Воскресенье, 19 сентября

Дайте нам спокойно работать и возвращать долги!»

Как большеберезниковскую кондитерскую фабрику довели до банкротства. Откровения его бывшего владельца Михаила Краснопольского

Михаил Краснопольский надеется быть услышанным. Фото: Столица С

Кондитерскую фабрику «Большие Березники» 23 июля официально признали банкротом. Резкое падение продаж в период пандемии одновременно со скачком закупочных цен на сырье привело к уменьшению выручки. Образовались налоговая и кредиторская задолженности. Начались невыплаты заработной платы. По предварительным данным, 166 сотрудников фабрики с января по март не получили 5,5 миллиона рублей, всего за 2020-й убытки составили 8 миллионов 831 тысячу! Елизавете Янькиной удалось поговорить с ее учредителем Михаилом Краснопольским.

«С»: Почему у фабрики появились проблемы? 

— ​Конец 2019 года был успешным. Мы расширяли производство, разрабатывали новые рецепты маффинов, бисквитной продукции. Начали поставлять товар в магазины-дискаунтеры «Маяк», «Доброцен», «Светофор». Выходили на новые рынки сбыта. Продукция пользовалась спросом. Первые сложности возникли в феврале — марте прошлого года во время пандемии. Если в 2019 году объем продаж ежемесячно составлял в среднем 156 тонн, то в начале 2020-го — ​120 тонн. В свое время мы купили в кредит дорогостоящее оборудование. К примеру, первая линия обошлась в 2 миллиона 500 тысяч евро, вторая — ​примерно в 200 миллионов рублей. Много денег тратилось на продвижение товара. Когда на 30 % сократился объем производства, мы начали ощущать, что оборотные средства потихоньку вымываются. Попросили помощи у государства, но получили отказ.

…конец 2019 года был успешным. Мы расширяли производство, разрабатывали новые рецепты маффинов, бисквитной продукции. Начали поставлять товар в магазины-дискаунтеры «Маяк», «Доброцен», «Светофор». Выходили на новые рынки сбыта. Продукция пользовалась спросом. Первые сложности возникли в феврале — марте прошлого года во время пандемии…

Реклама

«С»: А вы не искали инвесторов, которые могли бы арендовать фабрику?

— Конечно, искали. В качестве инвестора нам посоветовали возглавляющего компанию «Белевская пастильная мануфактура» гражданина Латвии Николая Семерню. В мае прошлого года заключили договор. Инвестор пообещал, что увеличит объемы продаж, продукции, а также поможет покрыть убытки и разобраться с кредиторами. Но ничего этого не произошло. С первого дня сотрудничества он взял под контроль управление финансовыми потоками. Затем вывел товар с рынков сбыта, аргументируя тем, что цены на него слишком низкие. Обещал завести продукцию по более высоким ценам. Тогда же Николай Семерня привел на фабрику своего сына Дмитрия Белоконя — ​директора компании «Фаворит Групп», через которую инвесторы начали коммерческую деятельность. Все переговоры с кредиторами вел гражданин Эстонии Сергей Дубинин. С приходом этой команды продажи упали практически до нуля. Инвесторы поставляли сырье с перебоями. Во время работы с «Белевской пастильной мануфактурой» производство остановилось. Мы разорвали отношения, так как эти инвесторы все делали для уменьшения продаж. Каждый месяц простоя оборачивался колоссальными потерями — ​приходилось платить примерно по 5 миллионов рублей, в эти суммы входили налоги, зарплата и т.  д. Проблема в том, что мы полностью доверились так называемым инвесторам, которые не оправдали наших надежд.

«С»: По вашим словам, «Белевская пастильная мануфактура» и ее доверенные лица занималась банковскими делами фабрики, в том числе переговорами с кредиторами… Это тоже не дало никакого результата? 

— ​Сергей Дубинин встречался с кредиторами, в частности — ​с представителями КС Банка, «Актив Банка», «Корпорации развития РМ». Но в переговорах лично я не участвовал… Меня туда не допускали. В ноябре 2020 года КС Банк, «Корпорация развития РМ» и «Белевская пастильная мануфактура» потребовали, чтобы мы передали им все имущество вместе с правами на фабрику. Оформить сделку предполагали на компанию «Фаворит Групп», которая за время работы с нами не подписала ни одного документа, не заплатила ни копейки налогов. Все долги остались за фабрикой. «Фаворит Групп» — ​сомнительная организация, которая в любой момент могла быть ликвидирована. В этом случае мы бы полностью остались у разбитого корыта. Ситуация изменилась, когда к власти в Мордовии пришел новый руководитель Артём Здунов, и рискованная сделка не состоялась. Буквально за неделю до этого в Интернете еще были размещены объявления о продаже двух лотов, касающихся имущества фабрики: один принадлежал КС Банку, другой — ​«Корпорации развития РМ». Наступил самый критический момент. В конце ноября КС Банк передал «Финресурсу» свои права по поводу фабрики. В это же время наш коллектив и я в том числе отправили письмо Артёму Здунову, где подробно изложили ситуацию. Стали ждать результата. В это время мы отдали «Белевской пастильной мануфактуре» все принадлежавшее ей сырье, а также готовую продукцию. Это было сделано под надзором полиции. Николай Семерня подал заявление о том, что мы якобы не пускаем его работников на территорию фабрики. На самом деле это неправда. Они там беспрепятственно перемещались. Увезли все. Даже лабораторные образцы. А еще украли у нас логотип LeKras и оформили на себя, а также завладели всеми рецептами.

«С»: Насколько известно, вы пытались сотрудничать с компаниями «Рузово» и «Северянин». Что помешало? 

— ​Расторгая договор с Николаем Семерней, мы обратились с предложением стать инвестором и взять в аренду фабрику к хозяину «Рузово» Алексею Бурмистрову. Его организация занимается переработкой яиц и считается экономически стабильной. Когда-то специалисты «Рузово» сделали для нас специальный рецепт меланжа. Алексей Бурмистров был готов взять в аренду фабрику. Разрешение на сотрудничество дали «Актив Банк» и «Корпорация развития РМ», но КС Банк и «Финресурс» были против. Артём Здунов дал распоряжение тогдашнему председателю Правительства РМ Владимиру Сушкову разобраться в ситуации и сделать все возможное, чтобы фабрика заработала. Совещания за совещанием проходили с конца декабря по февраль. Мы не просили денег. Хотели только одного — ​получить разрешение на работу от всех залоговых кредиторов. Приводили данные о том, что можем выбраться из кризисной ямы. Одно из заседаний было проведено еще при министре экономики Владимире Мазове 14 января. Он собрал кредиторов и четко распределил задачи. Сергею Нестерову, возглавляющему «Корпорацию развития РМ», велел искать альтернативных инвесторов, а нам поставил задачу — ​представить экономическое обоснование деятельности фабрики и прогноз по восстановлению рабочих мест. Мы всю информацию подготовили в срок… Также по нашему поводу организовывали совещания министр промышленности Александр Седов, замминистра экономики Дмитрий Иванов… Но ничего толкового они не смогли сделать. К тому же 21 января на фабрике установили внешнее наблюдение. Так делают, когда организация находится в предбанкротном состоянии. Когда стало понятно, что разрешение на работу «Рузово» от КС Банка и «Финресурса» взять не получится, мы нашли другого инвестора — ​Бориса Михина, учредителя компании «Северянин», занимающейся производством кондитерских и мучных изделий. В это же время была создана комиссия по поддержке кризисных предприятий. На каждом ее заседании мы просили убедить руководство КС Банка дать разрешение на работу — ​иначе фабрика погибнет и в итоге их же актив уменьшится в стоимости. Но все развивалось не в рамках здравого смысла. Новый инвестор — ​новый отказ. Теперь «Корпорация развития» была против и опять попросила дать экономическое обоснование. Мы снова привели доказательства, что сможем гасить долги, но нас никто не стал слушать. Прошли февраль и март. В середине апреля мы предложили Борису Михину работать по давальческой схеме: его компания завозит сырье и получает готовую продукцию. Наш партнер согласился. Мы не отработали ни одного дня в убыток. Заплатили порядка 3 миллионов долгов по налогам. Частично погасили долг по зарплате на сумму около 500 тысяч рублей, закрыли кредит в «Актив Банке», освободив государственную гарантию. Чтобы максимально погасить обязательства поддерживать фабрику в холодное зимнее время, я и сын продали свои квартиры.

«С»: Когда в середине апреля фабрика вновь начала выпускать продукцию, кредиторы написали заявление в прокуратуру Большеберезниковского района, полицию, к временному управляющему Дмитрию Андрееву о вашей якобы незаконной деятельности. Что последовало за этим?

— Ну, во‑первых, эти жалобы, организованные «Финресурсом», имели ту же цель — ​ПОМЕШАТЬ фабрике начать работать и выходить из кризиса! Многочисленные проверки… Но, слава Богу, особых проблем не возникло. Надо отдать должное проверяющим, которые сами возмущались по поводу того, чем им приходилось заниматься. Эти специалисты хорошо знали историю нашего предприятия. Мы реконструировали заброшенное здание. Все перестроили… Нам эта фабрика досталась не по наследству, мы не отобрали с помощью скупки ваучеров, как это делали в 1990-е годы… Всего добивались честным трудом. Понимаете? Мы приехали на полностью разрушенную площадку, и мой сын после окончания университета 4 года строил фабрику… Собрание залоговых кредиторов прошло 17 июня. Мы представили экономический отчет о сотрудничестве с «Северянином», из которого следовало, что фабрика может работать без убытков. Но у кредиторов была непреклонная позиция — ​закрыть предприятие, и точка.

«С»: Первое из четырех заседаний Арбитражного суда по делу о банкротстве прошло 1 июля. Был ли шанс не уйти в конкурсное производство? 

— ​Мы сразу представили судье документы, подтверждающие, что нам не давали работать и право на оздоровление производства не было реализовано. 6 июля сообщили о наличии 120 миллионов рублей, с помощью которых можно реализовать мировое соглашение. Представили письмо от инвестора с подтверждением будущей перспективы предприятия. Все просчитали. Подготовили законодательную базу. 20 июля даже представитель республиканского налогового ведомства на суде высказался в нашу защиту… А спустя три дня Арбитражный суд объявил о банкротстве фабрики. Я до сих пор не передал конкурсному управляющему Сергею Кузнецову всю документацию. Он просто не пускает меня на предприятие, а сам должным образом не выполняет свою работу.

«С»: По предварительным данным, ваше предприятие планируют продать на торгах. Что будете делать? 

— ​Недавно были отозваны лицензии у «Актив Банка» и КС Банка. В таком случае основным кредитором по отношению к нашей фабрике вместо них может стать Центробанк. Появляется возможность беспрепятственного диалога с этой организацией.

Надеемся, что власти республики помогут решить вопрос. Слишком много сил было вложено в создание фабрики. Для меня это родной дом. Дайте нам спокойно работать и возвращать долги.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу