Понедельник, 21 июня

«Предприятие еще существует, но непонятно, что оно делает»

Продолжение истории о безуспешных попытках выпустить на рынок мордовский автомобиль

2015 год. Министр промышленности РМ Александр Седов (крайний слева) осматривает электромобиль компании «Мордовавто» («Браво Моторс СРС»). Оцените, насколько мала кабина машинки. Девушка в зимней куртке кажется втиснутой в капсулу. Фото: АУ «Технопарк-Мордовия»

После публикации в печатной версии «Столицы С» материала «Инновационные разработки на дне» (о неудачах проекта по созданию мордовского электромобиля на деньги в том числе налогоплательщиков) на Дениса Тюркина вышел читатель, который предложил информацию еще для одной статьи. Оказалось, этот человек имеет отношение не только к оговоренному выше проекту, но и двум другим, полностью частным, без вмешательства госкапитала: постройке грузового трицикла «Шмель» (о нем «Столица С» тоже писала) и грузового же квадрицикла. Тоже так и не вышедших в массы…

Чтобы лучше быть в теме, предлагаю для начала прочитать два материла. Один — «Инновационные разработки на дне» — на сайте www.stolica-s.su вышел 13 мая. Второй — «Шмель» на трех ногах» (о производстве в Саранске грузового трицикла) — 11 декабря 2018 года. Итак, обратившийся ко мне читатель. Он возглавляет небольшую компанию, имеющую отношение к металлообработке. Пусть эта статья станет его монологом.

Рендер грузовичка-квадрицикла…

«Проект по созданию грузового трицикла «Шмель» появился позже электромобилей «Браво Моторс» и «Мордовавто». Он никогда не участвовал в конкурсах Сколково. Скажем так, это была маленькая идея одного паренька, который когда-то для нужд своего отца купил похожий китайский трицикл. И на основе этого захотел производить подобный продукт. Но так как по образованию он не был инженером, приходилось ему тяжко. Вскоре паренек нашел потенциальных спонсоров из Москвы (родом из Мордовии). Их условием была организация производства в Саранске. Я знал одного из инвесторов и получил от него предложение посотрудничать. Нужны были инженеры-конструкторы, знающие свое дело, так как машину нужно было «передоделать». Все, что в трицикле из металла, — разработано и доработано мной и моими людьми.

Однажды, когда мы делали кабину, нам понадобились мощности НИИИС имени Лодыгина. У них есть отличный листогибочный станок, которым мы воспользовались, договорившись с руководством поработать три дня. Прямо там собрали каркас кабины на шасси. В этот момент, как я понял, директор НИИИС имени Лодыгина захотел нам помочь и рассказал о нас министру промышленности Мордовии Александру Ивановичу Седову и создателю «Браво Моторс» Константину Артемьеву. Было это летом 2017 года… Седов пришел, посмотрел на нашу работу, похвалил, сказав, что малолитражный грузовик с расходом 3 литра на 100 км и способный тащить на себе до 800 кг — актуальная тема. Обещал помочь. Ну, пообещал так пообещал, спасибо тебе большое. Мы особого внимания на это не обратили, так как у нас на тот момент все было хорошо. Мы только получили гору запчастей, которых хватило бы на производство 50 трициклов. Все это было куплено на деньги тех самых бизнесменов с мордовскими корнями. Константин Артемьев тоже вскоре посетил наш цех и в ответ пригласил в гости посмотреть на их производство. В какой-то степени даже попросил о помощи: «Хотим с вами пообщаться, так как у нас есть вопросы, которые вы решили, а мы решить так и не смогли». Мне это показалось странным, ведь у них финансирование вовсю шло, причем государственное, а мы, по сути, работали на общественных началах, на спортивном интересе. Помню визит на их производство. Располагались они тогда на Кирзаводе. И все машинки, которые на фото в вашей статье брошены у забора, в день нашего визита были выстроены в ряд в цехе. На тот момент они были в работе. Скажу честно, я позавидовал увиденному. Потому что там такие агрегаты стояли! Такое производство! Там работала полноценная большая бригада, тогда как у нас — всего несколько человек. Когда мне озвучили сумму, которую потратили на освещение, оборудование и прочее, я слюну долго пускал… У них даже собственное стеклопластиковое производство находилось. Мы на тот момент нуждались в производителе элементов облицовки кабины. Поэтому обратились с предложением к Артемьеву о производстве для нас таких деталей. Мы сильно выигрывали, так как отпадала необходимость везти пластик из Волгограда, Нижнего Новгорода и прочих городов. Артемьев согласился. В ответ попросил помощи вот в чем. Их машинка (е-трайк, электромобиль — «С») не могла пройти часть государственных сертификационных испытаний. Испытательная лаборатория упорно считала их продукт за мотоцикл, хотя по факту это является нечто средним между мотоциклом и автомобилем. Наши ребята из проекта «Шмель» тоже с таким столкнулись, но с НАМИ решили вопрос, была даже небольшая война, в итоге наш продукт сертифицировали. У нас было одобрение типа транспортного средства, мы ВИН-код имели право штамповать, в итоге было реализовано порядка 10 «Шмелей». А «Браво Моторс» заставляли ставить мотоциклетное колесо, которое стоит будь здоров. Им бы потратить пару месяцев на изучение литературы, чтобы лучше вникнуть в тему, настоять на своем… Мне кажется, уже тогда Артемьев понимал, что его продукт не является массовым. Да, он может пригодиться где-нибудь в коттеджных поселках, для домов отдыха, на других закрытых территориях… Но покупать одноместный электромобиль за 800 тысяч для обычного пользования… С нашей стороны Артемьеву было предложено доработать его продукт, «посадив» на двигатель внутренного сгорания, как у нашего «Шмеля». Конструкция их электромобиля имела возможность установки ДВС. Батарейный блок их продукта стоил дороже, чем весь наш трицикл: 680 тысяч рублей против 320 тысяч! Артемьев предложил объединить два проекта. Юридически образовалась бы дочерняя компания под условным названием «Браво чего-то-там». Мы бы брали их машинку, дорабатывали, устанавливая ДВС, а они, в свою очередь, попробовали бы перевести на электротягу наш «Шмель». Как-то так. Артемьев говорил, что готов под свою ответственность пойти и взять на развитие общего предприятия энную сумму из фонда (республиканский венчурный фонд, финансово поддержавший проект «Браво Моторс» — «С»). Как понял, Артемьев находился в полной зависимости от этого фонда. Но моим партнерам по трициклу не понравилось, что размещаться мы должны были на Кирзаводе. Для нас это был риск. И в итоге никакого сотрудничества не получилось. Вообще. Даже пластик мы не заказывали у них, а продолжали покупать в других регионах.

Реклама
Так выглядел грузовик-квадрицикл без навесных пластиковых панелей…

Самое забавное, что на конец 2017-го — начало 2018 года у нас был автодилер, готовый брать на реализацию по 15 «Шмелей». Этот человек приезжал к нам из Питера. Но в итоге наш проект тоже закрылся из-за разногласий во взглядах по дальнейшему развитию. Нам просто однажды сказали: все, производство закрыто. Хотя проблема у «Шмеля», по сути, была одна: щели в кабине. К слову, про мое участие в проекте. Я не был в руководстве, не являлся учредителем. Мы договорились, что я им буду производить изделия для сборки их трициклов. Это шасси, каркас кабины, борта кузовов… Причем делал я это на своих мощностях, потому что их база была уже загружена. Что касается электромобилей «Браво Моторс», то, на мой взгляд, нельзя было выходить на рынок только с одним продуктом стоимостью под миллион рублей. Предприятие еще существует, но непонятно, что оно делает. Видимо, оно работает как малое ООО, используя ресурсы по производству стеклопластиковых панелей. Переехали они на завод «Станкостроитель». Артемьев давно там не появляется. Поэтому предприятие, как понимаю, и переименовалось (теперь это «Браво Моторс СРС» — «С»).

Внешне квадрицикл выглядит на редкость удачно…

…в итоге единственный построенный экземпляр мы передали человеку, который дал нам денег. Машинка находится не в Саранске, и даже не в Мордовии…

Вернусь к своей работе. После закрытия проекта «Шмель» где-то через год-полтора мы создали квадрицикл(не путать с квадроциклом; согласно ГОСТ Р 51815-2001, квадрицикл — это «четырехколесное мототранспортное средство с максимальной конструктивной скоростью не менее 25 км/ч, максимальной мощностью двигателя не более 15 кВт, снаряженной массой не более 550 кг, предназначенное для эксплуатации на дорогах общей сети» — «С»). Разрабатывать его начали задолго до этого. В средствах в этот раз мы были ограничены, но все-таки довели продукт до уровня сдачи теста на торможение на Дмитровском полигоне. Мы успешно прошли тест. Дальше была бы только сертификация с получением одобрения типа транспортного средства. На постройку одного экземпляра потратили 1 миллион рублей. Машинка заднеприводная, с тем же «трициклетным» мотором, что у «Шмеля», но помощнее и тяговитее. С другой коробкой. База как у «Ларгуса». Я вышел с предложением на Евгения Монахова(директора «Браво Моторс СРС» — «С») собирать эту машинку на их мощностях. Плюс мы готовы были доработать их электромобиль, оснастив его вместо батарей ДВС. Сначала получили согласие, но через пару дней обескураживающий ответ: нет. Я позвонил Александру Ивановичу Седову. «Помните меня?» — «Помню». — «Нам не хватает ваших производственных мощностей и 2 миллионов рублей для выхода на рынок». — «Нет, помочь с этим не можем». Я попросил у венчурного фонда полтора миллиона рублей для проекта. Бесполезно. Это было лето минувшего года… В итоге единственный построенный экземпляр мы передали человеку, который дал нам денег. Машинка находится не в Саранске, и даже не в Мордовии…»

P.S. Видео с квадрициклом вы можете посмотреть здесь: https://www.youtube.com/watch?v=hFBEK0qx5qA

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу