Понедельник, 10 мая

«Был бы нормальный мост — брат остался бы жив!»

Тело утонувшего сельчанина искали четверо суток. Почему так происходит?

Половодье унесло жизнь 40-летнего жителя ромодановского села Пушкино Игоря Митяева. 6 апреля он вместе с другом переплывал разлившуюся речку Инсар на лодке, но не удержался и упал за борт. Тело мужчины нашли только на четвертые сутки. Отсутствие моста через реку — головная боль не только населения, но и местной администрации. Проблема одна — недостаточное финансирование. Точнее говоря, его полное отсутствие. Кто виноват и что делать, пыталась понять Екатерина Смирнова.

Погибший Игорь Митяев. Фото: Столица С

Свое название село Пушкино получило в честь предка поэта Александра Пушкина, который управлял им в XVIII веке. Земельные угодья были пожалованы царем за службу в ополчении князя Дмитрия Трубецкого и Дмитрия Пожарского в годы польско-шведской интервенции. Тогда село насчитывало свыше 1700 жителей, в теперь — около 400. Здесь имелись мельницы, кузница и несколько мастерских. Рядом действовал винокуренный завод. После установления советской власти в Пушкине организовали кооператив для строительства гидроэлектростанции. Комбайнеры и трактористы местного сельхозпредприятия являлись участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки… Теперь все достижения остались в прошлом. Село медленно, но верно вымирает. Хотя лучшего расположения для развития трудно придумать — близость к Саранску и райцентру, рядом проходят дорожная трасса и железнодорожный путь. Молодежь уезжает из Пушкина. Главная причина — отсутствует работа. Единственное место, где можно применить свои силы за вознаграждение, — небольшая ферма предпринимателя Александра Гагина, расположенная на другом берегу реки Инсар.

Инсар в половодье. Фото: Столица С

Именно там трудился 40-летний Игорь Митяев. Чтобы добраться на работу в период половодья, бизнесмен обеспечивал его и других работников лодкой. В обеденное время 6 апреля мужчины решили отправиться в магазин за сигаретами. Сильное течение то и дело сносило плавсредство. Но назад решили не поворачивать. Посетив торговую точку, они снова сели в лодку, которую сильно закрутило. Митяев упал в воду. Приятель попытался достать его, но не смог. Товарищ скрылся под водой… Митяева искали прибывшие сотрудники МЧС. Безрезультатно. Вода слишком мутная. К тому же течение могло унести мужчину слишком далеко… Несколько дней на место трагедии приходили родственники мужчины и местные жители. Собственными силами пытались искать Митяева, прочесывая берег. «Мы сегодня встали в 5 часов утра и пошли на поиски, — говорит сельчанин. — Вернулись только к обеду! К сожалению, все без толку… На днях мимо проезжал глава села Сергей Балденков. Я поинтересовался, как продвигаются поиски с его стороны. «Никак! Звоните главе района Сергею Ведяшкину!» — ответил Балденков. Я не выдержал и вспылил: мол, вы только деньги с населения стрижете, а помощи никакой! Возникла перепалка, после которой глава уехал… Пришлось снова вызывать сотрудников МЧС, но они так и не приехали…»

Вячеслав Митяев утверждает, что от местной власти нет толку. Фото: Столица С
Фото: Столица С

В разговор вступает Вячеслав Митяев — брат погибшего, который тоже трудится у предпринимателя Гагина. Мужчина тоже сетует, что власть отстранилась от решения проблем в селе. «Никакой помощи нет! — срывается он на крик. — Вот Гагин сам строил деревянный мост, который потом смыло. Только слеги мотаются… А администрация вообще ничего не делает! Тут не деревянная переправа нужна, а бетонная! Был бы нормальный мост, брат остался бы жив!» На том берегу реки остаются отрезанными от «цивилизации» около 30 жителей. О них заботится лишь Гагин — безвозмездно дает свою лодку. А если попросят, сам берется за весла. Зарплату за решение сельских проблем он не получает. В отличие от главы сельсовета Сергея Балденкова. И это сильно возмущает народ. В «вотчине» руководителя — сельсовете — чистота и порядок. Напротив входа в кабинет висит стенд с яркими картинками. На одном снимке — обшитое сайдингом жилье. «Строительство и облагораживание домов в селе», — гласит подпись. На следующем кадре бравые сельчане несут бревна, возводя переправу. Подпись такая: «Строительство нового моста через реку Инсар». Создается впечатление, что сельская администрация принимает финансовое и другое участие как в первом, так и во втором случае. Но это не так! Дома «обшиваются» за счет владельцев, мост возводили на средства предпринимателя… «Администрация помогает по мере возможности, — уклончиво говорит Балденков. — Нет, в прошлом году не помогала. Ввиду отсутствия средств…» — «А налоги граждане исправно платят?» — «Не совсем… Взыскиваем процентов 90…» В этот момент в кабинет заходит мама погибшего Игоря Митяева. Разговор становится нервным. Женщина просит главу помочь с волонтерами. Или в крайнем случае организовать сход сельчан, которые прочешут берег в поисках тела сына. «Ну, нет у меня штата! Нет! И пригласить никого не могу! — разводит руками Балденков. — Поскольку если что-то с ними случится, то мне — тюрьма! В МЧС вам объяснили, что нужно ждать схода воды!»  «А что сделала для поисков администрация? — интересуется корр. «С». — У вас наверняка есть безработное мужское население трудоспособного возраста, которое можно привлечь к рейдам вдоль берега. Погибшего нужно найти и похоронить…» «Предприниматель Гагин, у которого Митяев работал, вчера его полдня искал, — отвечает глава. — Я и сам ходил вдоль берега. Знаете, когда я подхожу к сельчанам и прошу помочь, они спрашивают: «А сколько нальешь?» Да, вопрос строительства моста поднимался, и не раз! Вот смотрите — у меня в руках официальный ответ Министерства финансов Мордовии на заявку о выделении средств на строительство моста и ремонт дорог, датированный сентябрем прошлого года: «По вопросу благоустройства территории села Пушкино сообщаем, что согласно… (перечисление законов — «С») указанные работы должны быть произведены за счет местного бюджета». «Каков годовой бюджет села?» — уточняет корр.«С». «1 миллион рублей. Формируется с налогов и отчислений… Все уходит на зарплату сотрудникам, освещение улиц, чистку дорог, содержание дорог в летнее время. Нам и на ремонт дорог деньги не выделяют. Считайте сами: один километр стоит 9 миллионов, а нам нужно порядка 35 миллионов. Это 35 годовых бюджетов села. Тем более сельского хозяйства здесь нет, оно в стадии банкротства. Женщины не рожают, так что мы даже ни в какой нацпроект войти не можем — нет обоснования!» Весь кабинет главы обложен различными документами. Выясняется, что это — ответы на запросы из прокуратуры, партии «Единая Россия», портала Госуслуг и прочих ведомств. Каждое требует дать отчет по своей линии. Как говорится, никаких прав — одни обязательства… «Вот прокуратура просила сфотографировать памятник погибшим воинам и отправить им отчет, — листает документы глава. — А территорию мы убирали вдвоем с завклубом! Никто больше не вышел! Да и субботники проводит только местная интеллигенция. Я собранный мусор в свою машину гружу и вывожу на свалку. Я четыре года назад стал главой. Приехал сюда на пенсию, до этого служил военным. Никто сюда идти работать не хотел. Я думал, что народ меня поймет и поможет. А тут никаких нервов не хватает…» Похоже, надеяться на качественную переправу через реку жителям села Пушкино не стоит. Республиканский бюджет сбрасывает эту проблему на плечи местной администрации, которая сама едва концы с концами сводит. При этом жизнь сельчан имеет значение, только когда речь заходит об уплате налогов…

Реклама
Фото: Столица С
Сергей Балденков. Фото: Столица С

Тело Игоря Митяева было обнаружено водолазами лишь на четвертый день. Хочется надеяться, что он — последняя жертва равнодушия властей…

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу