Суббота, 2 марта
Происшествия

Сдай пять!

Сразу пятерым сотрудникам полиции инкриминируют криминальный оборот наркотиков и превышение полномочий. Свою вину они не признают…

Ленинский райсуд 6 мая избрал меру пресечения в виде определенных запретов для пятерых представителей республиканского МВД. Под уголовное преследование попали 30-летний Дмитрий Финошкин, 32-летние Антон Полиевский и Александр Пужаев, 34-летний Владимир Кирдяшкин и 40-летний Александр Цапленков. По данным следствия, в целях «повышения раскрываемости» и своей «эффективности», полицейские заставляли жителей Саранска заказывать через Интернет наркотические средства, а затем забирать их из тайников. Каждому из оперативников грозит до 10 лет неволи. При этом представитель следствия ходатайствовал перед судом о заключении пятерых обвиняемых только под стражу. «Мой подзащитный — ​не какой-нибудь маргинал нашего времени! — ​заявил на заседании один из адвокатов. — ​Все это было якобы выявлено по инициативе настоящих наркоманов! Какое мнение сложится у общества, у таких вот наркоманов, заполняющих наши улицы? Что можно писать заявления на сотрудников полиции — ​пусть возбуждаются дела, а они сами и дальше будут употреблять наркотики?» Скандальные подробности из зала суда — ​в материале Валерия Ярцева.

Дмитрий Финошкин вину не признал и остался на свободе. Фото: Столица С

Поддержать задержанных сотрудников полиции в храм правосудия пришли их коллеги, взволнованные случившимся. От каких-либо заявлений для представителей СМИ они отказались, но в неформальной беседе дали понять, что речь идет о «подставе». Потому что все задержанные — ​отличные ребята и настоящие профессионалы, с которыми они вместе успешно трудились долгие годы. Для «острастки» один из полицейских предложил журналистам писать «корректнее» и не делать поспешных выводов. Иначе пообещал «судебные разбирательства». Чувствовалось, что коллеги переживают за задержанных, как за своих родных братьев…

Обвинение

Пятерых обвиняемых доставили в Ленинский райсуд в специальном белом фургоне с синей поперечной полосой и надписью «Полиция». Им инкриминируются статьи «Превышение должностных полномочий» (до 4 лет неволи), «Незаконный оборот наркотических средств» (до 10 лет со штрафом в размере до 500 тысяч рублей) и «Похищение паспорта» (штраф в размере заработной платы за 6 месяцев). Речь идет о сотрудниках одного отдела в системе Управления по контролю за оборотом наркотиков (УКН) Дмитрии Финошкине, Владимире Кирдяшкине, Александре Пужаеве, Антоне Полиевском и Александре Цапленкове (сейчас он работает инспектором по особым поручениям в Управлении по вопросам миграции МВД по РМ).

По данным Следственного комитета РМ, стражи порядка решили добиваться положительных показателей в своей служебной деятельности «искусственным путем». В несчастливый день 13 декабря 2019 года они пригрозили гражданину Алимову «административкой» за его любовь к наркотическим средствам. Если, впрочем, тот не уговорит своего знакомого Чернышева приобрести «зелье». И не где-нибудь в подворотне, а через Интернет — ​на торговой площадке «Гидра». При этом заявили Алимову, что наркотическое средство его товарищ будет закупать якобы для совместного употребления. На самом деле оперативники затеяли «операцию», чтобы задержать Чернышева. Алимов согласился. «Разыгранный вслепую» Чернышев предоставил «провокатору» данные от своей учетной записи на «Гидре». И тогда наркополицейские, используя мобильный телефон Алимова, сами выбрали в Интернете наркотическое средство, которое следовало купить. Этот «дурман» весил 2,79 грамма и обошелся в 3000 рублей. После чего на аккаунт Чернышева пришло сообщение, в котором указывалось расположение тайника. Причем имелись даже GPS-координаты и четкие фотоснимки «заветного места». Эти данные Алимов передал сотрудникам УКН. В тот же день он вместе с «корешом» Чернышевым доехал до лесного массива около Детской республиканской больницы. Именно здесь находилась «закладка». Продолжая выполнять указания наркополицейских по «созданию правдоподобных условий», Алимов попросил ничего не подозревающего товарища, чтобы тот самостоятельно «поднял себе срок». Чернышев согласился, осмотрел местность и… ничего не обнаружил! Накладка почему-то вышла… Но к нему уже приближались борцы с наркопреступностью. Задержали, обыскали… Пусто. Никакого «зелья»! Тогда оперативники пригрозили Чернышеву, что привлекут к уголовной ответственности по более тяжкой статье, если он не признается в покупке «исчезнувшего» наркотика. Молодой мужчина вздохнул и согласился. Затем наркополицейские сами обнаружили тайник и извлекли «товар». Они заставили Чернышева положить «находку» в карман своей куртки. Далее все пошло по накатанной. Для создания «правдоподобных условий для незаконного уголовного преследования» пригласили понятых. И уже в их присутствии изъяли «вещдок». На следующий день, 14 декабря, в отношении Чернышева, «задержанного с поличным», было возбуждено уголовное дело, которое грозило лишением свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере полумиллиона рублей…

Пятерым наркополицейским инкриминируется еще одно криминальное деяние. Продолжая «лепить» радужные показатели для начальства, 13 января 2020 года они похитили у «попавшего в ощип» Чернышева в салоне автомобиля его паспорт гражданина России. Зачем? Чтобы, как говорится далее в материалах уголовного дела, «оказать влияние на Чернышева» и начать преследование другого незадачливого «фигуранта», которого он должен «сдать». Потянулась «цепочка», когда один вынужден «подставлять» второго, а тот — ​третьего!

Как пояснили в пресс-службе МВД по РМ, причастность пятерых сотрудников УКН к данным преступлениям была предварительно установлена в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных подразделением собственной безопасности. Как стало известно, все задержанные вину не признают. Категорически!

Пресечение

«Родился в Саранске… В армии служил», — ​сообщил о себе капитан полиции Дмитрий Финошкин, первым представший перед Ленинским райсудом для избрания меры пресечения. «Участвовали в боевых действиях?» — ​«К сожалению, нет… Образование высшее. Женат. На иждивении — ​малолетний ребенок. Сейчас он находится с бабушкой…» — ​«Чем занимаетесь?» — ​«Являюсь сотрудником правоохранительных органов. Начальник отделения управления… Нет, наград не имею… Только почетные грамоты от МВД России…» «Заболевания у вас есть?» — ​задает судья новый вопрос. «Слава Богу, нет!» Следователь по особо важным делам просит заключить Финошкина под стражу. Как становится известно присутствующим из оглашаемого ходатайства, старший оперуполномоченный был задержан вечером 4 мая. На следующий день ему предъявили обвинение. Его причастность к инкриминируемым преступлениям подтверждается показаниями свидетелей Чернышева и Алимова…

Александр Цапленков не сможет пользоваться Интернетом, телефоном и почтой… Да и общаться с другими людьми ему можно только после одобрения… Фото: Столица С

«Финошкин имеет авторитет… обладает устойчивыми связями… может повлиять, — ​аргументирует следователь. — ​Имеет реальную возможность скрыться, оказать психологическое воздействие на участников уголовного производства… Ряд статей, по которым возбуждены дела, относятся к категории тяжких…» «Скажите, Алимов и Чернышов уже допрошены?» — ​задает вопрос адвокат Финошкина. — ​Значит, есть их показания?» ​«Да! — ​отвечает следователь. — ​Но следственные действия выполнены не в полном объеме. Впереди — ​очные ставки!» Председательствующий приступает к изучению письменных материалов.

…мой подзащитный — ​это не какой-то маргинал нашего времени! Нет! Это действующий сотрудник полиции, который до вчерашнего дня достойно и профессионально выполнял свой долг!..

Сначала в отношении Чернышева было возбуждено дело по статье о незаконном обороте наркотиков. Затем последовало постановление о его прекращении. За отсутствием состава преступления. А вот — ​протоколы очных ставок Финошкина с Чернышевым и Алиевым. Очевидцы указали на капитана полиции как на совершившего преступление. Это и явилось основанием для задержания. Сам Финошкин воспользовался 51-й статьей Конституции, которая позволяет молчать на допросах. «Свою причастность к инкриминируемым преступлениям не признаю в полном объеме, — ​поясняет наркополицейский. — ​Прошу избрать меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей. Но в случае домашнего ареста могу находиться в доме на ул. Гагарина — ​в однокомнатной квартире, которая принадлежит мне с супругой. Она благоустроенная и пригодна для проживания…» «А возможность внесения залога у вас имеется?» — ​на всякий случай интересуется судья. «Я не знаю суммы залога… — ​произносит капитан полиции, затем, немного подумав, отвечает отрицательно. — ​Нет, не имеется!» «Данное ходатайство является неразумным и несправедливым, — ​в свою очередь, заявляет защитник. — ​Возникает вопрос: почему, например, невозможно избрать меру пресечения в виде домашнего ареста?.. В целях устрашения действующих сотрудников полиции пытаются закрыть под стражу в виде безальтернативной меры пресечения! Наши следственные органы исходят из такой тактики: вначале надавить, всех закрыть, а потом спокойно ждать, когда кто-нибудь из пятерых сломается и начнет давать нужные показания… Мы, видимо, вновь возвращаемся в 1990-е годы, когда правового поля по сути не было… Мой подзащитный — ​это не какой-то маргинал нашего времени! Нет! Это действующий сотрудник полиции, который до вчерашнего дня достойно и профессионально выполнял свой долг! И все наши подзащитные выполняют свою работу, которая связана с пресечением распространения наркотических средств. Посмотрите: пятеро сотрудников полиции обвиняются в превышении полномочий и хранении наркотиков. И все это якобы выявлено по инициативе настоящих наркоманов, которые даже не отрицают, что являются потребителями запрещенных средств! Какое мнение сложится у общества, у таких вот наркоманов, которые заполняют наши улицы? Что можно идти писать заявления на сотрудников полиции, пусть возбуждаются дела, а они сами и дальше будут употреблять наркотики? Сегодняшнее уголовное дело — ​это пример несоблюдения баланса справедливости! Такими несправедливыми делами сами следственные органы создают почву для раздумий для других сотрудников полиции, которые сейчас подставляют грудь, защищая нас, простых граждан, от этой грязи. И что завтра появится еще один такой наркоман Алимов, который что-то себе напридумывал, чтобы только самому не сесть? К чему мы тогда придем с такой логикой?» Задав массу риторических вопросов, обращенных скорее не к разуму, а к сердцу, адвокат просит приобщить характеристику на начальника отделения по месту его жительства. «Принимает активное участие в благоустройстве дома и прилегающей территории, — ​сообщается в этом документе. — ​Финошкин играет огромную роль в жизни дочери как отец. Является порядочным и целеустремленным… Вежливый, общительный, добрый, всегда готов прийти на помощь. В состоянии алкогольного или наркотического опьянения замечен не был…» Далее защитник зачитывает своего рода петицию — ​ходатайство от жильцов дома, в котором проживает Финошкин. Оно касается неожиданного и шокирующего задержания добропорядочного соседа. «Мы, нижеподписавшиеся, считаем, что для Финошкина необходимо избрать меру пресечения в виде домашнего ареста, — ​цитирует адвокат позицию встревоженных жильцов. — ​Чтобы он находился дома рядом со своими близкими, со своей малолетней дочерью. Мы уверены в Финошкине и ручаемся за него! Считаем, что Финошкин не намерен скрываться и оказывать давление. Мы всем коллективом дома стоим горой за Финошкина, так как он — ​добрейший человек и замечательный отец… Искренне за него переживаем…»

Судья интересуется: когда именно стало известно о том, что в преступлениях «замешан» Финошкин? «Дело было возбуждено 22 июня 2020 года, — ​поясняет следователь. — ​О причастности задержанного к инкриминируемым деяниям стало известно после окончания технических экспертиз — ​в мае этого года!» Затем следует объяснение, что экспертизы в данном случае были призваны выяснить, в каких именно местах находились мобильные устройства в момент совершения преступлений. «Ходатайство о мере пресечения в виде задержания под стражу является законным, — ​произносит представитель прокуратуры республики. — ​Прошу его удовлетворить!»

После возвращения из совещательной комнаты служители Фемиды оглашают постановление, которое никак не может порадовать «обвинительные стороны». На начальника отделения отдела по противодействию наркоугрозе в Интернете Управления по контролю за оборотом наркотиков МВД по РМ Дмитрия Финошкина всего лишь наложили запрет на определенные действия. Такая же участь в этот день ждала и других сослуживцев капитана полиции: еще одного уроженца Саранска Александра Цапленкова и троих уроженцев Атяшевского района — ​опер­уполномоченного по противодействию наркоугрозе Владимира Кирдяшкина, старшего оперуполномоченного Антона Полиевского и оперуполномоченного Александра Пужаева.

Свое решение о столь мягкой мере пресечения служители Фемиды мотивировали тем, что одна лишь тяжесть деяний не может «служить безусловным основанием» для заключения под стражу. А доводы следствия о том, что задержанные могут скрыться или угрожать, носят предположительный характер и не подкреплены конкретными данными. Итак, отныне обвиняемым запрещено с кем-либо общаться (за исключением отдельно оговоренных случаев), нельзя пользоваться Интернетом, телефоном и почтой. Нетрудно догадаться, что гуманное решение суда было встречено многими коллегами «угодивших под следствие» с большим воодушевлением. Как, впрочем, и жильцами одного из домов на ул. Гагарина…

Мнения

Информация о задержании сразу пятерых сотрудников МВД по РМ вызвала повышенный резонанс среди пользователей сообщества «Столицы С» «ВКонтакте». «Сотрудники действовали в рамках закона, благодаря им в Мордовии самая низкая наркотизация, — ​уверена Светлана Кирдяшкина. — ​А система эта давно прогнила и сама себя жрет. Чтобы избежать наказания, наркоманы действуют под чьим-то четким руководством!» — ​«Светлана, они сами создали эту систему, пусть теперь через ее сами пройдут!» — ​отвечает Ольга Иконникова. «Спасибо большое сотрудникам Следственного комитета Мордовии! — ​благодарит Людмила Трач-Кечкина. — ​Только от них всегда можно получить помощь и поддержку простому народу. А от действий таких «полицейских» упаси Господи любого гражданина». «За повышения по службе и ради раскрываемости преступлений, которых не было, многим ломают жизнь. За это надо жестко наказывать, — ​пишет Валентина Клюева. — ​Скорее всего, это не впервые. И сколько жизней искалечено, не знает никто…»

Материалы по теме
Закрыть