Грузин московского разлива

Телефонный разговор жителей Мордовии с метром отечественного кинематографа Георгием Данелия.

«Столица С» представляет подборку знаковых материалов из нашей подшивки. Сегодня мы публикуем небольшое интервью-разговор с режиссером Георгием Данелия. Материал был опубликован в газете 26 сентября 1997 года.

Фото: Соцсети

Анатолий. В Вашей судьбе страшен черт или милостлив Бог?

Знак в судьбе каждого человека жизнь что зебра: то полоска белая, то черная.

А сейчас какая у вас полоса?

Реклама

Смотря с чем сравнивать. Если сравнивать с последним годом, то полоса вполне нормальная.

Наталья. Когда вы снимаете фильм, Вам часто приходится уповать на интуицию?

В основном да. Я режиссер инстиктивный гораздо больше, чем рациональный.

У вас было когда-либо желание покинуть Россию?

Да. В годы застоя и теперь я часто езжу на Украину, в Грузию, Армению, Узбекистан. Там я чувствовал зачастую себя уютнее.

Не было желания уехать во Францию, Германию, Бельгию?

Как-то была возможность: предлагали работать в Голливуде, потом во Франции. Но это не означало, что надо было уехать навсегда. Требовали покинуть дом всего лишь на время, и то я не смог сделать этого. Потому что знал: больше месяца за границей не продержусь.

Татьяна Сергеевна. В фильме «Минимо» была вырезана сцена, где главный герой едет в лифте с японцами…

Это путаница. Никто не вырезал эту сцену. Она была в сценарии. Дело в том, что сняли мы ее плохо: ассистенты вместо японцев привезли двух казахов, к тому же последние были плохо одеты. И на экране было видно, что это казахи. Мы должны были переснять эту сцену, но в то время случился пожар в гостинице «Россия», где мы проводили съемки. Надо было как-то выкручиваться, а в «Россию» нас больше не впускали. Поэтому эта сцена не пошла в фильм не по нашей вине.

Алексей. Сейчас много говорят о том, что в условиях тоталитарного режима художнику практически невозможно самореализоваться. Я видел Ваши фильмы, я давно уже Ваш поклонник. Убедился, что они доказывают совершенно обратное — то, что Вы все-таки самореализовались, исключение из правил?

Считаю, что я совершенно не исключение. Если в какой-то степени называть себя назвать себя художником, то, как другие писатели кинорежиссеры, я не одинок.

Таких, как я, много. В кино, например, это Тарковский, Муратова, Герман, Шукшин. Я могу долго перечислять этот список. А те, кто говорят, что невозможно было самореализоваться — они как раз и пытались угодить начальству и были наказаны за это.

У Вас есть та Россия, которую Вы потеряли?

Для меня такой России нет. Для меня есть некоторые ценности, которые с падением социального строя мы утратили, — это да. Что такое любая страна, любой город, любая улица? Это прежде всего люди, понимаете, не архитектура. В России — российские люди. Я, грузин, с 1931 года живу в Москве, объездил всю Россию, жил в деревнях на севере, на Волге — где только не был. У меня есть друзья — они не изменились, поэтому я своей России не потерял.

Александр, школьник. Вы ведете дневник? Когда я пробую вести дневник, то обычно не нахожу в нем для себя какой-то отдачи, о которой говорят классики.

Александр, послушайте, мы с вами — не классики, так что дневник вести у меня не получается.

Вообще это нужное занятие?

Кому как. У меня память профессионально-выборочная. Я запоминаю какие-то эпизоды из жизни навсегда. Они заложены в моей памяти, как в компьютере, — то, что мне нужно для работы. Я по первому образованию — архитектор и когда-то прекрасно знал, что, где и когда построено. Но сейчас в этой области у меня полная путаница, поскольку все это не нужно мне в работе.

Николай. Как Вы относитесь к провинции?

Я не очень могу понять слово «провинция»

Я говорю о той России, которая вне Москвы и Петербурга.

По отношению к Москве Петербург уже можно считать провинцией. Все зависит от компании, в которую ты попадаешь. Иногда ты приезжаешь в маленький городок и там встречаешься с местной интеллигенцией, которая дает сто очков вперед московской интеллигенции — по своим знаниям, интересам, по отношению к своему делу.

Мария. На исходе лет человек часто думает о смерти. Все мы обычно ожидаем чего-то за порогом. А вы?..

Я никогда не верил в Бога, хотя нательный крестик ношу уже лет 45. А вот когда у меня умер сын, то с тех пор я живу надеждой, стараюсь убедить себя в том, что есть продолжение жизни. В какой форме — не знаю, но верю, что мы с сыном еще увидимся.

Доплер. У каждого художника есть время, которое он называет бесплодным. Иногда это неблагополучное время затягивается на годы. С Вами случилось подобное?

Последние 2 года на самом деле для меня бесплодные. Я уже снял 16 фильмов, все они, как я и хотел, разные. А сейчас в основном получаю премии. Три дня назад мой фильм «Орел и решка» получил в Варне Гран-при.

Марина, 17 лет. Что значит в Вашей жизни любовь?

Это прекрасно, когда переживаешь любовь. Сколько бы человек от нее ни страдал, но этой болезнью рекомендую переболеть и вам, без нее жизнь неполноценна.

А когда вы в последний раз влюблялись?

Я не Гете. Это он влюбился, когда ему было под 80. Мне 67 лет. Я не помню, чтобы в последние годы влюблялся.

Сергей Николаевич. Как вы относитесь к новым русским?

Они все разные люди, поэтому отношусь неодинаково. Среди них есть те, кто на волне, на криминале нажил деньги и свое богатство. А есть и другие, кто делает полезное дело, кто организовывает производство, нормальную торговлю…

Я слышал, с одним из ваших детей несколько лет назад случилась страшная трагедия. Не отразилось ли это в вашем фильме «Слезы капали»?

Этот фильм не связан с гибелью сына. Но «Слезы капали» снимался в те дни, когда он болел. Настроение мое было наихудшим, и еще плюс личные трагедии. Отсюда мое состояние и сказалось на фильме.

Венера. В каких отношениях вы находились с автором сценария «Я шагаю по Москве» Геннадием Шпаликовым?

Когда бываю в церкви, то ставлю за упокой его души свечку. Гена Шпаликов ушел от нас. Это был поразительно талантливый человек, обаятельный, очень добрый. Блестяще писал прозу. Вышел сборник его стихов. Кроме того, сейчас поется много его песен. Хотя многие забыли, что они — на его слова. тоталитарная система сломала его. Последний удар был, когда Виктор Некрасов бедствовал в Киеве. Гена поехал в Киев, заключил с ним договор на сценарий и дал ему денег. За эту вольность его чуть не арестовали, заставили вернуть деньги, и Гена подобного не перенес. Словом, неприятная история…

Владимир. Какой из ваших юбилеев был вам наиболее приятен?

Что-то не припомню, чтобы какой-то юбилей был мне приятен. Юбилеи обычно начинаются с пятидесяти, а в 50 лет уже чувствуешь себя старым-старым. Потом неожиданно доживаешь до 60… И опять чувствуешь себя старым-старым (смеется). Потом доживаешь до 65… И становишься еще старее. Думаю: хорошо бы дотянуть до 2000 года. Просто хотелось бы один век прожить до конца.

Татьяна. «Мимино» — это грузинское или уже русское кино?

А черт его знает. «Мимино» — это «Мосфильм». Один герой — грузин, другой — армянин, третий — русский (Леонов). Если брать по пропорциям, то скорее грузинское, чем русское, но снималось оно на русском языке.

Вам известны ваши родовые корни?

Я не дворянин. Мой отец, и его отец, и так далее — крестьяне. Отец приехал в Москву и закончил Институт путей сообщения. Он стал хорошим инженером, а потом его назначили главным инженером Москвы и всесоюзного метростроя. Мама моя — из дворянской семьи. Дедушка мой был нотариусом, но это по линии матери, а в Грузии все решается по линии отца.

Фактически я родился в Тбилиси, прожил там два месяца. Потом мы с мамой переехали на Сахалин, где работал мой отец. После этого приехали в Москву, и с 1931 года я живу в Москве. Но часто бывал в Тбилиси летом. Когда мама брала отпуск, мы обязательно ехали туда. Словом, я грузин московского разлива.

Женя. Как каждый нормальный грузин, вы, наверное, поклонник хорошего вина?

Как каждый хороший москвич, я люблю водку, потому что живу в Москве и здесь холодно зимой. Вино я люблю пить, тогда когда жарко.

Светлана. Как рождался фильм «Кин-дза-два»? Все началось со сценария или с чьей-то идеи?

Началось, естественно, с идеи о том, что главные герои фильма попадают на другую планету. А потом все выстроилось интуитивно. Мы очень долго писали этот сценарий, долго разбирались с ним, а в итоге поверили, что такая планета существует и что существует такой мир, и стали рассказывать о нем как умели. Фильм оказался очень сложным, трудным, но справились. Я очень много сил затратил на него. Снимать пришлось 3 года. Много хлопот доставили трюковые съемки: все взлетало, отлетало и т.д. Тем более что приходилось снимать в Каракумах при жаре 45 градусов. Фильм понравился молодежи — и мне это было очень приятно, — хотя не понравился моим коллегам.

Этот фильм не был пародией на американские «Звездные войны»?

Ни в коем случае. Я никогда не держал в уме при съемках своего фильма какой-либо уже кем-то отснятый. Я, как правило, снимал те фильмы, которые мне интересны.

А как родился язык фильма «Кин-дза-дза»?

Он рождался совершенно по-разному. «Типилак» — это ракета, на которой летали главные герои, — это название от слова «бабочка». По-грузински бабочка — «типелла». Даже грузины не догадываются, что «типилак» — от слова «типелла». «Эцилоп» — это от слова «полицейский», только наоборот и с «э» на конце. Ну и так далее. Так, нам понравилось слово «гравицапа», а родилось оно от слова «гравитация». Или, например, «чатланец». Вообще «чатлах» — это ругательное слово на восточных языках, обозначает «негодяй, подонок». А «пацак» — это по-грузински «много», это и босс, и кацап. В общем, над всяким словом нам приходилось думать. И в Америке при встрече со мной мне уважительно сказали «Ку!»

Андрей. Какие сигареты вы курите?

Раньше я курил «Новость», а сейчас, следуя моде, перешел на «Мальборо».

Какая у вас машина?

У меня уже 3 года «Ниссан». Ее купил поношенной, но мне она нравится.

После «Жигулей», которые у меня были всю жизнь, у «Ниссан» очень легкий руль, а в моем возрасте это имеет значение. Стоила, кстати, столько же, сколько и «Жигули».

Закрыть
Закрыть рекламу