Вторник, 7 декабря

Врач в подробностях рассказала, как жители Мордовии умирают от ковида: «Это очень страшно. Причем даже физиологически»

Фото: Столица С

Врач анестезиолог-реаниматолог, исполняющая обязанности заведующего реанимационным отделением республиканской клинической больницы имени Каткова Елена Сургаева знает, к чему приводит отказ от вакцинации от коронавируса.

«Обязательно прививайтесь, — призывает она. — Кроме прививки нет реального способа защититься от ковида. Как мы ждали эту вакцину, пока она еще не появилась! Как следили за новостями, когда она находилась в разработке! Медицинские работники были привиты одними из первых, и, к счастью, вакцина сработала. Мы уже прошли ревакцинацию. Не буду отрицать, и среди моих привитых коллег были случаи заболевания ковидом, но болезнь поразила их в легкой форме: гриппоподобный синдром, общая слабость, тепература. У некоторых даже была легкая пневмония, которая прошла без госпитализации. Я знаю и про более тяжелые случаи болезни. Но и здесь, в случае обширного поражения легких, люди выздоравливали после курса лечения. «Вот! Прививка не дает гарантии от болезни!» – воскликнут антипрививочники и будут не правы. Правда заключается в том, что прививку мы делаем, чтобы уберечься от смерти. Смерть – это очень серьезно. Сегодня смертность серьезно выросла по всей России. Сам факт смерти ни изменить, ни скрыть невозможно. Пришел ковид, и мы стали больше умирать. И умирают именно не привитые! Поверьте, смерть от ковида – это очень страшно. Причем даже в физиологических подробностях. При вскрытии погибших от ковида оказывается, что легкие были полностью уничтожены болезнью и превратились в белую плотную массу, неспособную усваивать кислород. Человеку перед смертью просто нечем было дышать. Медицина в этом случае бессильна. Больные с тяжелым поражением легких постоянно страдают от нехватки воздуха. Фактически, человек задыхается в течение нескольких суток. Могу только сказать ,что самые последние часы умирающие проводят в медикаментозном сне. Они не мучаются.
Многие антиваксеры меняют свои взгляды на прививку, побывав в качестве пациента в реанимационном отделении и пройдя по краешку могилы. Самых упертых я бы заранее водила на экскурсию в красную зону, и поверьте, мало кого это зрелище оставило бы равнодушным. Большинство больных в нашей реанимации находятся на неинвазивной вентиляции легких. За них дышит аппарат. На лицо больного, который находится в полоном сознании, накладывается специальная герметичная маска, через которую подается кислород. При этом дыхательные движения сохраняются, мы только помогаем дышать. Если человек проявляет беспокойство или испытывает дискомфорт, мы применяем легкие успокаивающие препараты. Если больному трудно дышать через эту маску, мы вводим его в медикаментозный сон и применяем инвазивную вентиляцию. В этом случае трубка вводится непосредственно в трахею через прокол на шее и кислород напрямую подается в легкие.
Осознавать свою близость к смерти в течение нескольких суток – это тяжелое испытание. У нас случалось, что на неинвазианой вентиляции люди лежали и по две недели, потом наступал перелом, дыхание восстанавливалось и человек начинал самостоятельно дышать. Находиться рядом с этими качелями между жизнью и смертью тяжело и для самих медработников. Нам бы научиться абстрагироваться от работы, забывать о ней, хоть на время, но это практически невозможно. Так и живем – всех жалеем, с каждым говорим, не даем быть одному. Мы спасаем людей от смерти. Помогите и вы нам – сделайте прививку против ковида. Я искреннее желаю вам никогда не попадать в нашу реанимацию».

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу