Поиграем вместе!» Буквально через три дня звонит тренер и приглашает в команду. «Сатурн» базировался при Рыбинском авиационном заводе. Три месяца тренировались, а тут умер генеральный директор завода, большой любитель футбола. Новый директор заявил: «Команда мне не нужна!» Нас расформировали… Примерно еще неделю я прожил в Рыбинске, ожидая расчета. Неожиданно позвонил саранский тренер Николай Михалев: «Валера, я тренирую «Спартак» из Семипалатинска. Мы сейчас на сборах в Лазаревском. Давай пришлю телеграмму, выезжай к нам». Я согласился. Он посмотрел на мою игру и оставил постоянным игроком. Я провел в Семипалатинске два года. Условия были великолепные, даже лучше, чем в Ровно. Прекрасная база находилась в 25 км от города в сосновом бору на берегу Иртыша. В нашей зоне второго дивизиона первенства СССР участвовали исключительно среднеазиатские клубы — из Киргизии, Таджикистана, Туркмении… Всего 18 команд, в том числе шесть казахстанских. По регламенту, кто из шестерки выступает хуже, — покидает профессиональную лигу. Мы стали пятыми, опередив Чимкент. Тем не менее Михалева отправили в отставку и назначили бывшего наставника ташкентского «Пахтакора» Бориса Валицкого. Он на 90 процентов обновил состав, но меня оставил в команде. В 1975 году я получил серьезную травму боковой связки. В итоге вернулся в Саранск. Три сезона провел за любительский «Факел», становился чемпионом Мордовии. А в 1980 году в Саранске снова организовали команду мастеров, и я оказался в ее составе. Правда, поиграл не долго… В следующем сезоне мудрецы из национальной федерации футбола придумали величайшую глупость — клубам второй лиги запретили заявлять более четырех игроков старше 25 лет. А мне в 1981-м было уже тридцать. Так спортивные чиновники заставили меня завершить профессиональную карьеру.

«С»: Что было потом?

 — Много чего… Играл за ветеранов, работал арбитром во второй лиге и КФК. В 1995 году Иван Лабутин пригласил на должность директора стадиона «Светотехника». Пять лет я там работал. Как раз в то время проводились футбол, спидвей и так далее. В 2001-м вышел на пенсию, с тех пор больше времени уделяю семье. В этом году исполнилось 20 лет, как вышел на пенсию. Подумать только!

Фото: Столица С

«С»: Правда ли, что вы грозились уйти из саранского клуба, если вас не выпустят в матче против московского «Торпедо» и великого Эдуарда Стрельцова?

— Правда. Это был товарищеский поединок, причем за два дня до очередного тура чемпионата. Подходит перед матчем ко мне Николай Михалев и говорит: «Валера, тебе не стоит играть. Послезавтра матч в Грузии, нужно приберечь силы!» На что я ответил отказом и пообещал в противном случае уйти из команды. На поле выйдет Стрельцов, а я скамейку запасных просиживать буду?! Нет, я должен быть на поле! Николаю Васильевичу пришлось выпустить меня в старте. Когда диктор назвал фамилию Стрельцова, на стадионе началось что-то невообразимое. Многие не верили его словам, переспрашивали друг друга: «Неужели этот он?! Неужели тот самый?!» Игра проходила в равной борьбе. Торпедовцы в основном работали на публику. Особенно это удавалось Стрельцову. Он несколько раз пяткой адресовал мяч партнерам. В атаке выделялся Михаил Гершкович, который показал Саранску свой фирменный дриблинг. Не отставал и вратарь «автозаводцев» Виктор Банников — совершил несколько эффектных прыжков. Однако гости поплатились за свое пижонство в середине второго тайма. Защитник Николай Уханов мощно пробил с 30 метров, и Банников не справился с ударом — 1:0. После пропущенного мяча торпедовцы зашевелились, и мы узнали истинную силу столичного клуба. До поры до времени нам удавалось сдерживать атаки грозного гостя, но москвичи все же забили нам. А в конце матча отличился Гершкович, и «автозаводцы» победили со счетом 1:2.

«С»: Как вам кажется, футбол вашего поколения отличается от современного?

— Безусловно, да. Ставка на тактические схемы довольно сильно поменяла футбол с годами. В наше время все строилось на индивидуальном мастерстве отдельных футболистов. Тренер дает установку перед матчем, и ты выполняешь. Дома бежишь в атаку, в гостях действуешь от обороны — вот и вся тактика. Возможно, потому что люди начинали с дворового футбола. Сами раскрывали качества, заложенные природой. А потом развивались под руководством профессиональных тренеров. Сейчас дети правильно думают, правильно останавливают мяч, правильно бегут… Но вот мало в их действиях импровизации, поэтому нет индивидуальностей.

«С»: Как вы отреагировали на снос «Светотехники»?

— Расставаться было очень трудно. Для меня это не просто стадион. Все там начиналось… Можно сказать, детство провел на поле «Светотехники». «Мордовия Арена» — безусловно, хороший стадион, но, думаю, для нашего города слишком большой. Нам хватило бы вместимости на 20 тысяч зрителей. Для большого стадиона пока нет подходящей команды. Очень надеюсь, что «Саранск» достигнет высокого уровня, поскольку молодежь должна брать пример с основной команды.

«С»: Откуда пошло прозвище Шхуна?

— Знал бы — ответил (смеется — «С»). Это было так давно, что не помню. Я учился, быть может, в классе первом-втором. Прицепилась кличка во дворе, с тех пор и зовут так.

«С»: Сейчас у спортивных школ недостаточное финансирование. В вашей юности была такая проблема? Как тогда проходили занятия у юношей?

— Трудный вопрос. Заниматься я начал в 1964 году в команде группы подготовки при команде мастеров группы «Б». Мячи нам давали, поле было, а все остальное — извольте покупать сами. Бутсы и форму купили родители. Тогда это считалось нормой, а как сейчас — не могу сказать.

«С»: А как обстояла финансовая ситуация во время профессиональной карьеры?

— Интересная история. После окончания школы в 1969 году меня пригласили в команду. Сразу заявили на первенство, в середине июня я поехал на выездной матч. Прошли июнь, июль, август, а я даже не ставил вопрос о деньгах. Играл на интерес и в свое удовольствие. В конце лета мама говорит: «Валера, уже три месяца как школу окончил, пора устраиваться на работу. Нужно начинать помогать семье». Она тогда получала 60 рублей в месяц, а папа примерно 80 рублей. Говорю ей: «Но я же играю в футбол!» Мама отвечает: «Понимаю, но семье тоже нужно помогать, ты ведь уже взрослый!» После этого разговора я подошел на тренировке к Толе Казакову и пересказал мамины слова. Он в недоумении. Оказывается, за игру в команде я должен получать зарплату. Мы с ним пошли к директору стадиона Карлу Васильевичу Горбунову. Толя спрашивает: «Василич! Почему это приезжие игроки получают деньги, сидя в запасе, а Валерка бесплатно три месяца мяч гоняет?» К слову сказать, игроки основного состава получали тогда 140 рублей в месяц, запасные — 120 рублей, а я уже был игроком основы. Как сейчас помню, 9 сентября была заведена моя трудовая книжка, меня записали как юниора и дали ставку 80 рублей (смеется — «С»). Когда я принес первую зарплату, мама даже слезу пустила: «Вот теперь ты настоящий рабочий, играй на здоровье». В следующем году, когда я оформился игроком основы официально, ставка повысилась до 160 рублей.

Личное дело

Валерий Викторович Привиденцев родился 1 ноября 1951 года в Саранске. Воспитанник мордовского футбола. Нападающий. Первые тренеры — И. А. Мужеников и В. А. Бобров. Сыграл более 100 матчей за саранский «Спартак», забил 11 голов. В 1972 году во время службы в армии стал серебряным призером чемпионата Вооруженных сил СССР в составе сборной Приволжского военного округа. Выступал за «Авангард» (Ровно) и «Спартак» (Семипалатинск), сыграл около 80 матчей, забил 20 голов. Неоднократно признавался лучшим игроком в чемпионатах Мордовии. В 1995–2000 годах работал директором стадиона «Светотехника».

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу