Вторник, 19 октября

«Виллис» мордвина Пуркаева из коллекции Виктора Черномырдина

Этим фоторепортажем Денис Тюркин завершает серию материалов о поездке в село Черный Отрог Оренбургской области, где находится музей знаменитого политика Виктора Черномырдина. Премьер собрал коллекцию из 19 автомобилей, один из которых близок Мордовии. Потому что был служебным транспортом мордвина, генерала армии Максима Пуркаева.

Нельзя рассказать про автомобиль, перед этим не сообщив читателю подробности личности его владельца. Фото: журнал «Родина»

Крайнюю справа персону вы узнали. А вот в центре кадра, в пенсне (плохо просматривается на фото, датированном 3 сентября 1939 года), с фуражкой в левой руке и портупеей, стоит эрзянин, уроженец села НалитовоАлатырского уезда Симбирской губернии Максим Алексеевич Пуркаев. Он прибыл в Берлин в качестве нового военного атташе, то есть в младшей дипломатической должности. Атташе — специалисты в определенной области, работающие за границей в посольстве своей страны. У военного атташе была обязанность собирать открытую информацию о вооруженных силах. Но Пуркаев, как утверждает журнал «Родина», впервые опубликовавший это фото, был еще и резидентом ГРУ с оперативным псевдонимом Мрамор. Родившийся в бедной эрзянской семье плотника-отходника, Максим в двухлетнем возрасте оказался в Иркутской области на золотых приисках, где трудился его отец. Вскоре и ему довелось поработать на приисках, а после вернуться в Налитово и в Алатырь. Успел побывать прапорщиком в Императорской армии и повоевать на фронтах Первой мировой. В революцию поддержал большевиков, участвовал в Гражданской войне (был несколько раз ранен), так и началась его карьера в Советской армии (кстати, его одногруппником на одних воинских курсах был земляк, уроженец кадошкинской деревни Высокая, будущий генерал-полковник Иван Болдин). За несколько дней до начала Второй мировой Сталин уволил Пуркаева с должности начштаба Белорусского фронта и назначил военным атташе. Журнал «Родина» утверждает, что в обязанности знающего немецкий язык мордовского генерала, являющегося резидентом ГРУ, входил контроль закупки у немцев военной техники и технологий, которые позволили бы модернизировать Красную армию. 3 сентября 1939-го Пуркаев побывал на 15-минутном приеме у Гитлера… За те полгода, что уроженец Налитова работал военным атташе, он успел вляпаться в одну историю, которую сейчас смакуют на русскоязычных развлекательных сайтах. Якобы Пуркаева пытались завербовать немцы. И даже пошли на такой ход: сделали несколько интим-фото атташе с его немецкой уборщицей. Пуркаев… повез эти фото в Москву, показал Сталину и был возвращен в Берлин. Мол, «ничего страшного, дорогой Максим Алексеевич»… Великую Отечественную Максим Алексеевич прошел командующим различными фронтами, а завершил на Дальнем Востоке победной для нашей страны Советско-японской войной. Именно поэтому память эрзянина чтут в Южно-Сахалинске, где его именем названа улица. В Мордовии также есть улицы Пуркаева: в Саранске и в Больших Березниках. А Налитово еще в 1966 году, через 13 лет после смерти генерала армии, переименовали в Пуркаево. Ну и еще один факт про это фото. За спиной Пуркаева высокий статный дядечка с усиками и фуражкой под мышкой — Александр фон Дёрнберг, немецкий дипломат, офицер СС, начальник протокольного отдела немецкого МИДа, в августе 1938-го сопровождавший Риббентропа во время его визита в Москву для подписания того самого пакта о ненападении…

Слева направо: Willys MB 1944 года, ГАЗ-67 1950 года и ГАЗ-69 1955 года, или Родитель и внебрачные дети. Фото: Денис Тюркин I Столица С

Обыватель часто не понимает, почему в России слабо развито автомобилестроение. Возможно, вот этот факт из англоязычной версии Википедии поможет: «1940 год. Когда стало ясно, что Соединенные Штаты будут задействованы на европейском театре Второй мировой войны, армия связалась со 135 компаниями для создания рабочих прототипов полноприводного разведывательного автомобиля». 1940 год. 135 компаний в США. Сколько частных предприятий по выпуску автомобилей было в то время в СССР? Только в конкурентной среде может родиться качественный продукт. В итоге из 135 американский компаний на запрос армии откликнулись только две: AmericanBantamCarCompany и Willys-Overland. Оперативно построить ездовую модель получилось у первой. Внедорожник Bantam BRC 40 был создан из существующих автомобильных компонентов. Его облик теперь знает весь мир, и если упрощать ситуацию, то именно с этой машины началась широкая история джипа. Армия посчитала, что AmericanBantamCarCompany слишком мала для крупного заказа, поэтому передала чертежи Willys-Overland, а также «Форду», призвав в некоторой степени изменить конструкцию. Каждый из них построил по 1 500 экземпляров для испытаний, после чего AmericanBantamCarCompany… вообще отлучили от проекта (они затем производили лишь прицепы). В итоге по полям Второй мировой ездили и умирали  внедорожникиWillys MB и Ford GPW, отличавшиеся лишь мелочами. Любопытно, что на заводской табличке, размещенной в салоне «пуркаевско-черномырдинской» машины, фигурирует название Ford GPW. То есть, строго говоря, это не Willys MB, как говорится на музейных стендах. Ну да ладно… Всего во время военных действий было построено 640 тысяч внедорожников «Виллис» и «Форд», значительная часть которых оказалась в СССР по ленд-лизу. Теперь стоит объяснить, почему внедорожные ГАЗы оказались «внебрачными детьми» «американцев». Их появлением СССР обязан начальнику Главного бронетанкового управления Красной Армии генерал-майору Тягунову, который прочитал в американском журнале статью о начале выпуска нового внедорожника «Форд-Пигмей» для нужд армии (модель, как раз построенная по лекалам Bantam BRC 40) и после этого направил в адрес Наркомата среднего машиностроения письмо с просьбой создать опытные машины «по образцу американского автомобиля «Пигмей». Конструкторов ГАЗа даже ознакомили со статьей в журнале. Ну а когда в СССР «Виллисы» и «Форды» оказались вживую, не изучить их конструкцию, чтобы использовать знания в постройке советских внедорожников, было бы глупо…

Тот самый внедорожник 1944 года, который был служебным автомобилем Пуркаева на Дальнем Востоке. Фото: Денис Тюркин I Столица С
Фото: Денис Тюркин I Столица С
Фото: Денис Тюркин I Столица С
Фото: Денис Тюркин I Столица С

Виктор Черномырдин нашел его в конце 80-х или 90-х стоящим в качестве памятника на постаменте одной из дальневосточных воинских частей. Скорее всего, уже тогда внедорожник представлял собой помесь бульдога с носорогом, то есть имел массу неоригинальных деталей. Кто в армии будет заморачиваться поиском крякнувшего американского мотора, к примеру, или топливомера, когда на складе есть запчасти от УАЗа?! «Виллис» варен-переварен, причем так, что швы видно из соседней деревни. А агрегаты под днищем обложены памперсами. Не держит уже жидкости старичок… Кстати, рассказывают, что Черномырдин первое время активно использовал приобретение. В частности, ездил с друзьями на охоту и рыбалку. Несколько слов о том, что собой представлял «Виллис» технически. 60-сильный четырехцилиндровый карбюраторный бензиновый мотор с чугунным блоком и объемом почти 2,2 литра, с трехступенчатой механической трансмиссией. Длина машины составляет 3,3 м, ширина — почти 1,6, высота — 1,8, клиренс — 220 мм, масса — 1 220 кг.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу