Воскресенье, 21 апреля
Общество

Усыскин-авеню

Почему память о герое отправлена на задворки?

Темно-серые дрызги смачно чавкают под ногами. Глухая окраина Цыганского — ​восточной саранской околицы — ​тонет в снеговой жиже. «Усыскин-то? — ​местный мужик неспешно раскидывает присоленный песок перед калиткой у своей коржавой хибарки. — ​А кто его знает, кто он такой? Революционер, поди-кось, какой-нить… Слышь, ты с газеты, говоришь? — ​окликает он меня, уже собравшегося возвращаться. — ​Пропиши-ка там, чтоб нам хоть мосток до Химмашу проложили. Заманались в город вкруголя хОдить…»

«…Решением горсовета от 10 июля 1956 года (спустя 22 (!!!) года после трагической гибели стратонавтов в Инсарском районе Мордовии — ​С. Ч.) образована новая улица им. И. Д. Усыскина, — ​читаю я на официальном сайте Саранской горадминистрации. — ​Застраивалась индивидуальными домами». Жаль, что системные администраторы не удосужились указать, что рабочий поселок им. Ю. Гагарина (так официально зовется всем известный Цыганский) на деле — ​сторонняя городская слободка. А улица, получившая имя прославленного героя, глохнет в грязноватом ручье и, не глядя на ХХI столетие, утопает в убожестве и забвении…

Видеть это тем более странно, когда память о двоих других, павших за дело науки и во славу страны, стратонавтах удостоилась в Саранске куда более выгодного местоположения. Улица Васенко (бывшая Тихвинская), получившая это название с подачи горсовета в апреле 1939 года, — ​одна из центральных в Саранске. А параллельно идущая с ней Федосеенко (переименованная в том же 1939-м из Зеленовской в честь, между прочим, командира экипажа стратонавтов) хотя и неприметно теряется в нагромождении хрущевок, но тоже по праву отнесена к городскому центру.

Что же не так с Усыскиным? Может быть, его роль в трагически оборвавшемся 30 января 1934 года полете аэро-стата, по мнению городских властей, менее значима?.

Летающие большевики

«Осоавиахим-1″» (или «ОАХ-1») — стратосферный аэростат, построенный в Советском Союзе. На этом стратостате в 1934 году был установлен рекорд высоты: «ОАХ-1» впервые в мире сумел достичь высоты 22 километра над уровнем моря. Подготовка к полету 30 января 1934 года. РИА Новости / РИА Новости

Техническая революция породила автомобиль, самолет, дирижабль, батискаф. С их помощью человек попытался покорить окружающее пространство, проявляя чудеса скорости и дальности, — ​пишет в своем публицистическом проекте «Мордовский хронограф» известный саранский краевед и культуролог, профессор Виктор Махаев. — ​Поначалу сверхдержавы не лидировали в гонке за рекордами. Однако вскоре все приоритеты получили СССР, США и Германия — ​им требовалась абсолютная власть над земным, подземным и околоземным пространством. Энтузиазма одиночек было недостаточно, требовалась индустриальная мощь державы, создававшая таких героев. «Россия обновилась, Россия переродилась, появился новый тип русского человека — ​инициативного, подвижного, энергичного, быстро выходящего из любого затруднения, появился новый пламенный человек», — ​писал большевистский идеолог Николай Бухарин в начале 1930-х годов о поколении, к которому по праву относились покорители стратосферы. Федосеенко, Васенко и Усыскину самой судьбой было уготовано сделать прыжок в небо!

Улица Усыскина в Саранске. Фото: Столица С

…Командир стратостата 36-летний Павел Федосеенко был героем Гражданской войны, одним из первых награжденных орденом Красного Знамени, — ​продолжает свой рассказ Махаев. — ​В 1919 году он окончил в Петрограде курсы воздухоплавателей и был командирован в 12-ю полевую армию Южного фронта, в район Житомира. Его аэростат был связан с бронепоездом телефонным проводом. Наблюдатель Федосеенко поднимался на высоту до 1000 метров и корректировал стрельбу боевых орудий, размещенных на составе. Отличился Федосеенко в боях с белополяками и под Жмеринкой, когда ему пришлось оставить свой наблюдательный пункт и с пулеметной площадки бронепоезда вступить в непосредственный бой с врагом.

Осенью 1920-го на Перекопе он более ста раз поднимался в воздух. Под пулеметным обстрелом, выдерживая атаки вражеских самолетов и невзирая на пробоины, Федосеенко выслеживал врангелевские танки и бронемашины, выявлял местонахождение батарей неприятеля. С передовыми частями 51-й дивизии он брал Перекоп и 18 ноября вошел в Симферополь.

В 1922-м герой войны и орденоносец окончил курсы пилотов-аэронавтов в военно-воздухоплавательной школе, затем был послан командовать седьмым воздухоплавательным отрядом Воздушного флота Украины. Через два года Федосеенко оканчивает Ленинградскую высшую воздухоплавательную школу по специальности «дирижаблист». В 1928-м он поступает в Военно-воздушную академию имени Н. Е. Жуковского и Ленинградский дирижаблестроительный институт. В 1931-м инженер-конструктор Федосеенко заведует кафедрой дирижаблестроя в подмосковном Тушине, работает в Долгопрудном на дирижаблестроительной верфи. На эти агрегаты возлагали большие надежды как гражданская авиация, так и советские ВВС. Для строительства нескольких сот дирижаблей Сталин пригласил в СССР их разработчика генерала Умберто Нобиле. Но после участившихся аварий при испытаниях первой партии в десяток машин «летающими сигарами» заинтересовался НКВД. К 1937-му все советское бюро Нобиле трудилось на лесоповале. Федосеенко мог оказаться среди них! Но судьба распорядилась иначе…

И, хотя малоуправляемые аппараты часто уносило в Латвию и Эстонию, аэростаты, которые он пилотировал, стави-ли все новые рекорды по продолжительности и дальности полета. Потому и командиром нового стратостата мог быть назначен только опытный и мужественный Павел Федосеенко.

…Андрей Васенко был на год моложе своего командира. В годы Гражданской войны воевал в Сибири в железнодорожной роте, — ​пишет автор «Мордовского хронографа». — ​Демобилизовавшийся боец поступил на воздушный факультет Петроградского института путей сообщения. Его дипломной работой стал проект дирижабля «Летающая лаборатория». В 1926-м Васенко и Федосеенко оказались свидетелями приземления дирижабля «Норвегия» в Гатчине, где аппарат Умберто Нобиле демонстрировался советским специалистам. Друзей поразила его техническая мощь! Преподаватель Ленинградской военно-технической школы ВВС Васенко считал, что возможности аэростата должны быть максимально использованы для нужд молодой советской республики. Он конструировал портативные аппараты для аэрофотосъемки, приборы для изучения атмосферы.

Илья Усыскин погиб в 23 года

…А вот комсомолец Илья Усыскин в свои 24 года считался талантливым ученым, — ​констатирует Виктор Борисович. — ​В 1927-м, увлекшись радиотехникой, юноша из Пензы поступил в Московское высшее техническое училище (ставшее в последствии знаменитой «Бауманкой»), а через год перевелся в Ленинградский политехнический институт. В 1931-м с дипломом физика он становится аспирантом Физико-технического института, где через два года без защиты диссертации получает кандидатскую степень. Усыскин активно работает во всемирно известном в дальнейшем, но тогда глухо-секретном институте А. Ф. Иоффе. В 1933-м на одном из семинарских занятий академик объявил, что институту поручена разработка экспериментальной программы для строящегося стратостата «Осоавиахим I». Специально для него Усыскин сконструировал компактную камеру, фиксирующую космические лучи.

В отличие от других членов сформированного для ставшего в дальнейшем легендарным полета экипажа, Илья был лишь кандидатом в члены компартии. Он рвался в небо, потому что испытывал «комплекс неполноценности», — ​признает профессор Махаев. — ​Как его брат и многие сокурсники, он не участвовал в революции и Гражданской войне, не клепал домны и не рубал уголь по-стахановски. Юного кандидата в ряды ВКП (б), инженера и полиглота тянуло к большевистскому экстриму: «Надо работать как партиец!» — ​не раз подчеркивал он в своих дневниках…

Вознесение

В предвоенные годы рекорды высоты устанавливались один за другим. В 1927-м американец Грей поднялся на высоту 13 километров и доказал, что в стратосфере требуется не только кислородный аппарат, но и герметичная гондола или скафандр. В 1932-м бельгиец Пиккар достиг высоты 16 километров. Настала очередь советских стратонавтов, ибо авиаторы уже прославили рекордами Страну Советов: «Сталинские соколы летают выше, дальше и быстрее летчиков любой капиталистической страны!» — ​убеждали всех передовицы «Правды». Большевики рассчитывали укрепить оборонную мощь своей державы не только на земле, но и в воздухе, — ​констатирует Махаев.

Полет на стратостате «Осоавиахим I» готовился летом 1933-го. Были изготовлены оболочка из прорезиненной ткани диаметром 35 метров, сферическая гондола диаметром 2,4 метра. Оснащенная 40 приборами кабина имела шесть иллюминаторов. 75-метровый аппарат был рассчитан на 12 часов полета. Одновременно построили еще один стратостат — ​«СССР I», который и решили запустить первым. 30 сентября 1933 года он побил мировой рекорд, поднявшись на высоту 17 километров. Несостоявшаяся троица стратонавтов была огорчена: Федосеенко просил руководство разрешить полет на «Осоавиахиме I». И получил добро: установить мировой рекорд в честь XVII съезда партии.

…Вылет из подмосковного Кунцева состоялся 29 января 1934-го в 9 утра. Стратонавты оторвались от земли со словами «Да здравствует СССР!». Вся советская страна, затаив дыхание, следила за полетом трех смельчаков. В полдень пилоты радировали: «Передайте пламенный привет великому историческому XVII съезду ВКП (б) с высоты 20 600 метров». Это приветствие стало последним сигналом, полученным со стратостата.

31 января секретарь ЦК Авель Енукидзе зачитал делегатам съезда сообщение: «30 января, между 15 часами 30 минутами и 17 часами в Инсарском районе Мордовской области, около села Потижский Острог, упал стратостат «Осоавиахим I». В гондоле обнаружены трупы участников полета — ​товарищей Федосеенко, Васенко и Усыскина». Потрясенные делегаты приняли решение похоронить героев в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

Урны с прахом героев несли Ворошилов, Сталин и Молотов

…Правительственная комиссия добралась на лошадях от станции Кадошкино до места падения аппарата только к ночи 1 февраля. Колхозники рассказывали, что «с неба с диким воем за речку рухнуло что-то черное. Все ждали взрыва, но его не было», — ​цитирует свидетельства профессор Махаев. — ​Оболочка отлетела от кабины на 5 километров. Гондолу с большой вмятиной погрузили на сани и отправили на станцию. На место аварии приезжал Давид Усыскин, отец стратонавта. Старый большевик жил с супругой в Саранске с 1929-го по 1934 год, работал заведующим областным коммунальным отделом, являлся членом президиума областного совета народного хозяйства Мордовии.

В бортовом журнале нашли запись, что в 12.30 стратостат достиг высоты 22 километра. Причиной катастрофы стала утечка газа. При резком падении со скоростью 70 километров в час экипаж не смог эвакуироваться с парашютами и разбился. В записке, направленной на имя Иосифа Сталина, нарком Климент Ворошилов докладывал, что «причиной гибели послужило стремление поставить мировой рекорд, окончательно закрепить стратосферу за СССР…».

Урны с прахом героев несли Сталин, Ворошилов и Молотов. Только похороны Ленина были такими же многолюдными, — ​признает историк Махаев.

Штурм небес. Продолжение…

Из протокола сотрудников МВД Республики Мордовия. «25 марта 2006 года в Ковылкинский РОВД поступило сообщение, что в районе села Мордовское Коломасово совершил несанкционированную посадку аэростат. В ходе проведения оперативных мероприятий установлено, что его владелец — ​Горобец Виктор Васильевич, 1950 г. р., старший сотрудник Министерства транспорта, житель Москвы. Имеет свидетельство пилота аэростатических аппаратов. В его личном владении — ​тепловой аэростат ТА‑80, зарегистрированный в Министерстве гражданского флота РФ. 24 марта была подана заявка в московский зональный центр на выполнение рекордного полета согласно временной инструкции. 25 марта около 7.00 с окраины города Алексина Тульской области Горобец произвел взлет. В течение дня он летел в воздушном пространстве РФ (разрешение имеется). Около 17.00, увидев населенный пункт, приземлился на окраине села Мордовское Коломасово. Сопровождающая полет группа после приземления данный аппарат демонтировала для транспортировки».

— Местные жители приняли аэростат за космический корабль инопланетян, — ​вспоминает Виктор Борисович. — ​Старухи крестились, глядя на небо. Милиция подозревала терроризм или шпионаж. Местная детвора собирала разбросанные по округе приборы. Смертельно уставший Виктор Горобец, выбравшись из корзины, утонувшей в снегу, добрел до дома Аграфены Рогачевой и попросил водки. Он приземлился, потому что по инструкции летать ночью запрещено, кроме того, у него пропала спутниковая связь, а вдали замаячила ЛЭП. После посещения районного отделения милиции Горобец был признан воздухоплавателем! Тотчас в селе появился японский джип. Четверо помощников отважного спортсмена искали своего капитана. Рекорд России был побит. За 10 часов Виктор Горобец пролетел 469 километров на высоте 1200–1400 метров, достигая предельной скорости полета в 59,5 км/ч.

Воздухоплаватель изумился, узнав, что неподалеку в 1934-м разбились стратонавты. Команда Горобца посчитала своим долгом посетить под Инсаром место падения легендарного аэростата. И почтить память героев, продолжателями дела которых россияне являются по праву!

Память

— Выдающийся советский зодчий Алексей Душкин был одним из тех творцов, кто целенаправленно создавал архитектурный образ СССР, — ​продолжает свой рассказ Виктор Борисович. — ​В 1958 году архитектор приезжал в Саранск. К этому времени он изведал и всенародную славу, и всесоюзную хулу. После развернувшейся в стране борьбы с «излишествами» архитектора вынудили переключиться на малые формы.

Увековечить память о подвиге стратонавтов в Саранске намеревались практически сразу после трагедии. Но не случилось. К идее установки монумента вернулись, когда Никита Хрущев провозгласил начало космической эры. Федосеенко, Васенко и Усыскин по праву были отнесены к тем, кто прокладывал дорогу в космос. К тридцатилетию их подвига руководство Мордовской республики решило воплотить в жизнь давнюю идею, и осенью 1957-го был объявлен всесоюзный конкурс. Молодой московский скульптор Алексей Письменный, желая приободрить оказавшегося на тот момент не у дел учителя, пригласил Алексея Душкина участвовать в нем.

Мастер с радостью принял предложение, причем он не только разработал архитектурную часть, но и сам лепил варианты фигуры. Это была его первая работа в монументальном жанре, — ​рассказывает Виктор Махаев. — ​Проект Душкина и Письменного оказался лучшим! Однако дорабатывался пять лет. В 1962-м авторы привезли в Саранск чертежи и макет, в фойе Дома Советов местные архитекторы стали анализировать идею москвичей, вносить поправки.

Площадки для монумента выбирал бывший секретарь Саранского горкома партии, а в те годы — ​начальник Управления капитального строительства Совмина республики Михаил Бардин. Рассматривались два варианта. Но на перекрестке улиц Гражданской и Васенко скульптура стояла бы обращенной на восток и ограничивала движение транспорта. По второму варианту монумент планировали разместить в центре Привокзальной площади. Он сообща и был выбран. 30 января 1963-го в присутствии родственников героев и многочисленных жителей города состоялось его долгожданное открытие. Вид законченной скульптуры на высоком пьедестале потряс всех горожан, навсегда став одной из визитных карточек Саранска!

…В память о трех авиаторах в Санкт-Петербурге, Пензе, Саранске, Рузаевке, Инсаре и в других местах названы улицы, проезды, переулки. Поселок Потижский Острог Инсарского района Мордовии переименован в село Усыскино, мемориальные доски с именами героев висят на фасадах зданий, связанных с их жизнями. Эти трое пошли, как кажется сейчас, на безрассудный риск и пожертвовали жизнями ради величия своей страны…

Пишу этот текст, попутно просматривая посты пользователей соцсетей по поводу юбилея еще одного многолетне-прославлявшего себя «созидетеля». 5 февраля Николай Меркушкин отметил свое семидесятилетие. Намеренно не стану приводить здесь цитаты — ​слишком много горечи и непоздравительного звучит в них. И при том прочтении неумолимо свербит сомнение: мог ли человек, так старавшийся вписать свое имя в когорту этих прославленных героев, в сложившихся обстоятельствах найти в себе силы решиться ради своей страны на такой же Поступок?.. Потому-то, думается, даже захолустный проулок на Цыганском никогда не удостоится права называться его именем!

Материалы по теме
Закрыть