Воскресенье, 21 апреля
Общество

«В мире нет ни одной вещи, ради которой стоило бы умереть!»

Рузаевский юрист отсидел 2 года 3 месяца в колонии за репост «чеченских» видеозаписей. Как изменилось его мировоззрение?

Ежегодно российские суды признают сотни граждан виновными в распространении экстремизма. Чаще всего на скамье подсудимых оказываются те, кто сохраняет на своих страницах в соцсетях запрещенные видеоролики или аудиозаписи. Жители Мордовии не стали исключением… 38-летний Гаджимурад Абдулмеджидов из Рузаевки еще недавно трудился в службе судебных приставов. Пока правоохранители не обнаружили на его странице во «ВКонтакте» видеозаписи, посвященные военным «подвигам» боевиков в Чечне. Часть этих материалов оказалась внесена в список запрещенных. Суд признал мужчину виновным в «публичных призывах к экстремизму». Ему пришлось провести 2 года 3 месяца в колонии-поселении. Как за это время изменилось мировоззрение Абдулмеджидова — ​узнала Екатерина Смирнова.

Борьба с экстремистами на Кавказе не закончилась… Но теперь она перешла в менее конфликтную фазу, в которой далеко не всегда «говорят» автоматы… Фото: Столица С

Рузаевский пристав

Наш собеседник родился в 1982 году в рузаевском селе Татарская Пишля. Мама — ​татарка, отец — ​дагестанец. Вскоре после появления первенца они разошлись. Глава семейства уехал на Северный Кавказ и больше не давал о себе знать. Связь с родственниками на берегу Каспия семья не поддерживала. «С детства меня воспитывали в мусульманских традициях, — ​вспоминает Абдулмеджидов. — ​Я учился читать намаз, посещал мечеть». Мама занимала гражданскую должность — ​работала секретарем судебного заседания. После окончания школы Гаджимурад освоил в техникуме специальность «юриспруденция» и неожиданно решил… продолжить обучение в казанском медресе. «Желания стать богословом не было, — ​продолжает собеседник. — ​Просто как-то мне на глаза попался мусульманский календарь с отрывками из хадисов. Они содержали философские изречения о жизни, которые меня заинтересовали. После этого я решил посвятить себя изучению ислама…» 22-летний парень переехал в Казань. Обучение было полностью бесплатным. Но уже через год Абдулмеджидов заскучал. Трудно давалось изучение арабского языка. И вообще, вместо сидения за книжками хотелось вольной жизни… Поняв, что выбор оказался ложным, молодой человек вернулся в родное село. В 2005-м стал работать приставом — ​обеспечивал порядок деятельности судов. Являлся юристом 1-го класса. Осуществлял пропускной режим в здание Рузаевского райсуда, разыскивал не явившихся на заседания граждан, выявлял должников… В свободное время занимался греко-римской борьбой. Жизнь текла размеренно до 2016 года. Пока к нему с обыском не пришли сотрудники УФСБ. Основанием стали видеозаписи экстремистского характера, которые Абдулмеджидов разместил на своей страничке в соцсети «ВКонтакте». «У меня были сохранены 40 видеофайлов, посвященные Чеченской войне, — ​вспоминает он. — 9 из них оказались запрещенными. В частности — ​видео «Гелаевский спецназ»…»

«Волки»

Руслан Гелаев был одним из самых влиятельных полевых командиров непризнанной Ичкерии. Прошел боевую подготовку в Афганистане. Участвовал в грузино-абхазском конфликте. В начале Первой чеченской войны Гелаев сформировал в родной республике батальон спецназа. Туда вошли его товарищи-боевики и преступные элементы. Также принимали новобранцев, каждый из которых должен был выдержать сложнейший вступительный экзамен и ежедневно проходить изнурительные тренировки. Гелаевские бойцы обучались стрелковой подготовке, рукопашному бою, минно-взрывному делу, навыкам обращения с химическим оружием… Подразделение получило название «Борз», что в переводе на русский означает «волки». Боевики даже имели собственную военную форму — ​куртки с шевронами в виде оскала хищников… За год батальон разросся до полка, вооруженного самым современным оружием. В разные годы в нем служили от 500 до 1000 отлично вышколенных боевиков. Полевой командир вывозил «волков» на «учебу» в Афганистан, где их подготовкой занимались моджахеды. В 1995 году в ответ на бомбежки Шатоя Гелаев объявил о крупной денежной премии тому, кто собьет российский вертолет или самолет. И подопечным удалось это сделать. Спецназовцы убивали попавших в плен российских летчиков, сбрасывая в пропасть. Видеокассеты с записями расправ подбрасывали федералам. Обещая таким же образом убивать и других пленных… «Гелаевцев отличали отличная подготовка, безупречное знание оружия, хорошая дисциплина и умелое ориентирование на любой местности, хоть в горных теснинах, хоть на городских улицах, — ​отмечал в своих воспоминаниях российский генерал Геннадий Трошев. — ​Очень часто гелаевцам давали в штабах Дудаева и Масхадова заведомо невыполнимые и дерзкие задачи». Боевое подразделение являлось центральным во время штурма Грозного в 1996-м и села Комсомольское в 2000-м. От пуль боевиков погибли сотни российских солдат.

Приговор

«Честно говоря, подробностей действий гелаевского спецназа даже не знал, — ​утверждает сейчас Гаджимурад Абдулмеджидов. — ​Уже и не помню, чем меня тогда привлекли эти видеозаписи… Просто заинтересовался ситуацией в Чечне. Возможно, потому, что ее жители ближе мне по национальным корням и религиозным взглядам. Честно говоря, мне трудно вспомнить свои мысли. Ведь с момента размещения записей до моего задержания прошло 6 лет». Собеседник утверждает, что в настоящее время не симпатизирует боевикам. И вообще осуждает их действия. «Я — ​мирный человек и хочу, чтобы представители всех национальностей и религий жили дружно», — ​говорит Абдулмеджидов. Юриста привлекли к уголовной ответственности по статьям «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или его пропаганда». За оба преступления суд приговорил Абдулмеджидова к 2,5 года в колонии-поселении. «Я даже не обжаловал приговор. Понимал, что это бесполезно. Раз приговорили — ​отсижу… В колонии были разные люди. Бывшие судьи, прокуроры, полицейские, солдаты… В маленьком помещении — ​6 человек… Мои статьи не предусматривали досрочного освобождения и даже смягчения условий отбытия наказания. С первого дня включился в работу. Освоил несколько специальностей, которые позже пригодились на свободе. Я вообще многое переосмыслил. Например, стал общаться иначе с людьми». И все-таки Абдулмеджидов вышел на волю раньше срока. Была частично декриминализована одна из его статей, которая «перешла» в состав административных правонарушений. В феврале 2019 года мужчина вернулся в Рузаевку. Он больше никогда не сможет работать в правоохранительных органах. И даже с другим трудоустройством не исключены проблемы. «Если честно, официально устраиваться на работу даже не пытался. Понимаю, что откажут. Работаю по найму у друга в строительной организации. Занимаюсь сваркой — ​тем, чему научился в колонии. Что мне хочется сказать молодым людям? В мире нет ни одной вещи, ради которой стоило бы умереть. Будьте внимательнее в своих увлечениях. Никакие лайки и репосты не стоят свободы. В молодости все мы склонны ступить на ложный путь. Борьба с экстремизмом должна присутствовать в любом государстве. Иначе мы придем к хаосу и анархии…»

Кстати

По данным судебного департамента, в первой половине 2020 года по статье «Призывы к экстремистской деятельности» было осуждено 80 человек, в то время как за весь 2019 год — ​145. Из них лишь пятерых приговорили к реальному лишению свободы. По статье «Пропаганда терроризма» приговор выслушали 73 человека (в 2019-м —126). При этом уменьшилось количество осужденных по иным «пропагандистским» статьям. Виновным в призыве к сепаратизму признан лишь один гражданин. Троих признали виновными по делам о «реабилитации нацизма». Еще один осужден за «оскорбление чувств верующих». По самой известной «экстремистской» 282-й статье «Возбуждение ненависти или вражды» виновными признаны только трое, двое из них — ​по декриминализованной первой части. Уголовному наказанию за это преступление подлежат те, кто повторно и публично призвал к национальной нетерпимости. В результате смягчения наказания количество осужденных за подобные действия снизилось от сотен до единиц. Если в 2018 году были рассмотрены дела в отношении 518 граждан, то в 2019-м к ответственности привлекли уже 36. Зато административные наказания за «возбуждение ненависти и вражды» за полгода назначены 347 гражданам. В основном они отделались штрафами. Тем временем, по данным правоохранителей, за последние семь лет количество преступлений с использованием IT-технологий возросло более чем в 20 раз. Интернет как пространство без границ является идеальной средой для преступной деятельности. Только за 9 месяцев прошлого года число зарегистрированных преступлений террористического и экстремистского характера, совершенных во Всемирной сети, возросло практически в 1,5 раза по сравнению с 2019-м. В первом полугодии была заблокирована 31 тысяча сайтов и удалено 3 тысячи материалов экстремистского характера. Особую опасность такие материалы представляют для подростков, составляющих значительную часть пользователей. В расчете на молодежную аудиторию террористы специально создают компьютерные игры, видеозаписи в форме музыкальных роликов, короткометражные или мультипликационные фильмы, пропагандирующие жестокость и насилие.

Материалы по теме
Закрыть