Понедельник, 10 мая

«Один Господь только знает, к чему это приведет!»

Кичкина оставили на свободе и «ограничили», Гудожникова отправили на нары

В Ленинском райсуде 22 апреля долго ломали голову над тем, какую меру пресечения выбрать для фигурантов уголовного дела о крупной взятке, полученной в ходе строительства университетского общежития. В итоге служители Фемиды наложили ограничения на гендиректора юридической фирмы «ЮК Сфера» Валерия Кичкина. Более строгую меру избирать не стали — ​учли, что подозреваемый в получении 1,7 миллиона рублей свою вину уже признал, заключил досудебное соглашение со следствием, согласился изобличить остальных подельников. Отныне Кичкину запрещено «шататься по ночам», посещать рестораны и прочие увеселительные заведения. А также — ​пользоваться телефоном и Интернетом. Последний запрет особенно огорчил предпринимателя… Участь проректора МГУ им. Огарева по строительству и безопасности Степана Гудожникова оказалась намного тяжелее. Его до лета отправили в СИЗО. Между тем не исключены новые аресты — ​как только следствию удастся «вычислить» других подозреваемых, включая сотрудников Мордовского госуниверситета! «Дело только возбуждено, — ​особо подчеркнул представитель Ленинской райпрокуратуры. — ​Один Господь знает, куда оно может привести!» Подробности — ​в материале Валерия Ярцева.

Предприниматель

Валерию Кичкину запретили ночные прогулки, а также посиделки в барах и ресторанах. Фото: Столица С

22 апреля. Вечер. Ленинский райсуд. Служители правосудия определяются с мерой пресечения для Валерия Кичкина. «Возражаю против присутствия журналистов!» — ​заявляет подозреваемый, разместившись на скамье с двумя адвокатами — ​мужчиной и женщиной — ​по каждую руку. «Вина еще не установлена! И все обстоятельства тоже!» — ​произносит незамысловатую «отмазку» защитница. Но суд разъясняет участникам процесса, что заседание является открытым. И для журналистов в том числе. «Родился в Саранске, проживаю на ул. Ворошилова, — ​начал рассказывать о себе Кичкин. — ​Образование высшее юридическое. Холост. Детей на иждивении нет. С кем проживаю? Один! Да, военнообязанный, армейскую службу проходил. Ранее не судим. Состояние здоровья? У меня — ​отличное! А у мамы-пенсионерки здоровье слабое, она имеет хронические заболевания…» «Вы помогаете матери?» — ​проявляет участие судья. «Конечно! — ​откликается подозреваемый. — ​Обязательно, на постоянной основе! И в быту, и финансово…»

Слово берет представитель Следственного комитета РМ: «21 апреля возбуждено уголовное дело. Подозреваемый совершил особо тяжкое преступление против государственной власти. За это предусмотрено наказание — ​до 15 лет лишения свободы… Вину признал полностью, дал подробные пояснения относительно обстоятельств… Заключил досудебное соглашение с прокурором… Кичкин находится в приятельских отношениях с подозреваемым Тюриным. Они друзья с детства… Может оказать воздействие, надавить… уничтожить… Прошу наложить на два месяца ограничения и запреты. С 22.00 до 6.00 ​не покидать своего жилища. Запретить посещение баров и ресторанов…»

«Я вину признал полностью и в принципе согласен с ограничениями, — ​поднимается со скамьи Кичкин. — ​Кроме одного — ​запрета на пользование телефоном и Интернетом. Я являюсь директором фирмы, веду переговоры с клиентами… Прошу исключить этот запрет!» «Действительно, без Интернета и сотового телефона Кичкин не сможет осуществлять свою трудовую деятельность, — ​добавляет женщина-адвокат. — ​Необходимо учесть, что он заключил соглашение о сотрудничестве. Полностью и по полочкам изложил обстоятельства своего правонарушения…» — ​«Требования следствия незаконны, надуманны и необоснованны, — ​вдруг как-то уж совсем жестко высказывается адвокат-мужчина и тем самым заставляет всех насторожиться. — ​Они носят противоречивый характер. Кичкин обязался сообщать любую информацию, имеющую значение для расследования, изобличать других лиц. И это как же получается? Одно и то же является основанием и для подозрений, и для сотрудничества? И запрет на телефон — ​это тоже нарушение прав!» «Скажите, пожалуйста, ваша позиция согласована с подозреваемым?» — ​спрашивает у адвоката судья. «Я позицию подзащитного поддерживаю, — ​поспешно «корректируется» адвокат. — ​Просто привожу дополнительные доводы!» «Ваша честь, — ​берет слово старший помощник прокурора Ленинского района. — ​Подозреваемый проявил корыстную заинтересованность. Совершил особо тяжкое преступление совместно с неустановленными лицами из МГУ им. Огарева. И находится в дружеских отношениях с другими фигурантами. Прошу ходатайство следователя в виде запрета на средства связи удовлетворить! В противном случае это может помешать полному и объективному расследованию, воспрепятствует установлению истины… Дело только возбуждено, расследование находится в самом начале, и один только Господь знает, куда это все в итоге приведет!» «Запрет на ведение переговоров ограничивает мою предпринимательскую деятельность! — ​заявляет Кичкин, как бы намекая на то, что нельзя «кошмарить» малый бизнес. — ​И я не собираюсь препятствовать следствию. Я согласен не приближаться и не общаться с другими фигурантами. Но прошу дать возможность профессионально заниматься своей предпринимательской деятельностью…» В итоге поздним вечером 22 апреля Ленинский райсуд избрал в отношении генерального директора юридической фирмы «ЮК Сфера» Валерия Кичкина меру пресечения в виде определенных ограничений, в том числе касающихся использования Интернета и телефона.

Реклама
Юридическая компания «Сфера» гарантировала результат. Фото: Столица С

Также в течение двух ближайших месяцев ему запрещено выходить из дома по ночам, посещать бары и рестораны. Когда Валерий Кичкин покинул наконец храм правосудия, на улицах уже зажглись фонари. Мужчина должен был поторопиться, чтобы ровно через час обязательно оказаться дома…

Проректор

Степан Гудожников — заботливый сын. Фото: Столица С

Избрание меры пресечения для проректора МГУ им. Огарева Степана Гудожникова началось на следующий день 23 апреля. И тоже под вечер. Солнце еще не село. Ветер разогнал тучи. Зато над головой проректора они сгущались все сильнее. Но подозреваемый по-прежнему продолжал отметать любую причастность к коррупционному злодеянию. «Вину не признаю!» — ​заявил проректор, когда в зале суда его обступили представители СМИ. — «Вы не брали денег?!» — ​«Нет!» «А кто брал? Кичкин?» — ​не унимались журналисты. «Суд все выяснит!» — ​уклончиво отвечал Гудожников, отказываясь от любых комментариев. Как и его подельник, проректор тоже не захотел видеть в зале журналистов. Но и ему пришлось смириться.

…я награжден грамотами Министерства науки и образования России, Госсобрания и председателя правительства республики…

«Родился в селе Старый Усад Зубово-Полянского района, — ​сообщает Гудожников. — ​Образование высшее. Ранее не судим. Женат. Детей на иждивении нет». «Вы военнообязанный?» — ​«Уже нет, наверное…» — ​«Трудоустроены?» — ​«Да, проректор по капитальному строительству и безопасности. Зарегистрирован на ул. Ботевградской. Проживаю в поселке Луховка на ул. Саровской… У меня имеются хронические заболевания. Впрочем, как и у супруги… Также есть мать, которой 92 года. Она проживает одна в зубовополянском селе Старое Кадиково. Имеет много заболеваний. Я осуществляю за ней уход, помогаю… Я награжден грамотами Министерства науки и образования России, Госсобрания и председателя правительства республики…» Вузовский руководитель берет в руки принесенные в суд красные коробочки с медалями, вчитывается в гравировку и озвучивает: «Вот еще медаль за Тысячелетие… За чемпионат мира по футболу…»

Старший следователь по особо важным делам просит приобщить к материалам уголовного дела протокол очной ставки, которая состоялась утром этого дня между Гудожниковым и Кичкиным. На ней предприниматель показал, что совершил преступление совместно с проректором… Также служители Фемиды изучают характеристику Гудожникова, подписанную ректором МГУ им. Огарева Сергеем Вдовиным. Проректор характеризуется только с положительной стороны. Имеет большой профессиональный и житейских опыт. С его участием введены в эксплуатацию ряд объектов капитального строительства. В общении с коллегами корректен, доброжелателен. Обладает, по мнению Вдовина, ценными деловыми качествами. Адвокат также хлопочет, чтобы в материалы дела «внесли» медицинскую выписку о том, что ее клиент недавно перенес операционное вмешательство. А затем следуют характеристики из мест жительства. В доме на ул. Ботевградской, где Гудожников проживал до 2010 года, но продолжает появляется и поныне, он запомнился как доброжелательный, отзывчивый и тактичный. Кстати, по нынешнему адресу, в Луховке, местные жители тоже только самого хорошего мнения о своем соседе. Обладает авторитетом и большой работоспособностью, исполнителен, отзывчив…

«Скажите, как, проживая постоянно в Саранске и работая на госдолжности, вы можете осуществлять уход за 92-летней матерью, которая находится за 200 километров?» — ​задает вопрос старший помощник прокурора Ленинского района. «Каждые выходные езжу к ней!» — ​отвечает Гудожников. Старший следователь быстро зачитывает свое ходатайство. Подозреваемый от дачи показаний отказался. Если его не изолировать от общества, может повлиять на свидетелей, в том числе сотрудников госуниверситета. Имея заграничный паспорт, способен скрыться. Поэтому необходимо заключить под стражу!.. «Свою причастность не признаю, — ​высказывается проректор. — ​Никакого отношения к этим делам не имею! И впервые об этом услышал, когда меня задержали. И ходатайство следователя о заключении под стражу не поддерживаю!» «Гудожников характеризуется исключительно положительно, — ​принимается «нахваливать» клиента его адвокат. — ​Имеет постоянное место жительства, социальные связи, трудоустроен. Также у него есть хронические заболевания. Степан Павлович осуществляет уход за престарелой матерью. Прошу избрать более мягкую меру пресечения!»

«Ваша честь, Степан Гудожников подозревается в особо тяжком преступлении, — ​произносит представитель прокуратуры. — ​Коррупция — ​это бич для всей России и для Мордовии! Проректор вовлек в преступление других работников МГУ им. Огарева, между которыми распределил роли. Виновным он себя не признает. На очной ставке также отрицал свою причастность к злодеянию. В связи с этим, находясь на свободе, может оказать давление на других сотрудников университета, которые являются его подчиненными. Ведь Степан Павлович продолжает работать в МГУ в качестве проректора, то есть на руководящей должности. А как тогда подчиненные против начальства могут давать показания, если с ним каждый день в университете приходится здороваться?.. Раз в неделю Степан Павлович ездит к своей матери. Но уход за таким человеком должен быть постоянным, ежечасным, если хотите, ежеминутным! А не так — ​собрались с сестрами и поехали в село Старое Бадиково… Теперь по поводу здоровья подозреваемого. Мы все больные, но это не значит, что нельзя кого-то из нас вот за такое особо тяжкое преступление арестовать!»

Проведя полчаса в совещательной комнате, судья озвучивает решение: отправить Степана Гудожникова в СИЗО как минимум до 21 июня. Расследование продолжается!

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу