Пятница, 16 апреля

«Ты не в Мордовии, чучело». Навального отправили в одну из самых страшных колоний России, где ломают личность

25 февраля Алексея Навального из московского СИЗО «Матросская тишина» отправили в исправительную колонию отбывать наказание, назначенное судом по делу «Ив Роше». Несколько дней информации о месте пребывания политика не было, но затем появились сообщения, что его этапировали в исправительную колонию №2 во Владимирской области. Ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Алексей Мельников подтвердил, что Навальный уже находится в исправительном учреждении.

Алексей Навальный не доехал до Мордовии. Оно и к лучшему? Фото: Соцсети

Срок заключения Навального составит 2 года, 6 месяцев и 2 недели. Таким образом, выйти на свободу он сможет лишь в середине 2023 года, да и то лишь в том случае, если ему не набросят еще какое-нибудь дело. Исправительная колония, в которую отправили политика, хоть и значится как общего режима, но, судя рассказам тех, кто отбывал там наказание, очень режимная и в ней всё нацелено на то, чтобы подавить и сломать человека. Это максимально изолированное от внешнего мира место с жесткими условиями содержания, причем у неё настолько плохая репутация, что некоторые уже в СИЗО, ожидая распределения, вскрывают себе живот и вены, лишь бы только туда не ехать. Исправительная колония находится в небольшом городе Покров Владимирской области и предназначена для впервые осужденных в места лишения свободы. Учреждение относительно новое, появилось в 1994 году, то есть уже после распада Союза, но её корни уходят к лечебно-трудовому профилакторию № 2, который был здесь открыт в 1974 году.
В колонии есть клуб, библиотека, спортивные площадки и комнаты воспитательной работы. На территории расположен православный храм и молитвенная комната для мусульман. ФСИН даже обращает внимание на безбарьерную среду для лиц с ограниченными возможностями: одна из комнат на 1-м этаже оборудована с учетом нужд инвалидов. Кажется все по делу. Но реальность отличается от красивого описания. В ИК-2 уже отбывали наказание люди, осужденные по статьям, которые можно причислить к политическим. В частности, именно во владимирскую колонию попал Константин Котов — московский активист, осужденный на 4 года (позже срок был сокращен до полутора лет) по «дадинской статье» в 2019 году. Константин вышел на свободу лишь 16 декабря 2020 года и описывает условия в колонии как достаточно суровые. «Навального отправили туда, потому что это колония по-настоящему режимная. Там все под контролем администрации, любой шаг осужденного, если это нужно, становится сразу известен, поэтому понятно, почему Навальный там оказался. И там действует полная изоляция: во-первых, нет никаких методов связи с внешним миром, кроме обычных бумажных писем и телефонных звонков, которые прослушиваются администрацией. То есть у Алексея других возможностей связаться с людьми на воле не будет», — рассказал Котов «Медиазоне». «Изначально оказываешься в так называемом карантинном отряде, в этой колонии он используется для того, чтобы подавить человека — выгоняют на плац в любую погоду, учишь приветствие. При виде сотрудника колонии ты должен представиться, осужденный такой-то, такого-то года рождения, начало срока, конец срока. Фактически целый день учишь приветствие на этом плацу», — рассказал он про свой первый день в колонии. «Ты изучаешь правила жизни в этой колонии, имена сотрудников, учишься складывать форму, заправлять кровать, постоянно находишься на улице — такая учебка, скажем так. И вот целый день занимаешься такой бесполезной и ненужной деятельностью. ИК-2 формально колония общего режима, то есть, там достаточно либерально должны относиться к осужденным. Но фактически там строгий режим. Осужденные не могут свободно вздохнуть, целый день находятся под присмотром и контролем. Контакт с внешним миром очень призрачный: в любой момент могут не разрешить звонки, не передать письма — и ты ничего не сделаешь. Это очень неприятно и унизительно», — добавляет осужденный.

Как говорит Котов, во время карантина за ним постоянно следил другой осужденный — даже в туалете, разговаривать при этом друг с другом было запрещено. С Котовым администрация колонии запретила разговаривать вообще всем осужденным, из арестантов он мог общаться только с завхозом и дневальными. «Именно через активистов администрация и оперативный отдел устанавливают режим, который там существует. Активисты вынуждали меня на конфликт: например, расспрашивали меня про мою жену — достаточно неприятного рода разговоры. Как я понял потом, это было именно с подачи администрации, они пытались как-то меня спровоцировать», — вспоминает Константин Котов. Любой выговор фактически лишает осужденного шансов на условно-досрочное освобождение, при этом получить его можно под любым предлогом. Константин Котов свое первое взыскание получил за то, что другой осужденный дал ему свои перчатки, еще несколько выговоров он получил за то, что не поздоровался с сотрудником администрации. «А это очень просто: подойти откуда-то сбоку — ты сотрудника не увидишь — и формально ты нарушил, но все мы понимаем, что это нарочно. Вот я так тоже не поздоровался — и меня отправили в ШИЗО на десять суток. А ШИЗО — это маленькая камера одиночная, где ты постоянно под присмотром видеокамер с минимальными бытовыми условиями», — говорит осужденный. По словам правозащитников, повальное физическое избиение» в ИК-2 прекратилось после прихода нынешнего начальника Александра Муханова, однако режим колонии все еще «нацелен на полное уничтожение человека». «Не бьют, но с самого начала встречают так, чтобы человек понял, что шутки и фривольная жизнь в СИЗО кончились. Я когда впервые приехала и увидела Котова, он вообще не смотрел вверх, смотрел в землю, сказал, вообще запрещено смотреть по сторонам. И на меня это произвело сильное впечатление. Более того, мне принесли от Котова бумажку, на которой было написано его почерком, что он просит, чтобы адвокат не брала мобильный телефон на встречу и чтобы встреча проходила не в отдельном кабинете, как полагается, а в общем. Мне сказали: «Уберите телефон, ваш подзащитный просит», я стала повышать голос: «У меня есть решение Верховного суда, я буду брать с собой телефон, буду проводить и видео, и фотосъемку, и аудиозапись разговора». И я его сфотографировала и немедленно опубликовала, это были ужасные фотографии, которые на всех произвели большое впечатление, но даже эти фотографии полностью не воспроизводят то, что я увидела наяву в тот день», — рассказала адвокат Котова Марии Эйсмонт. По её словам, это колония, в которой все держится на том, чтобы человека полностью оградить от внешнего мира, ее администрация создает «максимально некомфортные, психологически подавляющие внутри условия».

 В этой же колонии отбывал наказание политик националистических взглядов Дмитрий Дёмушкин, осуждённый в 2017 году на 2,5 года за репост фотографии с «Русского марша» во «ВКонтакте». «Со 105 килограммов я похудел ниже 60. Если смотрели хронику Освенцима, вот я выглядел ровно так практически. У меня торчали ключицы, у меня кожа впивалась в ребра. Полное истощение, обессилило меня. Небольшие обмороки постоянные были», — вспоминает осужденный. При этом, Дёмушкин также отмечает, что его не били, называя при этом колонию «жестко образцово-показательной с репутацией ломки». По приезду в колонию, по словам Демушкина, его спросили об отношению к Путину. Услышав, что относится он отрицательно, переглянулись и сразу сказали, что будет плохо. На него «повесили несколько профучетов» (отметки, что человек, например, склонен к побегу, организует азартные игры или распространяет экстремистскую идеологию), из-за чего определили в сектор усиленного контроля «А» или «пятый отряд», где приходилось отмечаться каждые два часа днем и каждый час ночью. По словам Дёмушкина, в этой колонии ничего не решает ни положение, ни деньги – купить нельзя было ни телефон, ни интернет, ни связь — ничего совсем. «Там во Владимире никого не удивишь ни сильными, ни слабыми, ни борзыми. То есть там эта система десятилетиями отлажена и создана для ломки людей». Как написал бывший охранник зоны Сергей Довлатов в шедевральном «Филиале», «ты не в Мордовии, чучело…»

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу