Пятница, 16 апреля

«Саранск Арена»?! Тут два варианта — достроить или снести…»

Врио Главы РМ Артём Здунов — о низких зарплатах, кадровом обновлении, бесхозной земле и футболе

Этой встречи руководители республиканских СМИ ждали три месяца. 17 февраля врио Главы РМ Артём Здунов провел свою первую пресс-конференцию с момента назначения на новый пост. Вопросы лидеру региона задавали самые разные — о зарплатах, кадровых изменениях, спорте, культурном наследии, туризме, пандемии… Артём Алексеевич был конкретен и оптимистичен… Тому свидетелем оказался Станислав Холопов.

Фото: Пресс-служба Главы РМ

— Одна из главных проблем нашего региона — низкие зарплаты. Каким будет первый и главный шаг для решения проблемы?

— Каким-то одним действием мы не обойдемся… Зарплаты платят собственники и менеджмент предприятий. Здесь должно быть коллективное соглашение именно с ними. Не случайно я сейчас объезжаю различные предприятия, смотрю, какие там созданы условия, как развивается бизнес, разговариваю с главами районов. Не случайно мы стали проводить балансовые комиссии именно там, где зарплаты действительно низкие и есть угроза их невыплаты. Надо разобраться с экономикой вопроса. Если мы предоставляем предприятию налоговые льготы, освобождаем от каких-то платежей, то фактически направляем туда государственные инвестиции. Значит, вправе требовать достойный уровень зарплат. Еще один важный момент. Иногда предприятию нужно просто помочь с рынком сбыта. Например, «Оптоволоконным системам», «Электровыпрямителю», «Лисме». Здесь важна роль государства. Министерство промышленности должно контролировать ситуацию. Это создает предпосылки для формирования необходимой денежной массы. Что мне сразу бросилось в глаза? Если смотреть среднеотраслевой срез, то на аналогичных предприятиях в других регионах платят больше… Если смотреть на размеры прибыли и трату средств на другие цели, то получается, что денег выводят больше, чем могли бы оставить. Поэтому возникает разумный вопрос — почему не платите своим работникам? По каждому предприятию будем разбираться отдельно. Что касается бюджетной сферы, то здесь другой подход. Мы смотрим, какие возможности есть, как развиваются творческие индустрии… Очень важно, чтобы на госслужбу приходили профессионалы. Это надо увязать не только с призванием, но и с достойной зарплатой.

— На некоторых предприятиях работникам недоплачивают. Вы даже озвучивали общий объем долга — 2,5 миллиарда рублей. Можете сказать — кто из предприятий задолжал больше всех?

Реклама

— Сумма долга была предоставлена Федеральной налоговой службой. Конкретные предприятия называть не буду по одной простой причине — там проходят балансовые комиссии. И делается это очень активно. В некоторых лично принимаю участие. Главное — не назвать предприятия, а зарплату поднять! Подвижки, несомненно, есть. В первую очередь у тех предприятий, по которым приняты решения об освоении дополнительного рынка или налоговых преференциях. Отмечу, что все, кто попадает в «территорию опережающего развития» и получает льготы, подписывают с республиканскими властями специальное соглашение, в рамках которого должны действовать… И самое главное — если мы будем завязываться на какие-то общероссийские уровни, как сделали с федеральным казначейством, то и зарплаты будут намного выше средней.

— Вы задали очень высокий ритм управления республикой. Это ваш стиль?

— Мне кажется, все намного проще. Я просто давно не был в Мордовии. Может быть, 10 лет… Мне хочется узнать, что поменялось, какие есть базовые предпосылки для дальнейшего развития. Хочется встретиться с директорами предприятий, просто с населением поговорить, посетить все районы. Кому-то этот темп кажется быстрым, а мне, наоборот, очень медленным. Управленческая команда формируется, это нормально. А по графику у меня много вопросов к себе. Хотелось бы успеть сделать больше. Нужно получить информацию и что-то предложить. Например, по зарплатам. Они нужны людям не завтра, а сегодня! Если бы в прошлом году своевременно не были приняты меры, а счет шел буквально на дни, республика бы сейчас находилась в состоянии банкротства под внешним управлением. Мы этого не допустили. Надо было заплатить зарплату по прошлому году… Иногда приходится срываться и ехать в Москву, чтобы решить какой-то принципиальный вопрос. По поводу дополнительной поддержки, субсидий, которые надо получить именно сейчас, иначе получат другие. Вот и все. Скорость только этим определяется.

— Недавно вы встречались с министром культуры России и  обсуждали различные вопросы… В центре Саранска чудом сохранилась жемчужина православия — Иоанно-Богословский храм. Ни для кого не секрет, что он разрушается. Представители РПЦ неоднократно об этом говорили. Поддержите ли вы довольно затратный проект по восстановлению храма? Без поддержки федерального центра здесь не обойтись. Нужны археологические раскопки, которые никогда в истории Саранска не проводились. На их основании можно сохранить не только этот уникальный собор, но и создать новый музей…

— Важный вопрос. Можно найти что-нибудь такое, что подтвердит возраст постройки. Этот храм мне известен. Я там крестился. Что касается работы по объектам культурного религиозного наследия, то этот вопрос поднимался на встрече с министром культуры России. Да, позиция этого ведомства имеет большое значение, но его роль в первую очередь технологическая, а сущностная все-таки у  Русской православной церкви. Мы вместе с Владыкой готовимся к новой встрече с федеральным начальством. Чтобы получить средства, должно быть понятно, как потом объект будет содержаться. Мы будем решать этот вопрос…

— На какой стадии находится проект нового кадрового конкурса? Чем он будет отличаться от предыдущих?

— Я хотел к вам обратиться с этим вопросом. Мне принципиально важно, чтобы кадровый проект освещался в СМИ. Мы обратились в Администрацию Президента с просьбой провести его по правилам, какие были разработаны для подобных федеральных проектов. Например, для «Лидеров России»… С привлечением ведущих специалистов. В итоге нашли понимание и поддержку. В том числе финансовую. Скоро начнем. Конкурс будет состоять из нескольких этапов. Первый — заочный. Думаю, в нем примут участие несколько тысяч человек. Планируем обратиться к нашим землякам, которые проживают в других регионах. Попросим, чтобы они приняли участие, заполнили анкеты. Проведем такой определенный фильтр. После этого состоится очный этап. Хотим это сделать в Мордовии. Там будут тимбилдинг, работа с экспертами, интервью, прочие мероприятия. Мы составим перечень должностей, на которые будем приглашать. По возрасту сейчас точно не скажу. Если не ошибаюсь, в конкурсе можно принять участие сразу после окончания института. Также был установлен верхний предел. Но, честно говоря, я в этом сомневаюсь. Человек не перестает быть профессионалом в 50, 55 и 60 лет! В общем, подумаем. И я бы очень просил всех вас освещать этот вопрос. Мы, конечно, будем подключать и федеральные СМИ, интернет-издания. Нам принципиально, чтобы это в республике было. Те, кто раньше не имел к этому доступа и никогда не думал, что может оказаться в правительстве, должны об этом узнать. Конечно, для кого-то будет неожиданностью, когда объявят результаты конкурса и пойдут назначения.

— Какие плюсы и минусы вы увидели в республике за три месяца работы?

— Назову несколько основных плюсов. Во-первых, это люди. Я встречался с фермерами, которые работают целыми семьями и настроены на созидание. И всегда задумываешься — как это можно тиражировать? Есть те, кто возвратился в Мордовию и начинает свой бизнес, понимая, что инвестиционный климат понемногу меняется… Но есть и отрицательные моменты. Некоторые уходят из нашего налогового учета. Я дал поручение разобраться с этими вопросами. Почему они ушли в соседние регионы? Может, кого-то передавили или не получилось нормального диалога. Такого быть не должно. Надо провести инвентаризацию, касающуюся находящихся в собственности земельных участков, поскольку много бесхозных. Едешь по районам, заезжаешь в какой-нибудь поселок — и там много заброшенного имущества. Местный глава разводит руками — не знаю, не могу найти собственника… В итоге мы теряем налоговые поступления в бюджет. А ведь эти деньги потом можно направить на оказание первичной социальной помощи, на медицину, ФАПы, ремонт дорог… Инвентаризацию будем проводить бескомпромиссно! Есть собственность — за нее надо платить или от нее отказываться. Если что-то будет спрятано — приму категоричные меры… Первоочередная задача — наращивание собственных доходов. От этого зависит создание рабочих мест. Если жить только за счет субсидий, то мы никогда не вырвемся из порочного круга. В Мордовии очень сильная сельскохозяйственная перерабатывающая промышленность, много планов по рынкам сбыта, партнерам… Отдельные стратегии мы формируем со Сбербанком. У нас сильная кабельная промышленность… Эти сферы надо взаимоувязать, чтобы они друг другу помогали… Есть же такое красивое слово «кластер», когда с  помощью одного предприятия поддерживают другое и они вместе получают больше прибыли. Это должно работать, но пока остается лишь на бумаге. Основа была заложена еще в Советском Союзе и продолжена руководителями республики. Но времена изменились. Появились другие рынки, усилилась конкуренция… На некоторых наших предприятиях работают по 2 тысячи человек, а на аналогичных зарубежных — 300–400. Придется проводить перезагрузку. Самое главное — сохранить специалистов. Сейчас мы проводим чемпионат рабочих профессий. Я попросил руководителей предприятий и всех министров, чтобы они внимательно отнеслись к тем, кого готовят. Нам нужны высококлассные профессионалы!

— Вопрос по поводу окончания работ на «Саранск Арене». Когда этот объект все-таки сдадут в эксплуатацию?

— Тут два варианта — достроить или снести. Сейчас проводится тщательное обследование. Это долгострой. Конечно, мы выходим с инициативой в федеральный центр, чтобы его достроить и сделать спортивным объектом. Часть помещений может использоваться для культурно-массовых мероприятий. Но там нет парковки. Компетентным органам придется разбираться, куда она делась, хотя в проекте была.

— Вы изучили туристический потенциал Мордовии и удивились тому, что его практически нет. В Старошайговском районе медленно умирает усадьба Огарева. Вопрос о ее восстановлении неоднократно ставился ныне покойным краеведом Сергеем Борисовичем Бахмустовым. Но ничего не изменилось. Кстати, в Мордовии не сохранилось ни одной исторической усадьбы, а подобные объекты могли стать точками притяжения для развития туризма.

— Все, что к нам притягивает, будем развивать однозначно. Это связано и с финансами, и с узнаваемостью, и с экономикой. У нас сейчас все министерства занимаются привлечением туристов — поводят семинары, конференции… Я с каждым федеральным министром стараюсь эту тему обсудить. Это важно, поскольку в период пандемии просел гостиничный бизнес, общепит. Надо поддержать… Но мы понимаем, что просто провести деловую встречу недостаточно, надо что-то показывать. Я, кстати, не обо всех изюминках республики знаю. Вот Санаксарский монастырь хорошо изучил, и мы сразу стали заниматься кластерными вопросами с Нижним Новгородом. Но, даже если с точки зрения туризма что-то не интересно, а для республики является святыней, мы обязательно будем уделять этому внимание. Скажу как экономист — сейчас весь упор на наращивание нашей доходной базы. Тогда можно решать любые вопросы. Пока баланс минусовой, мы думаем, как дойти до той точки, когда сможем включать эти проекты в наше бюджетное развитие.

— Как вы восприняли назначение на должность руководителя Мордовии?

— С большой ответственностью. Неформально. В Мордовии похоронены мои бабушки и дедушки. Я приехал к себе. И здесь уже вопрос двойной ответственности. Долго я не раздумывал.

— Какую мотивацию вы готовы предложить своей команде? Как мы будем идти к победе — через чудо или через кровь, пот и слезы?

— Победа однозначно будет. У кого-то через пот и слезы. Люди мотивируются по-разному. Кто-то просто хочет себя проявить и пойти дальше. Приехал, профессионально отработал, максимально выложился и пошел дальше. Почему бы и нет? На его место должны приходить другие. Для этого и нужны наши кадровые конкурсы. Чудес не бывает. И это тоже принципиальная позиция. Только руками с мозгами можем что-то сделать, чтобы было похоже на чудо. Позитивные и деструктивные события — это рукотворная вещь. И деньги надо научиться зарабатывать, и правильно ими управлять.

— Будете ли вы поддерживать СМИ, которые не были в почете у прежнего руководителя региона?

— Мне не нужны легенды. Я изучу материалы. Мне надо понимать, за что мы платим.

— Вопрос о спидвее. Раньше в Мордовии это был самый народный вид спорта. На стадион «Светотехника» приходило по 15 тысяч зрителей. Они болели за наших героев — чемпионов мира и Европы. Вернется ли спидвей в Мордовию?

— Безусловно, это зрелищный вид спорта, притягательный. Я уже заявлял, что мы собираемся вернуть его в республику. Хотим через показательные выступления привлечь внимание и еще раз понять — нам это нужно? Если да, то займемся формированием инфраструктуры. Спорт живет не стадионом, а массовостью.

— Будет ли в республике воссоздана футбольная команда? И что произойдет дальше с «Мордовия Ареной»?

— Большинству региональных бюджетов команда российского уровня сейчас не по силам. Речь о затратах примерно в 1 миллиард рублей. Но вопрос с повестки дня не снимается. Думаю, он будет решен в будущем. Стадион «Мордовия Арена» пока находится на субсидии, у нас существуют определенные договоренности. Но время идет. Надо постепенно переключать его на получение собственных доходов. Нужны матчи. Но есть внутритрибунные помещения, расположенные рядом площадки, которые тоже можно использовать. Необходимо составить четкий бизнес-план по дальнейшему развитию стадиона.

— Есть ли в республике чиновники, работу которых вы оцениваете положительно?

— Их кратно больше, чем тех, к кому есть вопросы. Но мы собираемся не для того, чтобы кого-то хвалить. Дело не в людях, а в том, что сделано или будет сделано. Очень много позитива. Посмотрите на прививочную кампанию! Мы одни из лучших в России. То же самое по формированию коечных фондов. Мы смогли это сделать! Сейчас появился сдержанный оптимизм по поводу пандемии. Коллективный иммунитет вырабатывается. Но надо все держать на контроле. Перчаточно-масочный режим пока оставляем.

— В Дагестане есть памятник врачам, погибшим от коронавируса. Как вам эта идея? Не поставить ли такой и у нас?

— Думаю, это должно быть общественное решение. Если есть инициатива, надо заняться и сделать. Желание почтить память врачей-героев, конечно, есть. Давайте вместе с минздравом и социальным блоком этот вопрос отработаем.

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу