«Олимпийская пенсия — серьезное подспорье для ветеранов»

Чемпион мира и Олимпийских игр по хоккею Василий Первухин — «Столице С»

Олимпийский чемпион, многократный чемпион мира и победитель Кубка Канады Василий Первухин посетил Саранск. Он стал главным гостем благотворительного матча по хоккею, посвященного 20-летию канонизации святого праведного воина Феодора Ушакова. Знаменитый защитник московского «Динамо» и сборной СССР является уроженцем Пензы. В беседе с Евгением Наумовым легендарный ветеран вспомнил о былых победах и пояснил, почему современные российские хоккеисты не добиваются таких результатов, как в советское время.

В Саранске Валерий Первухин оценил потенциал юных хоккеистов. «Таланты есть везде», — отметил он. Фото: Юлия Честнова I Столица С

«С»: Это ваш первый приезд в Саранск?

— Полноценный — да. Несколько лет назад я побывал здесь на футбольном матче. Меня привозил известный пензенский футболист и тренер Александр Комиссаров. Было так: приехали, посмотрели игру и обратно в Пензу. А сейчас я получил более полную картину о столице Мордовии. Ничего не скажешь — город красивый, чистый.

«С»: С чем ранее у вас ассоциировалась Мордовия?

Реклама

— Я часто езжу за рулем автомобиля, по пути из Москвы в Пензу пересекаю Зубово-Полянский район. Дороги там очень хорошие. На территории Рязанской области трасса в ужасном состоянии, а как въезжаешь в Мордовию — все совсем иначе. Поэтому республика ассоциируется с чистотой и порядком. А еще говорят, что мордва очень трудолюбивый народ.

«С»: И еще форвард «Вашингтона» Александр Овечкин имеет мордовские корни. При его содействии саранская хоккейная школа получала спортивный инвентарь из НХЛ.

— Честно говоря, не знал. Это здорово, что родственные связи Овечкина с Мордовией приносят пользу республиканской школе хоккея.

 «С»: В ходе визита в Саранск удалось заехать в родную Пензу?

— Нет, время нашего пребывания было расписано по часам. Но с некоторыми родственниками все-таки довелось встретиться. Часть пензенской родни живет в Лунинском районе, граничащим с Мордовией. Село находится в 50 километрах от Саранска. Узнав, что я буду гостем саранского мероприятия, родственники приехали сюда. Удалось с ними пообщаться.

«С»: Часто бываете в Пензе?

— Раз в год. В летние месяцы обязательно приезжаю. В июне с женой снова собираемся… В Пензе похоронены ее и мои родители, живут братья и сестры. Поэтому не имеем права забывать о родине.

«С»: Помните, как происходил ваш переход из пензенского «Дизелиста» в столичное «Динамо»?

— Такое не забыть. Это был 1976 год. «Дизелист» принимал московский «Локомотив», за который выступал великий Виктор Якушев. С «железнодорожниками» приехал тренер Владимир Юрзинов, который ранее играл в «Динамо». Прибыл специально, чтобы меня завербовать. Пошел домой к моей матери. Была зима холодная. Пока добирался к нам в своих полуботинках, жутко замерз. Мама чайком его отогревала. Их разговор сыграл решающую роль. Меня тогда многие клубы приглашали — «Химик», столичные команды. А мама сказала: «Видишь, Юрзинов сам приехал. Нашел дом, пробрался через сугробы. Поэтому надо в «Динамо» идти». И я пошел.

Валерий Первухин. 1985 год. Фото: ТАСС

…раньше игроки не скакали по командам, практически всю профессиональную карьеру проходили в одном клубе. В сборной были пятерки армейские, динамовские, спартаковские… Между игроками была стопроцентная сыгранность, с полушага понимали друг друга! А сейчас хоккеисты идут туда, где больше платят, стараются заключить более выгодные контракты. Поэтому результаты советских лет, наверное, никогда уже не вернуть. С распадом СССР мы попрощались с советским хоккеем…

«С»: Почему нынешнее поколение российских хоккеистов не способно добиваться таких же результатов, какие были в советское время?

— Здесь масса причин. За минувшие годы много чего произошло, не стало Советского Союза. Раньше игроки не скакали по командам, практически всю профессиональную карьеру проходили в одном клубе. В сборной были пятерки армейские, динамовские, спартаковские… Между игроками была стопроцентная сыгранность, с полушага понимали друг друга! А сейчас хоккеисты идут туда, где больше платят, стараются заключить более выгодные контракты. Поэтому результаты советских лет, наверное, никогда уже не вернуть. С распадом СССР мы попрощались с советским хоккеем.

«С»: Победу на Олимпиаде–1984 считаете главным достижением в карьере?

— Бесспорно, это одна из важнейших побед в моей спортивной жизни. Но были и другие не менее значимые успехи. В частности, я обладатель Кубка вызова 1979 года. В серии до двух побед мы тогда обыграли сборную НХЛ со счетом 2:1. Кроме того, в 1981 году выиграли престижнейший Кубок Канады. И еще я шестикратный чемпион мира. Так что в карьере у меня было достаточно ярких выступлений. Но олимпийское золото в России ценится выше прочих наград. По указу Президента победителям Игр выплачивается олимпийская пенсия. Для нас, ветеранов, это очень серьезное подспорье. Раньше мы даже не помышляли о подобных выплатах, и вдруг такая поддержка. Деньги перечисляют исправно, каждый месяц.

«С»: Следует отметить и победу на Кубке Канады 1981 года, где в решающем матче вы обыграли хозяев льда с крупным счетом.

— Да, это незабываемый турнир. Мы тогда в финале разгромили канадцев с Лефлером, Дионном и Гретцки со счетом 8:1. Помню, на церемонии награждения нам вручили приз, а затем в раздевалку зашел один из руководителей НХЛ и потребовал его вернуть. Объяснил, что кубок переходящий. Ничего не поделаешь, пришлось вернуть. Сфотографировались с призом и отдали. Посреди этого торжества в раздевалку зашел Анатолий Тарасов, который был в составе нашей делегации. Все кричат: «Ура! Ура!», а он обращается к Тихонову: «Витя, дай напиться». У нас в ящиках стояли спрайт, кола, фанта. Виктор Васильевич ему предлагает: «Пожалуйста, Анатолий Владимирович. Что будете?» Тарасов: «Да не мне. Ребятам дай напиться!»

«С»: В чем была сила пензенской школы хоккея? Она воспитала много звезд мирового уровня — вы, Юрий Моисеев, Александр и Владимир Голиковы, Александр Герасимов, Александр Кожевников, Сергей Яшин, Юрий Шундров, Сергей Светлов, Ян Каминский…

— Тренеры были хорошие. Скажем, Василий Ядринцев. Или Юрий Воробьев, который несколько лет небезуспешно тренировал «Мордовию». Также следует отметить директора ДЮСШ тех лет Юрия Есенина. Поэтому школа гремела на всю страну. В принципе есть успехи и сейчас. Периодически пензенские воспитанники приглашаются в сборную России. Талантливые мальчишки никуда не делись, они есть…

«С»: С Юрием Воробьевым вы даже были игровыми партнерами в «Дизелисте».

— Да, мы с ним несколько лет вместе выступали. Юрий Сергеевич действовал на позиции центрального нападающего. Был очень квалифицированный игрок. И сам шайбы забрасывал, и партнеров снабжал хорошими передачами. И, что немаловажно, не забывал об оборонительных действиях, подстраховывал защитников. Трудолюбивый был игрок. Собственно, и в тренерском деле такой же. Сейчас мы редко встречаемся. Это понятно, живем в разных городах, я в Москве, Юрий Сергеевич — в Пензе. Но иногда все-таки удается повидаться. Сейчас в Саранске встретились. Ранее в офисе ВХЛ пересекались.

«С»: С кем из звездных ветеранов «Динамо» и сборной СССР продолжаете общаться?

— Практически со всеми. К слову, на днях была встреча динамовских ветеранов. Большая группа собиралась — Билялетдинов, Мышкин, Фахрутдинов, Орлов… А в составе клуба «Легенды хоккея» участвуем в показательных матчах.

«С»: В игровом звене «Динамо» и сборной СССР ЗинэтулаБилялетдинов был вашим партнером по обороне. Как у вас складываются отношения вне льда?

— Нормально. Хорошие человеческие отношения. По-другому быть не может, мы более десяти лет играли вместе. Над нами даже шутили: «Говорим — Билялетдинов, подразумеваем — Первухин, говорим — Первухин…» Много времени проводили вместе и вне льда. Помню, на летних сборах мы с ним сходили вечером в клуб. Он не танцевал. Считал, не имеет на это права, поскольку у него невеста. Так и стояли у стены, смотрели, как танцуют другие. Он тогда казался намного старше всех нас, очень отличался от остальных ребят. Нас кроме хоккея ничего не занимало, а он интересовался всем, любой разговор мог поддержать. Это даже моя мама заметила. Однажды сидели на кухне у меня на Войковской, и она разговорилась с ним. А затем сделала вывод: «Вася, ты еще совсем ребенок, а вот Зинэтула уже все понимает».

«С»: Весьма неожиданный поворот в вашей карьере произошел в 1989 году. Вы покинули «Динамо» и переехали в Японию выступать за клуб «ОдзиСейси».

— В экзотическую для хоккея страну меня отправлял Госкомспорт СССР. Подписав контракт на 50 тысяч долларов, я сам получал только две. Остальное шло в спорткомитет. В Японии поначалу было непросто, даже возникало желание все бросить и вернуться. Потому что там все по-другому, начиная от дорожного движения. И уровень хоккея был совсем слабый. И еще один момент… Поскольку русские там всех обыгрывали, в японской лиге ввели запрет на иностранцев. Мне пришлось работать тренером-консультантом. Играл только в международных и товарищеских матчах. Поддерживал форму. А тренировал по принципу «делай как я».

«С»: Вы уникальный хоккеист, играли на профессиональном уровне до 43 лет.

— Моим последним клубом был пермский «Молот-Прикамье», в составе которого играл в 1997–1999 годах. Мне потом рассказывали, что в раздевалке ребята шушукались: «Кто это такой? Какого-то старика привели». Но ничего, вскоре привыкли. Я тогда в свои 43 года играл против 20-летнего Афиногенова. Однажды мы обыграли «Динамо» с тренером Билялетдиновым 4:3. После матча накрыли стол, посидели с ним и руководством клуба.

«С»: Чем ваши дети занимаются? Связаны с хоккеем?

— Дети уже большие, к спорту отношения не имеют. Внуки занимаются хоккеем. Но они еще маленькие, 10–11 лет, поэтому рано говорить об их перспективах. Немножко подрастут, и посмотрим, что будут собой представлять.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу