Пятница, 3 декабря

Вадим

, главный редактор

Молодой мужчина шел по длинному и широкому коридору, сжимая в руке газетный сверток. Тяжелые двери холодных кабинетов встретили его угрюмым молчанием. Коридор заканчивался высоким и грязным двойным стеклом. Картину беспросветности дополняли консервные банки, служившие нервным журналистам пепельницами. Однажды покрашенный в серое потолок с напряжением удерживал советские светильники. Длинные и нелепые, они противно звенели, конкурируя с редко залетавшим на второй этаж Большевистской высотки солнечным теплом. Мужчина схватился за деревянную ручку одной из дверей. Та откатилась в сторону, пропуская непрошеного гостя в тело кабинета. Мужчина шагнул за порог и сразу сел на шаткий стол. Грозно посмотрев на притихших сотрудников «столички», неизвестный расправил на шершавой поверхности стола газету, являя миру внушительный тесак. Заметный шрам на бритой голове посетителя добавлял тревожности. Внезапная тишина наполнилась страхом и неизвестностью. За укрепленными безвкусными черными решетками окнами яростно метелил январь.

После инцидента 20-летнего Федячкина объявили в розыск. Нашли не сразу… Фото: Столица С

— Это самое, — ​помолчав, уронил гость на побитый временем линолеум первые слова. — ​Кто писал это?!

13 января 1995 года «Столица С» вышла под шапкой «Стрельба в «Эсмеральде»: уличная война в Саранске может начаться со дня на день». Не успел номер 40-тысячным тиражом разбежаться по Мордовии, как один из главных героев публикации объявился в редакции. Пятница, 13-е…

«В рождественскую ночь с 6 на 7 января, — ​сообщала газета, — ​в баре-дискотеке «Эсмеральда» стреляли. Тяжело ранен хозяин заведения Евгений Роганов. По сведениям, полученным в МВД, инцидент случился примерно в половине первого ночи. В зале находились немногочисленные посетители и работники ресторана. Люди отмечали Рождество. Их покой нарушили двое молодых людей, которые хотели пройти в «Эсмеральду» в верхней одежде. Охрана остановила их, попросив раздеться в гардеробе. Последовал грубый отказ. Вспыхнул скандал, имевший неожиданную развязку. Один из молодчиков достал пистолет ТТ и открыл стрельбу. Первая пуля угодила в руку городского авторитета Сергея Финаева. На шум из зала выбежал Евгений Роганов и со словами «У него «газуха!» попытался остановить стрелка. Тот выстрелил Роганову в грудь. Роганов упал. Расстреляв обойму, парень вставил в пистолет новую. В лежавшего на полу Роганова попала еще одна пуля. На этот раз в живот. Всего он произвел не менее десяти выстрелов. Повреждены стекло и зеркало в правом углу зала. Ошарашенные посетители выбегали через черный ход со стороны гостиницы «Саранск». Дежурная по этажу видела, как из зала, разбив стекло в двери, выбежал парень в сером джемпере. Его лицо было в крови. Он забежал по лестнице возле лифта — ​в закуток. Когда женщина подошла к нему, парень спросил: «Что случилось?» Вскоре приехала милиция.

Реклама

Тяжелораненого Роганова доставили в больницу. Бизнесмену сделали операцию. Случайно или нет, но в результате эксцесса задета честь авторитетной саранской бригады «мордовские». В МВД знают имя стрелка. Ему 21 год. Звать Дмитрий. Не исключено, что он состоит в одной из «светотехстроевских» группировок. Можно сказать, что выстрелы поставили его вне уличного закона. Ведутся активные поиски парня. Ими занимается как МВД, так и представители «мордовских». Скорее всего, стрелок покинул Мордовию. Со дня на день может вспыхнуть затяжная уличная война. По сведениям МВД, «мордовские» попытаются решить случайный конфликт мирным путем. Хотя на улицах Саранска стало заметно меньше иномарок и престижных моделей «Жигулей». Милиция ведет работу по предотвращению возможных боевых действий. По вечерам район Светотехстроя патрулируется усиленными нарядами».

— Кто. Это. Писал, — ​раздельно произнес гость, глядя на «столичников».

— Мы не знаем…

— Кто знает? Где этот, ваш редактор. Как его там…

— Его тоже нет.

— Когда будет?! Совсем оборзел. Да я гвоздь вобью в башку этому писаке, — ​неожиданно рассвирепел незнакомец. — ​Что это за убежавший парень в сером свитере и лицо в крови? Кто это пишет вообще?

— Там псевдоним. Автора мы не знаем. Да и нет никого в редакции…

— Вы че тут несете? Где этот редактор, б… Писака…

— Не знаем.

— Я сейчас все кабинеты проверю. Найду его. Вы отсюда трое суток не выйдете, пока не скажете, где ваш этот… Главный…

— Его нет в редакции. Правда.

«Заложникам» казалось, что время остановилось. Или замедлило ход. Всем хотелось, чтобы бритоголовый человек исчез как страшный сон. Но он не спешил уходить, все больше наливаясь гневом. Одни и те же вопросы звучали все агрессивнее. «Ты уж определись. Либо начинай нас тут убивать, либо иди по своим делам», — ​наконец произнесла одна дерзкая журналистка. «Пасть заткни!» — ​заорал он в ответ, но задумался.

— Я еще вернусь. Так ему и передайте, — произнес незнакомец и несколько секунд помолчал, давая время на осознание угрозы. Затем взял со стола тесак, прикинул его на вес и ногой толкнул дверь.

— Кто это было-то? — ​спросила одна из сотрудниц, когда в гулком коридоре стихли шаги.

— Ты чё? Это ж Финаев!

— Тот самый?

— Ага. Холопову не поздоровится. Надо его предупредить…

Я же сидел в ресторане Александра Егорова «Белый медведь», что гремел музыкой и стриптизом этажом ниже редакции, даже не подозревая, что Финаев уже приготовил гвоздь, который собирается куда-то вбить…

— Стас, Стас! — ​встретили меня журналисты, когда я, переваривая обед и последние саранские сплетни, поднялся в редакцию. — ​Финаев приходил. Грозился вбить тебе в башку гвоздь. Искал автора материала про «Эсмеральду»…

Я позеленел. Приход Финаева — ​это серьезно. Бог весть, что мог сделать известный в Саранске авторитет в ярости. Разбирай потом, что и почему. В Мордовии «уличные» деятели сначала ввязывались в бой, а потом только начинали разбираться, почему и как. Не зря самарские бандиты говорили: «В Саранске сначала стреляют, а потом выясняют, что и говорить больше не с кем, а в Самаре сначала говорят, чтобы не было стрельбы».

— Николай Николаевич, — ​я тут же набрал телефон директора «Прогэкса» Войнова. — ​Нужен Олег. Финаев приходил. Быть беде…

— А что случилось? — ​искренне удивился Войнов.

— Да мы тут написали про стрельбу в «Эсмеральде» и про него упомянули.

— Ясно. Ты вот что. Я постараюсь найти Олега, а ты пока… Ты с пацанами сейчас ходишь?

— Нет. Один, устал я, Николай Николаевич.

— Из редакции уходи. Пока Олег встретится с Финаевым, надо, чтобы ты спрятался. Есть где?

— Есть…

— Давай. Часа через три набери.

Вечером в редакции появились двое суровых парней. «Что это вы там написали? — ​улыбались они симпатичным журналисткам, пряча нечто весомое за кожаными куртками. — ​Теперь вот защищать вас будем…» Испуганная редакция вздохнула. А я встретился с основателем ассоциации «ХХХ век Саранск-Экспорт» Еникеевым.

— Стас, — ​голос Олега звучал устало. — ​Просьба. Больше про Финаева не пиши. Пока не пиши. Головной боли и без того хватает. Если начнется в Саранске война, никому хорошо не будет. Ты пока один не ходи. И пользуйся машиной. Мало ли что. Я, конечно, все решу. Но ты тоже поберегись. Стрельба в «Эсмеральде» не случайна. Не просто хулиганка. И я знаю, кому она выгодна. И кто и как ей воспользуется.

«Мордовские» сейчас злые. Вроде и ответить надо, но никто не хочет крови. Хотя она уже пролилась…

Снимок 1995 года. «Эсмеральда» после расстрела. Фото: Столица С

В следующем номере «Столица С сообщила, что за стрельбу в «Эсмеральде» разыскивается «Федячкин Вадим Анатольевич, 1973 года рождения, житель Саранска. Всем, кому что-либо известно о местонахождении разыскиваемого, звонить по телефону 02». Заметку дополняла небольшая фотография мальчишки с короткой стрижкой, пухлыми губами и взглядом в себя. Так я узнал о Вадиме Федячкине.

Потом уже появятся различные версии рождественского расстрела в «Эсмеральде». Одна из них такова — ​Федячкин не сразу приехал в заведение с оружием. Но первый раз его по каким-то причинам отказались пускать.. Выпроваживал Вадима лично Сергей Финаев. Федячкин съездил на Светотехстрой, забрал из схрона пистолет — ​кастеты остались в прошлом — ​и вернулся, чтобы «разобраться». Далее все случилось, как в гангстерском боевике. Беспорядочная стрельба. Шум, крик, беготня. Роганову повезло меньше, Финаеву — ​больше. Федячкин же вышел из «Эсмеральды», сел в машину и уехал, не дожидаясь ответных выстрелов.

В городе сразу же вспомнили странный и так до сих пор и не раскрытый расстрел саранского авторитета Владимира Борцова. «Столица с» написала о происшествии в номере от 14 мая 1993 года очень коротко. «В ночь с 11 на 12 мая в 00.50 выстрелами в голову и в грудь на бульваре Эрьзи в своей квартире был убит лидер одной из группировок города Владимир Борцов по кличке Борцуха. Выстрелы прозвучали, когда после звонка Борцов открыл дверь…»

Саранск терялся в догадках, кто посмел поднять руку на Борцова. Говорили, что Владимир открывал дверь только своим. И по условному знаку. Поползли слухи, что смерть Борцухи выгодна набиравшему тогда силу Сергею Денискину. А Федячкина считали одним из боевиков бывшего «пивника». Точно известно, что Борцова застрелили из пистолета системы наган. В момент смерти он держал в руках детектив Николая Леонова «Мент поганый». В то время трещавшая по границам страна зачитывалась историями про инспектора Льва Гурова. Борцова с почестями похоронили на одной из аллей городского кладбища № 2. А его вдова София потом вышла замуж за «борисовского» бандита Юрия Шорчева. После того как Шорчев за различные преступления получил длительный тюремный срок, к брюнетке Софии прилепилось прозвище «черная вдова».

Охрана от Еникеева несколько дней дежурила в редакции. Но вскоре поступила команда: «Отбой!» Люди в кожаных куртках исчезли так же вежливо, как и появились. «Решен вопрос», — ​расслабился я. И зря.

— Ты, что ль, тут редактор? — ​«мордовские» появились в «Столице С» уже через час после того, как Еникеев снял охрану. Несколько крепышей вытащили меня на лестничную клетку. Сопротивляться было бесполезно. В душе застыл холодный страх, хотя разум подсказывал, что толпой меня убивать не станут. Максимум — ​изобьют.

— Ты че себе позволяешь?

— Мы журналисты, — ​я пытался объяснить очевидное и только зря тратил слова.

— Ху…ты, а не журналисты, — ​каждый из стаи старался как мог. Каждый показывал на одиноком редакторе свою удаль и преданность Финаеву. Хотя сам Сергей отсутствовал. Видимо, таковы были его договоренности с Еникеевым. С Финаевым я познакомлюсь уже после гибели основателя ассоциации «XXX век». Под маской городского авторитета и хулигана скрывался начитанный коллекционер икон.

— Ты кто такой? Бог? — ​наскакивал какой-то низкорослый агрессор. — ​Бессмертный? У тебя сколько жизней? Или ты бесстрашный?

— Я страшный…

— А че тогда пишешь всякую х…? Все-таки — ​Бог? Если еще раз такое сделаешь — ​имей в виду. Ты — ​не жилец. Пишете всякое. Потом схемы публикуете, кого и как убивали. Вам-то какое дело? Че, менты, что ль, так говорят писать?

Разгоряченные молодчики куражились, давясь от остроумия. Я заметил, что среди них нет моего соседа — ​Николая Ефремова, которого по улице как только не называли — Коля-комитетчик, Крючок и даже Француз. «Постеснялся», — ​подумал я, получая очередную порцию «комплиментов».

— Ты, короче, редактор. Первое и последнее тебе предупреждение.

Вылив на меня ушат негодования, толпа направилась вниз. Кто-то остановился и добавил: «Ментам ничего не говори. Что угрожали и все-такое. Не надо… Хуже будет…» Так история с Федячкиным докатилась и до «Столицы С»

— Тебе бы, Стас, давно пора оружие заиметь, — ​сказал кто-то из журналистов после моего общения с «мордовскими».

— Наше оружие — ​слово, — ​ответил я, покраснев от страха и злобы. Многие визитеры потом сгинут в «уличных» боях. Но никакого злорадства я испытывать не буду.

Став неожиданно очень известным, Вадим Федячкин только укрепился в «уличной» вере. Он твердо встал на путь саранского авторитета — ​дерзкого, упрямого, решительного, хитрого, изворотливого и «по-понятиям». В 1997 году милиции все-таки удалось его задержать. Вадима признали виновным в покушении на убийство и умышленном нанесении тяжких телесных повреждений. За поход в «Эсмеральду» он «заработал» 8 лет лагерей. А летом 2002-го Тамбовский облсуд неожиданно освобождает его. Федячкин сразу же вернулся в Саранск. В дальнейшем Вадим также не отличался законопослушанием. В 2016 году Ленинский райсуд отправил его на 9 лет в колонию строго режима, признав виновным в убийстве некоего Дмитрия Бритова, которого называл своим другом. «В 1990-х годах я являлся членом преступной группировки «Светотехстрой», — ​откровенничал Федячкин в беседе с правоохранителями минувшей осенью. — ​Но о своей деятельности в этой ОПГ рассказывать не желаю!» А об эпизоде в злачном заведении он высказывался еще более загадочно: «О том, что на самом деле произошло в «Эсмеральде», люди, которым это положено знать, знают прекрасно. А остальным знать ничего и не нужно…»

Глобальной войны между «мордовскими «и светотехстроевскими» тогда не случилось. «Эсмеральда» еще несколько лет продолжала веселить «уличную» публику, невзыскательных девиц и бизнесменов, существовавших под девизом «шоб дорого да богато». Затем заведение закрылось и попыталось переформатироваться с учетом веяний XXI века, сменив вывеску, но не стиль. А Федячкин… Прислал письмо в «Столицу С на мое имя. В нем Вадим просит о помощи.

Вадим Федячкин в 2016 году… Фото: Столица С

…считаю, что пришла пора и мне рассказать правду. Тем более что без спекуляции именем, уверен, что мой куратор по информатике на строительном факультете МГУ имени Огарева и спарринг-партнер по залу бокса во Дворце спорта О. А. Еникеев стопроцентно попросил бы вас мне помочь…

«С огромным интересом читаю вашу газету, — ​пишет мужчина, которому 27 сентября должно исполниться 48 лет и чья биография богата на белые пятна. — ​В сериале «История «Столицы С»: цена правды» вижу правдивые истории, пронизанные болью и чистотой. И от этого они более значимы для меня. Практически всех людей, о которых вы пишите, я знал лично. С кем-то дружил, с кем-то враждовал. Третьего было не дано. Порой в ваших рассказах упоминается и моя фамилия. Считаю, что пришла пора и мне рассказать правду. Тем более что без спекуляции именем, уверен, что мой куратор по информатике на строительном факультете МГУ имени Огарева и спарринг-партнер по залу бокса во Дворце спорта О. А. Еникеев стопроцентно попросил бы вас мне помочь. Статьи в «Столице С» обо мне, Бритове и выдаче оружейного арсенала не соответствуют действительности! Да, Бритова убили. Вернее, забили. На моих глазах. Т и Б во время пьяной разборки по поводу кражи последними из квартиры личных вещей Бритова. Я — ​мразь, его не защитил. Он назвал их «крысами», не поймав за руку, что недопустимо в криминальной среде. Но он был прав по жизни! Дальше я сам признался в его смерти, сам со следователями подделывал результаты экспертизы, чтобы себя посадить». Далее Федячкин утверждает, что никакого оружейного арсенала в гараже у него не было, упоминая имена бывших и действующих полицейских. «С 2017 года я пытаюсь восстановить справедливость», — ​утверждает Вадим, добавляя, что на зоне лишился зубов. «Мне сломали четыре ребра слева, — ​продолжает исповедь осужденный. — ​Чем только меня не били по приказу вора по кличке Ева. Я прошел полиграф. Все, о чем пишу, подтверждено документально. Готов дать интервью. Настаиваю на этом. Буду бороться. Выручайте соседа с ул. Пролетарской! С уважением, Федячкин».

Согласно одной из городских легенд, в юности Федячкин мечтал стать военным. Как отец. Но не поступил в Суворовское училище. Подрался с сыном какого-то начальника. Вадим активно занимался боксом. Подавал какие-то надежды. Его судьба могла быть иной. Но ему и миллионам таких, как он, руководители страны не дали шанса на лучшую жизнь. Развал Советского Союза, мгновенное обнищание народа, выплеснувшийся на улицы городов криминал не оставил молодому парню выбора. Федячкин стал «бойцом», надеясь дерзостью и пистолетом достичь успеха, как он его понимал.

Вполне возможно, что сейчас бы Вадим сражался где-нибудь в Сирии, отстаивая интересы России. Или тренировал юных боксеров, разъясняя, что не все решается кулаками. Кто знает…Сейчас же среди «наград» мужчины — несколько судимостей и туманное будущее… Появится ли в «Столице С» очередное интервью с Вадимом — ​кто знает. Сейчас важнее, чтобы Федячкин выжил. Раньше он умел это делать. Но годы идут. И чем дальше, тем все очевиднее, на что их потратили такие, как Вадим.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу