Вторник, 7 декабря

«Если умру от «короны» или там сердце прихватит — публикуй. Тогда уж мне точно нечего будет терять»

Откровения Еремея Подгузова. Часть 4

Еремей Подгузов — ​рисковый человек. Он твердо стоит на глинистой почве. Хранитель тайн. Сподвижник самого Николая Меркушкина. И уставший от повального воровства человек. В его глазах отражается вселенская грусть о странно прожитых годах, когда на смену комсомольским и партийным богам пришел всесильный Золотой Телец. И огромная армия «верных ленинцев» с остервенением вгрызлась в куски советской империи, брызгая кровью конкурентов и перемалывая основы марксизма. Он из тех, кто жертвовал на строительство храмов, не особо заботясь о душе. И вот теперь, оглядываясь на прошлое, все больше осознает, что ТАК нельзя было жить. «Я с тобой ведь не собирался встречаться, Стас, — ​выбирается он из массивного авто, пробуя дорогими ботинками мерзлый ноябрь. — ​Но затем решил: будь что будет. У каждой сталинской эпохи должен быть свой XX съезд с развенчанием культа личности. Пусть я буду эдаким Никитой Хрущевым. Теперь уж мне нет обратного хода».

Что сейчас происходит с Николаем Меркушкиным и Владимиром Волковым? Куда стремится бывший руководитель Мордовии и Самарской области? То знает Еремей Подгузов… Фото: Столица С

«Боевые меркушкинские патриоты»

— О чем я хотел сказать… — ​мужчина жмет руку мягко, по партийному. Со значением. Как учили. И это не барские замашки. Это вошло в кровь раньше, чем в ней растворились первые миллионы. — ​Знаю, что меркушкинский «штаб» засел за тексты «Столицы С», как в доме престарелых за новый кроссворд, и разгадывает, откуда «течет». Кто источник информации? И боятся, что я скажу еще. Так что не удивляйся, если узнаешь, что я умер от коронавируса. Могут и так оформить. Списать, так сказать, в утиль. Ты думаешь, что убийца дочери Николая Крутова или киллер Олега Еникеева просто так ушли на тот свет?! Кстати, не удивлюсь, если Ларькин все рассказал кому надо. Что все задокументировано и оставлено до «лучших времен». А может, материалы уже обменяли на какую-нибудь услугу. Технология ликвидации им хорошо известна. И навыки остались. Знаешь что? Их волнует вопрос, имел ли я доступ к финансовым документам. А я не просто имел доступ, а принимал участие в…

Еремей вынимает из кармана теплого пальто черную флешку. «Держи, — ​передает он мне на вид безобидный пластик. 

— ​Тут немного, но на две-три статьи, думаю, хватит. Названия публикаций такие: хищения, мошенничества, злоупотребление полномочиями… Все статьи «в особо крупном размере» и «совершенные группой лиц». Только не забудь в конце сделать приписку: прошу считать этот материал официальным обращением к правоохранительным органам для возбуждения уголовных дел. Если умру от «короны» или там сердце прихватит — ​публикуй. Тогда уж мне точно нечего будет терять. Навряд ли они решатся газовое оборудование у меня в доме повредить, — ​рассуждает собеседник. — ​Там же видеокамеры вокруг. Наблюдение. К тому же все пишется и хранится на удаленном сервере у моих родственников. Они у меня живут в недоступном для Меркушкина месте. Но, знаешь, когда Рома Талин своей лапой мне руку жмет и, глядя в глаза, спрашивает, как здоровье, мне становится не по себе. Уверен, что сам шеф никаких распоряжений на мой счет отдавать не будет, если только захочет переговорить с глазу на глаз. Однако боюсь, что его «боевые патриоты» могут и перестараться, чтобы ему угодить.

Реклама

Короче, смотри за некрологами. Если со мной случится «корона», значит, ко мне приходил «санитар леса». И не какой-нибудь Юра Медянкин. Найдут какого-нибудь уголовника из Пермского края, а потом и уголовник исчезнет (смеется — С. Х.). Но лично мне не до шуток, Стас. Это такие люди. Был у них такой на службе Юра Гитарист. Кому надо — ​поймут. Имя хочешь знать? А зачем?! Так вот он однажды заезжую даму так отмудохал, что у меня до сих пор сердце сжимается. Жалко девочку. Издержки вседозволенности. С работы его тогда поперли, но делу ход не дали. Прикрыли. В СМИ об этом — ​ни слова. Только сообщения — ​приехал полпред ПФО в Мордовию, что-то осмотрел и уехал. Всё. Ты хоть и старался «замазать» детали, как я просил, но шила в мешке не утаишь. Кое-что они все-таки уловили. Не совсем дураки. Знаю, что по лесу за тобой «хвост» пускали. Да тебя ведь не догонишь. Ты же не ходишь — ​бегаешь. И помещение редакции, в котором вы как сидели «на поводке» у «созидания», так и сидите, тоже наверняка все микрофонами нашпиговано.

Кстати, зря ты мне такой псевдоним придумал — ​Подгузов. Этим ты помощника Николая Ивановича — Алексея Плигузова — рекламируешь. Он ​неплохой парень. Решил с шефом идти до конца. Знает про все дерьмо, но держит нос так, что ему вроде и не пахнет. Его дело. Вот если по бизнесу Владимира Волкова с его сыновьими «Севастополями», Черногориями, Копыловыми, «Штольцами», «Дискавери», «ДДП Москва», продажей «Мордовцемента» пройдутся так же, как по Меркушкиным, кто Владимиру Дмитриевичу свежий номер «Столицы С» домой привезет?! Некому! А у шефа Плигузов всегда под рукой. Так что уж подпиши Волкова на газету. Он все-таки тебя не собирался уничтожать. Ну, разве что по мягкому в стойло хотел загнать. Через «льготный» кредит в одном известном тебе банке (смеется — С. Х.). Или по Владимиру Сушкову всплывет какая новость?! Помню, что и в правительстве ни у кого не было желания от него мух отгонять, а теперь уж и подавно. С тех пор как он на улице оказался, только и ждем, когда Сушков лично на столбы полезет — ​чинить систему «безопасный город».

Миллиарды

— Давай, Стас, начистоту, — ​Подгузов задерживается возле коричневой лавочки, размышляя, сесть или не сесть. Потом вздыхает и продолжает путь по мерзлым лужам. — ​Вот ты говоришь, что все меняется к лучшему. Наивный! Новой власти противостоит не только Меркушкин, но и целая коррупционная армада. Засевшие на разных этажах му…ки. Хвастаются своими возможностями и связями в Москве. А на самом деле — ​пустышки. Вот когда Николаю Ивановичу понадобилось скрутить организованную преступность, которую они в 1990-е сами и взрастили и поставили себе на службу, то он завез в Мордовию группу известных тебе милиционеров. Выпустили тогда на свободный выпас злых и молодых ребят… Потом сам знаешь, что случилось. Посадили «юго-западскую» банду, «борисовскую», «мордовских», Седого взяли… Нет, не бывшего министра промышленности (смеется — «С»). А вот дальше милиционеров остановили, чтобы в погоне за званиями не перестарались. А то ретивые командированные уже начали смотреть, где бы откусить от руки, которая их кормила, да и куда повыше начали нос задирать. Так бывает, когда ретивый пес смотрит на алчного хозяина. В общем, победили они дракона, но и сами почти драконом стали. Вот им головы и «поотрубал» Николай Иванович, отдав на растерзание организации помощнее. Это я к тому, что не очень-то заметно, чтобы Артём Здунов такой же «спецназ» сюда пригласил.

Помню, как Николай Иванович «пихал» работникам МВД на коллегиях: «Необходимо подорвать экономическую базу оргпреступности». Целый Совет безопасности придумал, задания с трибуны раздавал. Естественно, «в интересах Мордовии». Ну, хорошо. Подорвали, поделили, переоформили. А потом сами со своими бестолковыми детишками да с Витей Гришиным так подорвали экономическую базу Мордовии, что теперь расхлебывать и расхлебывать! Столько предприятий отняли, накачали их деньгами и обанкротили! И ведь все сходит с рук!

Мое мнение таково. Пока в саранском аэропорту не приземлится самолет из Центрального аппарата ФСБ или СКР и не заберет в Москву человек 10–20, как по делу бывшего главы Коми Славы Гайзера, эти люди продолжат совать Мордовии палки в колеса. И ставить на Здунова «капканы» в виде искусственно созданных социальных проблем. Это я не только про «Лам­зурь» говорю. Только где этот самолет? Что-то рейс слишком уж задерживается. Слишком медленно государство избавляется от скверны, на нем паразитирующей. Мы хоть и были однокашниками по «созиданию» и много чего порешали, но смотреть на то, как сынок Гришина спокойно выходит из трех уголовных дел, — ​это уже слишком. Как можно выйти сухим из такого дерьма?! Ведь возврат украденного — ​не наказание. И что получается?! Да здравствует Ленинский суд — ​самый гуманный суд в мире?! Этим, кстати, государство преподает новому поколению очень нехороший урок: воруй миллионами и ничего тебе не будет.

Счетная палата РМ

— Знаешь, чем сейчас Счетная палата Мордовии занимается?! — ​поворачивается ко мне Еремей и пристально смот­рит в глаза. — ​Может, медициной?! Нет, не палаты и «ковидные» койки в больницах считает, а по части коррупции. Настоящей, о которой говорит Здунов. Все-таки бывший министр внутренних дел Мордовии аж с 2011 года руководит палатой! Уважаемый человек, генерал-майор на пенсии, уже четыре года как 65 плюс. Это при нем командированные милиционеры преступность чистили, да недочистили! Мордовское Госсобрание уже по привычке его на третий срок переизбрало, хотя он уже 10 лет председательствует. Теперь получается, что поработает до своего 75-летия?! Не многовато ли? И хоть бы одно уголовное дело по материалам Счетной палаты Мордовии возбудили за последние десять лет! Только и слышим про разворованный бюджет, а что на этот счет говорит Счетная палата?! Генерал Ларьков, конечно же, отпишется, что кого надо держал в курсе. С 2016 года палата ежегодно выявляла нарушений плюс-минус на пять миллионов рублей. Это на их языке так пять миллиардов называется. Словно кто-то им потолок в «пятак» определил. И все! За 2020 год направлено 120 информационных писем и 16 представлений! За 2019-й — ​118 писем, 27 представлений.

Похоже на «палочную систему» при загнивающем театре. С каждым годом писем больше, а представлений меньше. А заявлений о возбуждении уголовных дела ни одного… К слову, в 2015 году Николай Ларьков организовал 36 представлений. Правда, тогда он помоложе был. Вот и думай, Стас, сможет ли Счетная палата по-новому при Здунове работать, если для Ларькова он уже третий губернатор. Назначал-то Ларькова еще Меркушкин… Может, за 20 миллионов бюджетных рублей в год создать структуру, которая без оглядки на меркушкинско-гришинские времена наконец-то заработает?! Да за такие деньги можно международную аудиторскую фирму нанять! И толку будет больше. Они уж точно не смогут политически целесообразные докладные писать. Чтобы бумага была, а толку — ​ноль. Это же вершина аппаратного искусства!

Кстати, с родины Николая Ларькова — ​из Архангельской области — ​приходят в Мордовию любопытные сообщения. Например, ООО «Строительная компания «Вектор» совсем недавно было близко к тому, чтобы «слететь» с госконтракта на строительство школы в поселке Шалакуша Няндомского района. А это 420 миллионов рублей! Или что саранское «Строительно-монтажное управление № 1» с задержкой на полгода сдало детский сад в округе Майская Горка в Архангельске. Тамошние СМИ писали об этом под веселыми заголовками «Пипец — ​делу венец». И тому подобное. Мы с мужиками еще смеялись, что наконец-то мордовские строители обросли связями и поехали по обмену опытом за контрактами на миллиард. Все хотят быть богатыми, но не знаменитыми. Ни к чему обывателю знать, у кого и откуда ноги растут.

Наследники миллиардов

— Я вот читаю у тебя про Раю Тутуркину, — ​Подгузов задумчиво смотрит на турники, словно вспоминая былую молодость. — ​Ну, пинаешь ты ее. Она же — ​старый человек. К тому же миллиардерша. Твоя газета, случаем, не ее наследникам помогает?! Только представь, если с Раей что случится, кому достанутся капиталы?! Или она уже все на кого надо оформила?! В бизнесе у Николая Ивановича все цинично. Есть счетоводы, которые подсказывают, планируют по налогам. Вот тебе смешно, но близкие родственники и члены семьи платят 0,3 процента от стоимости наследуемых активов, но не более 100 тысяч, а прочие платят 0,6 процента от наследуемого, но до миллиона рублей. Вот относительно будущего наследства Тутуркиной все меркушкинские подпадают в категорию «прочие». Копеечные, по сути, выплаты для будущих наследников. Но даже этого они не хотят платить. И всерьез думают, как «пройти» по льготному наследованию. Все консультируются. Им юристы подсказали, что от уплаты налога на наследство освобождаются только те, кто проживал с оставившим наследство. По факту, чтобы не платить налоги, может выясниться, что многие из наследников проживали с Тутуркиной! Вот ведь как все устроено. Жаль женщину, но такова ее участь. Пока же берегут они Раю как зеницу ока. Семейные миллиарды о двух ногах…

Алексей

— Николай Иванович был прав, когда говорил, что его младшему Алексею СИЗО только на пользу пойдет, — ​улыбается Подгузов. Впервые за время почти часовой беседы. — ​Он там хоть жизнь узнает. Как она есть. Активно знакомится с обычными людьми. Сидельцами-сокамерниками. Слышал, что Алексею всякие вкусные передачки с воли с трудом доходят. Это и правильно. Чтобы не барствовал. Не шиковал. Так адвокаты и родня научились передавать их через соседей по камере. Но тех, кто «спалился» на транзитной жратве, тут же отселяют от Меркушкина. Так вот вернулась к экс-целевому министру созданная в Мордовии «Саранская программа гостеприимства» к чемпионату мира по футболу — 2018. Надо было им и СИЗО отремонтировать в рамках этой программы. Но кто тогда думал, что придется отвечать за все, что с республикой сделано?! Там же рядом площадка «Ламзури» и завод точных приборов. Все на улице Рабочей. И все дышит на ладан. Наследие, твою мать. Насозидали.

Александр

— Это пока все внимание к Алексею приковано, — ​Еремей смотрит на святящиеся в темном небе верхушки осин. — ​Но ведь есть еще старший сынок — ​Александр. Крупнейший мордовский аграрий. Тихой сапой собравший под себя кучу обанкроченных колхозов. Как действовали собиратели мордовских земель, можешь поспрашивать бывших колхозников, которые без штанов остались. Кое-кто еще жив. Взять, в примеру, ХПК «Низовка». Тысячи гектаров земли, сотни рабочих мест. За ними и прячется Александр. Мол, закройте глаза на то, как мы все делали. Зато какой я крутой работодатель! Он все кичится преемственностью поколений. Что МАПО и компанию собрали на базе бывшего колхоза «Дружба», который был создан в 1929 году. Получается, меркушкинская семья забрала себе даже колхоз, который на год старше мордовской автономии! Эту «Дружбу» Александр финансировал и «прибирал» с помощью «Электровыпрямителя». Да, Стас, такова вот смычка города и деревни. И заметь, что везде, где «возник» меркушкинский агробизнес, этому предшествовали выдачи государственных займов или гарантий, а еще работа конкурсных управляющих и банкротство сел. Все эти колхозуправления успели пройти через суды, и ни разу районные администрации в качестве ответчиков не возражали против меркушкинских исков! Ни разу! Кругом — ​«согласие, порядок и созидание». Александр чуть было не подгреб и Оброченский мясокомбинат. Поставил туда директором своего дружбана. По команде его папы дирекция целевой программы по развитию Мордовии под руководством Владимира Мазова в 2003 году выдала комбинату 80 миллионов рублей! Огромные по тем временам деньжищи! Министром экономики тогда служил Сергей Вдовин. И что ты думаешь?! Вернул мясокомбинат долг?! Вернул. В 2020 году. Да и то, возможно, только по документам. Про проценты и не спрашивай. Не тот случай. Зря туда не пустили Виктора Бирюкова. Зря.

Я вот что думаю. Может, хоть к столетнему юбилею Мордовской автономии удастся навести тут порядок? Ларьков как раз к пятому сроку должен успеть во всем разобраться. Ты, главное, флешку не потеряй. От нее судьбы людей зависят. И моя тоже…

Еремей бросает на меня взгляд. Хотел бы написать, что надежды нет. Но нет. Тяжелый взгляд. Уставший от напряжения жизни. Длинное пальто, скрывая рыхлость фигуры, мешает ему быстро развернуться. Но еще несколько секунд, и вот он неспешно идет по асфальтовой дорожке. Туда, где дремлет в автомобиле на час забытый им водитель. Что впереди у Подгузова? Ковид? Или новая порция откровений?!

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу