Среда, 24 апреля
Общество

Более 1,5 млрд долларов Виктора Вексельберга заморозили на Западе, есть ли там деньги жителей Саранска?

О том, как крупно не повезло миллиардеру Виктору Вексельбергу, 1 февраля сообщил русский «Форбс».

Фото: Соцсети

Как известно, в апреле 2018 года олигарх попал под санкции США. При этом в отличие от других участников списка Forbes, которых постигла та же участь, владелец «Реновы» считался в Америке своим человеком: там у него был бизнес и благотворительные проекты, его партнер и институтский друг американец Леонард Блаватник, в США родился и до сих пор живет его сын Александр. Вексельберг может поехать в Швейцарию, но не может ничего сделать с акциями швейцарских компаний, которые составляют большую часть его состояния, сокрушается издание. На его счетах в западных банках заморожено уже более $1,5 млрд. В последнее время бизнесмен в основном занимался общественной работой — возглавлял фонд «Сколково» и попечительский совет Еврейского музея и центра толерантности. Первой должности он лишился в конце прошлого года, второй лишится в феврале этого. «Я уже как-то раз сказал, что для меня это большая катастрофа. Ведь я всегда считал, что хорошо понимаю западный мир, гораздо лучше многих. Понимаю, что и как там устроено, разбираюсь в людях. Поэтому для меня санкции стали потрясением, я никогда не мог предположить, что этот цивилизованный мир, исходя из своих взглядов и позиций, может принимать такие решения, как говорится, без суда и следствия», — сказал в интервью Виктор Вексельберг. На счетах в американских и швейцарских банках к сегодняшнему дню заморожено больше $1,5 млрд. И воспользоваться ими можно только с разрешения Минфина США, признался бизнесмен. «Его, правда, не дают. Даже не разрешили на благотворительные цели, на борьбу с пандемией ничего дать, хотя речь шла об относительно небольших суммах — несколько миллионов, которые я хотел направить на помощь в борьбе с коронавирусом в Европе. Это стало для меня очередным откровением. Как можно не разрешить дать деньги нуждающимся в такое сложное время? Когда началась пандемия, мы достаточно много всего сделали в России. Все бизнесы, которые входят в группу «Ренова», приняли участие в этих проектах, каждый по-своему. Это и закупка тестов, и отправка в регионы лекарств, и покупка ИВЛ, просто помощь в соответствии с запросами региональных структур. Наш аэропортовый бизнес очень активно в этих проектах участвовал, доставлял еду пожилым людям. Совокупно мы в прошлом году около двух миллиардов рублей потратили на борьбу с ковидом», — сообщил Вексельберг. Немало, по словам олигарха, было сделано и в США.

«У нас было в свое время несколько проектов на территории США, в основном инновационных. А «Форт Росс» — это благотворительный проект. Это небольшая русская крепость начала XIX века в Калифорнии, которую мы в свое время помогли восстановить. Договор подписали еще с Арнольдом Шварценеггером, когда он был губернатором. Все шло на ура, музей работал, мы там устраивали национальные фестивали, привозили туда детей, исторические сцены разыгрывали. Там и фильмы снимались. Из-за санкций все остановилось, мы ничем сегодня помочь не можем. Последнее, что мы успели там сделать, — установили на территории большую ветряную мельницу. Ее построили в России, в Вологде, по старым чертежам и привезли туда. Еще у нас там был инновационный фонд, немаленький, порядка сорока проектов. Сейчас все встало», — вздыхает Вексельберг. Поделился миллиардер с изданием и историей про яйца братьев Форбс. Точнее Фаберже, которые им принадлежали. «История началась с того, что семья Форбс решила продать фамильную коллекцию Фаберже и в 2004 году выставила ее на аукцион Sotheby’s. Был издан каталог всей коллекции, около 200 предметов, в том числе девять императорских пасхальных яиц. Малкольм Форбс с женой собирали ее несколько десятилетий, а теперь каждый предмет продавался отдельно, у каждого была своя цена. А я понимал еще и историческую ценность коллекции для России, и как здорово было бы вернуть ее целиком на родину. Мы написали семье Форбс письмо с предложением, которое было сформулировано из средних каталожных цен на каждый предмет. Никто особо не верил, что получится, но случилось чудо — нам ответили, что готовы продать всю коллекцию без аукциона. Теперь у меня в рамочке статья об этом из New York Times того времени висит», — рассказал Вексельберг. Еще около $50 млн олигарх потратил на создание Музея Фаберже в Санкт-Петербурге, где Валентина Матвиенко предоставила для этого дворец Шувалова. Графа, а не главы ВЭБ. Хотя у того даже домашние собачки летают на собственном самолете. «Там были сплошные развалины — мы потратили больше четырех лет на реставрацию. Но было очень интересно — перелистываешь страницы советской истории и постепенно погружаешься в мир XIX века. Это ведь был дворец князей Нарышкиных, потом уже он перешел к князьям Шуваловым. Потомки Нарышкина еще живут в России и в Швейцарии. Приезжали к нам с фотографиями, которые у них хранятся», — ностальгирует Вексельберг.

И хотя Шуваловы были графами, а не князьями, на ностальгию олигарха по тем прекрасным временам это не влияет. Трогательное интервью Виктора Вексельберга в части произведений искусств заканчивается на сожалении, что санкции лишили его возможности участвовать в торгах аукционных домов. «В моей коллекции есть Дали. Я с огромным интересом отношусь к его личности, его философии. Вот одна из моих любимых его фраз: «Если бы я не был такой умный, то я рисовал бы лучше». А в последние три года я ничего не приобрел — я же не могу по известным причинам принимать участия в международных аукционах», — вздыхает олигарх. И пока миллиардер любуется произведениями Сальвадора Дали в собственной коллекции, жители Мордовии, чье тепло в домах зависит от компании Вексельберга «Т Плюс» задаются вопросом: благотворительность в США — это хорошо, но почему было не вложить пару миллионов долларов в коммуникации республики, чтобы они не подвергались прорывам? Ибо через эти прорывы видны вовсе не сказочные дали, обещанные Владимиром Путиным, а грустное будущее России, в которое не хотят вкладываться даже такие благотворители как Виктор Вексельберг. И кстати, в тех 1,5 млрд замороженных долларов, нет случайно денег плательщиков Мордовии?

Материалы по теме
Закрыть