«Здесь мы видим, как человек сражается со своими соблазнами и демонами…»

Режиссер Тимур Бекмамбетов — о своем новом фильме и Михаиле Девятаеве

24 апреля в кинотеатре «Россия» показали фильм «Девятаев», посвященный нашему земляку, который совершил побег из фашистского плена. На саранскую премьеру специально приехали режиссер Тимур Бекмамбетов и сын легендарного летчика Александр Девятаев. Работа над фильмом велась три года. По словам Бекмамбетова, он потрясен судьбой главного героя и считает, что книгу «Побег из ада» надо в обязательном порядке вводить в школьную программу. «Если фильм будет успешным, обязательно сниму продолжение», — ​признался режиссер в беседе с Татьяной Новиковой.

Татьяна Новикова с Тимуром Бекмамбетовым и Александром Девятаевым на премьере «Девятаева» на Московском международном кинофестивале. Фото: Ольга Холопова

«С»: Тимур Нуруахитович, это не первый биографический фильм, который вы снимаете?

— Да. Жизнь гораздо интереснее любой фантазии, поэтому изучать реальные истории продуктивнее. Не так давно продюсировал картину «Война токов» про Эдисона и Теслу с Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли. Был режиссером фильма «Профиль», который выходит в прокат этим летом. Это реальная история журналистки, которая работает под прикрытием, наблюдая за тем, как вербуют девушек исламские террористы. И, наконец, «Время первых» — ​картина о космонавте Алексее Леонове…

«С»: Что вы почувствовали, когда впервые прочитали книгу «Побег из ада» Михаила Девятаева?

Реклама

— Меня впечатлила судьба вашего земляка еще до того, как познакомился с этим произведением… А книга просто поразила! Это старый советский стиль героической прозы. Человечное произведение, в нем много образности, которая необходима для кино. Считаю, что книгу «Побег из ада» нужно ввести в школьную программу. Детям будет важно и интересно прочитать историю выживания. Узнать о том, как в фашистском концлагере пытались уничтожить в человеке человека. Узники выживали благодаря самодисциплине и сохранению себя как личности. Так же происходит и в жизни, когда мы не поддаемся влиянию других людей и обстоятельств… Кстати, еще в 1990-е годы я снял фильм «Пешаварский вальс» про побег из лагеря в Афганистане. К сожалению, его мало кто знает. «Девятаев» является в каком-то смысле следующим высказыванием на эту тему. Картина о вашем земляке не только про борьбу с фашистами. Здесь мы видим, как человек сражается со своими соблазнами и демонами…

«С»: Вы это имели в виду, когда сказали, что антипод главного героя фильма Николай Ларин ​— его альтер-эго?

— Конечно. Михаил Петрович — ​живой человек, он не бронзовая скульптура и не робот… Наверняка его посещали мысли, как бы схитрить, а после побега обидеться за то, что ему не верят. Но Девятаев не поддался этим порывам, потому что прекрасно понимал: жизнь — ​штука сложная и она не черно-белая… Приказ советского командования № 270, из-за которого 3 миллиона граждан сразу стали предателями,— ​страшный и несправедливый. Но в данном случае у человека был выбор между справедливостью и честью. Это две разные вещи. Бывают ситуации, когда по справедливости ты прав, но поступок совершил нечестный. И для того, чтобы это увидеть, нужно было создать персонажа, который поступал бы так, как, наверное, мог бы поступить Девятаев.

Павел Прилучный с подарком от торбеевских школьников. Фото: Ольга Холопова

«С»: Выжить в концлагере — ​это подвиг, но после возвращения на Родину бывшие узники были заклеймены позором…

— Интересно, понимал ли Девятаев, что представители советской системы, в которой он жил, совершают неблаговидные действия? Думаю, да. Но это только мои размышления. Не могу знать, какие у него были мысли. 3 миллиона человек находились в плену, и где-то 150 тысяч из них были надзирателями. Это и есть настоящие предатели, совершавшие зло. И вот вопрос: как их можно было найти, когда лагеря были освобождены? Как отделить зерна от плевел? Это можно было сделать, проведя тщательное расследование и изучив все документы.

«С»: На презентации фильма в Москве вы сказали, что, к сожалению, не смогли найти секретные советские материалы о бывшем узнике концлагеря Девятаеве…

— Работая над картиной, размышлял, насколько было бы любопытно посмотреть все документы по делу Девятаева. Ваш земляк сегодня — ​это легенда. И я прекрасно понимал, что история о нем нужна людям, чтобы почувствовать смысл жизни. Честно говоря, боялся найти документ, который бы этот миф разрушил. С другой стороны, я не архивариус и не занимаюсь поисками истины. Моей главной задачей было снять фильм о человека с нелегкой судьбой. Ситуация неоднозначная. Если Девятаева сильно обидела система, в которой он жил, то для него это не было поводом для ненависти. Мы не выбираем Родину и близких людей. Поэтому вынуждены учиться прощать. Наш фильм как раз об этом. В данном случае не говорю о том, что не нужно противостоять жестокости — как раз наоборот. Но борьба со злом в данном случае не означает ненависть. Кстати, ненависть — ​это проявление слабости.

«С»: Наши читатели интересуются, почему на роль Девятаева вы взяли Павла Прилучного, а не какого-нибудь малоизвестного актера…

— Вопрос о том, почему чаще всего снимают звезд, возникает постоянно. Просто знаменитости приходят в фильм вместе с багажом созданных ими образов и с аудиторией поклонников. И любой режиссер, который берет актера со статусом «звезды», сразу получает в придачу этот набор. Прилучный часто играет недобропорядочных героев, но его все равно любят. Наверное, потому, что Павел живой, настоящий и открытый. А любить — это ведь отчасти жалеть. И что-то в его сумасшедшем герое из «Мажора» вызывает у людей жалость. Вроде бы самоуверенный человек, но что-то все равно в его жизни происходит не так. И когда Прилучный пришел в наш фильм, я все перевернул с ног на голову. Павел стал играть того, кто он есть на самом деле или кем мечтает стать.

…Девятаев в концлагере весил 38 килограммов, но с Прилучным в эту крайность бросаться не стоило. Кино — это все-таки искусство образов, а не фактов. Он похудел на 15 килограммов. И на этом испытания не заканчивались…

«С»: Правда, что во время съемок Павлу пришлось сбросить вес?

— Да. Девятаев в концлагере весил 38 килограммов, но с Прилучным в эту крайность бросаться не стоило. Кино — это все-таки искусство образов, а не фактов. Он похудел на 15 килограммов. И на этом испытания не заканчивались. Павлу было непросто сниматься в сценах воздушных боев. Кабина самолета с огромной скоростью вращалась на специальном «шомполе». Таким образом мы создавали перегрузки, которые пилоты испытывают в воздухе.

«С»: Некоторые трюки в небе кажутся чем-то из области фантастики. Например, когда Николай Ларин атакует самолет Девятаева, ударяя его сверху…

— Эта ситуация на грани реальности, но у нашего героя просто не было другого выхода. Поэтому и делал все возможное, чтобы остановить Михаила, совершившего побег. Николай не хотел, чтобы друг улетел домой и рассказал, что он стал предателем. Боялся причинить боль отцу. Думаю, что всем, кто в детстве огорчал своих родителей, это чувство знакомо.

«С»: Правда, что вы сами управляли самолетом?

— Да. И в детстве даже мечтал стать летчиком. Отчасти это желание осуществилось. У меня в жизни возникал момент, когда нужно было себя «перезапустить». Тогда я поехал в Санкт-Петербург к знакомому, который занимался парашютным спортом. Он рассказал, что можно брать уроки в авиаклубе при аэродроме. И я решил попробовать. Помню, как впервые взял в руки штурвал и взлетел. Мы тогда находились в самолете с инструктором. Когда приземлились, он спросил: «Зачем ты меня обманываешь? Ты ведь пилот?» Ему показалось, что я уверенно управляю самолетом. Но все дело в том, что я играл в компьютерную игру, а там происходит то же самое, что и в реальном самолете… Потом началась работа в кино. Полеты пришлось оставить.

Первое издание книги теперь в музее Девятаева. Фото: Ольга Холопова

«С»: Не планируете снять продолжение фильма о том, что Михаил Девятаев пережил после плена?

— Есть такая мысль. Это очень интересная история. Думаю, если нынешняя картина будет успешной, тогда можно поговорить о продолжении… Знаете, когда снимаешь кино, словно проживаешь жизнь своих героев. Есть ситуации, когда ты не смог что-то сделать, но для себя должен все объяснить и оправдаться. Но в истории Девятаева не знаю ни одного момента, когда сделал бы все по-другому.

«С»: Несколько лет назад о Девятаеве планировали снять фильм, но проект закрыли из-за неприятной истории…

— Слышал об этом. Полгода назад какие-­то неизвестные люди предлагали деньги за то, чтобы мы объявили, будто бы продолжаем начатое ими дело. Но мы решили не связываться… Знаете, кинопроизводство — ​трудная вещь. Это как построить завод. Нужно быть профессионалом, и, конечно, важно, чтобы тебе повезло. Не будем судить тех, кто не смог снять фильм. Еще неизвестно, какие там были обстоятельства. Возможно, эти люди тоже были разочарованы из-за того, что у них ничего не получилось.

«С»: Возможно, у вас появится желание осуществить какой-то кинопроект в Мордовии…

— Руководитель вашей республики Артём Здунов достаточно молодой и энергичный. Он может попробовать создать в Мордовии площадку для съемок. Для производства фильмов нужна база. Больших или маленьких — ​уже другой вопрос. И надеюсь, что Артём Алексеевич это сделает. Конечно, этот процесс займет определенное время, но самое главное — ​начать.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу