Турецкий гамбит

Почему российские спортсмены в массовом порядке «бегут» из России?

Российская легкоатлетка Екатерина Гулиева, ранее известная как Поистогова и Завьялова, сменила спортивное гражданство. Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) разрешила ей выступать под флагом Турции. Долгое время она по параллельному зачету выступала за сборную Мордовии. В 2019 году вице-чемпионка Олимпийских игр в Лондоне вышла замуж за турецкого легкоатлета азербайджанского происхождения Рамиля Гулиева, взяв его фамилию. В 2020 году у пары родилась дочка Айлита. В причинах и перспективах участившихся переходов российских спортсменов под другие флаги разбирался Лев Мышкин.

Екатерина счастлива в Турции. Вспоминает ли она Мордовию, за которую выступала несколько лет? Фото:Инстаграм

Причины

Само по себе решение ВФЛА выглядит благородно. Дело не в воссоединении семьи. Прежде всего 30-летняя уроженка Арзамаса — героиня самого первого доклада о допинге в России. Поэтому шансов снова выступать за сборную России на международных стартах у нее практически не было.  Теперь у легкоатлетки появляется возможность на закате карьеры вернуться на позиции десятилетней давности. По крайней мере, приблизиться к ним. С другой стороны, все выглядит довольно странно, ведь именно Екатерина была одной из тех, с кого начался допинговый ад российского спорта, у которого не видно конца и спустя пять лет. Бывшая подопечная Матвея Телятникова некоторое время тренировалась вместе с печально известным информатором ВАДА Юлией Степановой. И как раз разговор с Екатериной о допинге Степанова тайно записала и потом предъявила в качестве доказательства в фильме ХайоЗеппельта. На записи не самого лучшего качества экс-представительница Мордовии произносит названия запрещенных препаратов «оксандролон» и «пептиды». Сказанного оказалась достаточно, чтобы отправить статусную бегунью в двухлетний бан без положительных тестов на допинг и прочих доказательств.

ВАДА требовало для легкоатлетки пожизненной дисквалификации, но российским адвокатам удалось не только ограничить приговор двумя годами, но и отстоять для спортсменки медаль Олимпиады в Лондоне. После дисквалификации Марии Савиновой (еще одной собеседницы Степановой) эта награда превратилась в серебряную — выше только знаменитая южноафриканка Кастер Семеня с ее повышенным уровнем тестостерона. Долгое время Поистогова находилась в подвешенном состоянии, и за это время в Екатеринбурге распалась ее семья. Спортсменка говорит, что это никак не связано с дисквалификацией. Тем не менее муж при разводе потребовал от спортсменки сменить фамилию на девичью — Завьялова. Это частично помогло Екатерине избежать косых взглядов после возобновления карьеры, хотя, конечно, большая часть легкоатлетического сообщества все знала и понимала, что шанс на получение нейтрального статуса у Екатерины — минусовой.

«Поняла, что не могу жить без спорта, осознала важность присутствия его в моей жизни, — рассказывала в интервью корр.«С» бегунья после окончания бана в октябре 2017 года. — Можно сказать, после дисквалификации я изменилась и стала другим человеком — повзрослела, помудрела».

Реклама

В 2018-м Завьялова стала чемпионкой России. Тогда же в интервью «С» она снова заявила: «Буду ждать следующего сезона и добиваться статуса нейтрального спортсмена». В 2019-м уроженка Арзамаса выигрывает зимний чемпионат страны. Но тут в ее жизнь врывается любовь. В легкоатлетическом сообществе появились слухи о ее беременности от известного спринтера Рамиля Гулиева. В августе того же года пара расписалась. В январе 2020-го у них родилась дочь Айлита. Этот брак открыл перед Екатериной новые возможности для продолжения спортивной карьеры. Хотя у российской стороны были все основания заставить одну из косвенных виновниц допингового скандала отбыть длительный карантин, а турецкая федерация явно рисковала, принимая в свою сборную бегунью с такой неоднозначной репутацией.

Екатерина и Рамиль на фоне главной стамбульской достопримечательности. Фото: Иснтаграм

Перспективы

Рамиль Гулиев в Турции — тоже эмигрант. Он родился и вырос в Азербайджане и в прошлом рассматривал возможность выступать за Россию. Но в 2011 году сделал выбор в пользу Турции, что спасло его от дальнейших злоключений с нейтральным статусом.

«Думал об этом и даже вел переговоры, — рассказывал спринтер в феврале 2018-го в интервью корр.«С». — Только в России сказали: «Это возможно, но еще подумаем». Потом мы обратились к Турции, там сразу ответили: «Давайте! Сделаем все необходимое». И вопрос решился за три дня. Поэтому другие варианты сразу отпали. Когда люди хотят, они решают вопрос. Прежде всего нужно иметь желание. Этим все сказано. Когда чего-то хочешь, вкладываешь душу. А если имеешь дело с людьми, которые вообще ничего не хотят (речь об экс-президенте ВФЛА Валентине Балахничеве — «С»), то с ними работа не сложится».

Якобы при разговорах о переходе азербайджанского спринтера под российский флаг рассматривался вариант и конкретно с Мордовией. Но он эту информацию подтвердил лишь косвенно: «Я не знаю, может быть, и фигурировала. Просто не вникал в детали. У нас все сложилось, и мы начали работать с Турцией». В противном случае Рамиль и Екатерина могли оказаться по одну сторону баррикад гораздо раньше.

Брак с Завьяловой для бегуна тоже второй. В 2018 году он сыграл свадьбу с украинкой Маргаритой Духиной, однако они разошлись довольно быстро. Теперь Рамиль перевез в Турцию новую жену и ребенка, причем Екатерина сменила фамилию на Гулиева, хотя в международном легкоатлетическом сообществе все всё знают и понимают. И выглядит смена спортивного гражданства в том числе как попытка обойти санкции WorldAthletics, распространявшиеся и лично на Завьялову-Поистогову-Гулиеву. Поскольку сборная Турции в отличие от российской не находится под санкциями, у международной федерации нет оснований не пускать на старт Екатерину, если она пройдет отбор в турецкую команду и покажет квалификационный результат.

«Я все-таки надеюсь на оптимистичный сценарий, — говорила экс-представительница Мордовии о возможной смене флага в 2017 году. — Все будет хорошо, мы будем выступать под российским флагом, не ­уедем­ ни в Америку, ни в Европу! У меня таких мыслей точно нет. Единственное, хочу вернуться на прежний уровень и показывать свои результаты. Дискриминация может продлиться год или два, но в конце концов нас выпустят на международные соревнования». Если учитывать, что Турция частично расположена и на азиатском континенте, то бегунья практически сдержала слово. Кстати, в вопросе тогда звучал именно пример Рамиля Гулиева. Прямо сюжет для турецкой мыльной оперы…

Здесь надо отметить, что репутация турецкой легкой атлетики в допинговом плане далеко не безоблачная. Олимпийская чемпионка Лондона — 2012 АслыЧакырАлптекин и серебряный призер ГамзеБулут были лишены наград на основании данных биопаспортов. В 2013 году федерация легкой атлетики Турции отстранила на два года за нарушение антидопинговых правил сразу 31 спортсмена, в том числе призера Олимпиады–2012 в метании молота ЭсрефаАпака. А в 2016 году турецкая бегунья эфиопского происхождения ЭлванАбейлегессе после повторного тестирования дисквалифицирована на два года с чемпионата мира 2007 года, на котором она выиграла серебро на дистанции 10 000 м.

Параллельный вопрос

Разумеется, Гулиева — далеко не первая и наверняка не последняя россиянка, меняющая сборную России на команду другой страны. Но Екатерина точно первая, кто идет на подобный шаг при подобных обстоятельствах. И ее нельзя сравнивать с 18-летней прыгуньей в высоту Еленой Куличенко или с 16-летним прыгуном с шестом Матвеем Волковым, которых также отпустили выступать за Кипр и Беларусь соответственно. Хотя будь у них возможность свободно выступать на международной арене за Россию, еще не известно, согласились бы они перебраться под другой флаг.

«Это ведь не просто собрал чемодан и улетел, — говорил все тот же Гулиев в интервью «С». — Решение сменить страну само по себе очень сложное. Как на новом месте общаться с местными жителями? Играют роль их менталитет и много других факторов. Заинтересованы ли они во мне? И так далее…»

Для ровесника Завьяловой — рекордсмена России по прыжкам в длину Александра Менькова, вероятно, смена спортивного гражданства — единственная возможность возвращения на международную арену. В прошлом году он выиграл национальный чемпионат. А на зимний старт даже не вышел из-за проблем со здоровьем. Представитель Мордовии уже четыре года находится в изоляции. Последний раз он выступал на международных стартах в статусе нейтрального спортсмена на чемпионате мира 2017 года. На его запросы о получении нейтрального статуса с тех пор от WorldAthletics ни ответа, ни привета. В конце апреля он отправил очередную заявку.

«Прежде всего надо узнать все условия и возможные последствия, — высказывался Меньков в интервью «С» в июле прошлого года на вопрос о потенциальной смене спортивного гражданства. — Здесь не владею полноценно информацией. Поэтому даже не пытаюсь искать какие-то выходы на другие страны. Жду возможности продолжать выступление за сборную России. Но наше руководство, видимо, не хочет за нас всерьез вступаться. ВФЛА, естественно, уже не справится… Молодые атлеты, не выступавшие за сборную в другой ситуации, чем мы. У нас же совершенно другие условия. Карантин будет три года. О чем здесь может идти речь?! Где в это время готовиться и выступать?! Подобный сценарий, наверное, неприемлем ни для кого. Возрастным атлетам нет смысла менять гражданство. С другой стороны, это тоже своего рода шанс. Смотря до какого возраста человек планирует выступать».

Другой экс-представитель Мордовии метатель молота Сергей Литвинов уже давно обосновался в Германии. Он вообще за всю свою карьеру выступал под флагами трех стран. До ФРГ за Беларусь, а после за Россию. В недавнем интервью «Матч ТВ» 35-летний уроженец Ростова рассказал, что с начала 2019 года работает тренером по метаниям в Германии в клубе TSV BayerLeverkusen и старшим тренером по метаниям в Северном Рейне. Также он заявил, что завершил спортивную карьеру, но до этого шага ознакомился с правилами перехода под немецкий флаг. «Всерьез это не рассматривал, при этом немного ознакомился с правилами перехода, хоть до конца так их и не понял, — признался Литвинов-младший. — Неясно, можно ли взрослым русским спортсменам перейти. Вроде карантин начинается с последнего выступления за Россию, а это 2015 год, дальше я уже выступал как нейтральный спортсмен. Так что с этой точки зрения свой карантин я уже давно отсиде плюс условия перехода выполнены — я действительно живу в Германии, у меня есть паспорт и т. д. Но, повторюсь, я об этом никогда не думал. Возможно, это нерационально, но когда в 2010-м я уезжал из Германии как спортсмен, это был принципиальный шаг. И, соответственно, руководствуясь теми же принципами, как спортсмен в Германию я бы уже не вернулся. Да и тем более… что уж там — тонуть, так со всеми». Кстати, в том же интервью бронзовый призер чемпионата Европы — 2014 рассказал, что его переход из Германии в Россию обошелся в 40 тысяч евро. Всю сумму выплатила Мордовия.

Стоит отметить, что легкая атлетика — не единственный российский вид спорта с высокой текучкой. В последнее время все чаще стали менять гражданство биатлонисты. Это касается и воспитанников мордовской школы биатлона. Три года назад под флаг Беларуси перешли сестры-близнецы Ирина и Елена Кручинкины. «Это дает возможность реализовывать себя на высоком уровне. В России очень большая конкуренция, мне было трудно пробиться в основную команду», — объяснила в интервью «С» причины такого шага Ирина Кручинкина. Ее сестра в прошлом году стала чемпионкой Европы, а в минувшем сезоне дважды поднималась на вторую ступень пьедестала в составе эстафетной четверки на Кубке мира. Примеру уроженок ичалковского поселка Смольный последовала и Наталья Ушкина. Ее выбор пал на сборную Румынии. На последнем чемпионате России она завоевала три медали, в том числе золото в гонке преследования. 24-летняя уроженка зубово-полянского села Потьма, несмотря на запоздалую реакцию со стороны Союза биатлонистов России, уже в мае должна влиться в состав новой команды.

В январе этого года под флаг Италии перешел воспитанник мордовской школы борьбы — Заур Кабалоев. «В России мне удавалось выезжать на международные соревнования нерегулярно, — объяснил свое решение 28-летний воспитанник Николая Асаева в интервью «С». — По многим причинам: и травмы, и сильнейшая конкуренция… А ведь жизнь дается лишь раз, борцовский век недолог. Здесь другой отбор, нежели у нас, поэтому можно выступить на большем количестве международных турниров. В России меня не часто на них возили. А постоянно бороться на чемпионатах страны уже неинтересно. Выиграл все, что можно, победил практически всех внутри страны. Решил, что больше хочу бороться на международной арене». Под флагом новой страны он уже успел выиграть национальный чемпионат и стать пятым на чемпионате Европы в Варшаве.

Таким образом, Россия умудряется терять не только спортсменов с неоднозначной репутацией, но и перспективных атлетов. И не только в королеве спорта, но, как мы видим, и в других видах. Причины такого шага разные. От личных обстоятельств и внутренней конкуренции до возможности выступления без санкций со стороны международных организаций. Одно можно сказать точно — «бегут» они не от красивой жизни. Если руководство российского спорта, в частности легкой атлетики и биатлона, не возьмется за ум, то Россия рискует стать донором талантливых спортсменов для других стран.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу