Воскресенье, 28 февраля

«Тебя посодють… А ты не воруй!»

Почему из архива «пропали» «секретные» материалы о злоупотреблениях партийной верхушки?

30 лет назад народ Мордовии через своих депутатов впервые предупреждал своих начальников об этом. Но услышан не был. А между тем события последних дней в Саранске показывают, что правы оказались именно обычные люди, а не «партноменклатурщики», еще в конце 1980-х почему-то уверовавшие, что им «никогда ничего не будет»…

«Бомба»

«…Волна активной критики КПСС, начатой в 1989–1990 годах в столичных городах и промышленных центрах Советского Союза, докатилась до российских провинций, вызвав глубокие деформации в незыблемых, казалось бы, монолитах партийно-политического бытия, — ​вспоминал о событиях тридцатилетней давности вице-президент Мордовии, профессор Владимир Нарежный в своей книге «Мордоворот, или О соотношении президентской и парламентской форм правления». — ​Начались внутрипартийные «разборки». Без малого два десятка лет безраздельно правивший в республике первый секретарь обкома КПСС Анатолий Березин был свергнут более молодыми и честолюбивыми соратниками. Поводом для «дворцового переворота» послужила история с гонениями против М. В. Баринова — ​диссидента, осмелившегося начать разоблачительную кампанию против «хозяина» (впечатленный горбачевской перестройкой, гласностью и партийными призывами к чистоте рядов Баринов по наивности в конце 80-х направил обличительное письмо в ЦК КПСС, откуда оно вернулось — ​как обычно — ​тому, на кого была жалоба (!); за это и был «наказан» советской партийно-судебной системой несколькими месяцами тюрьмы, став, таким образом, правозащитником республиканского уровня; выйти на свободу Баринову реально помог выходец из Мордовии Сергей Сорокин, бывший в то время инспектором Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, через который проходили бумаги по этому «делу»)…»

— Сегодня уже не многие помнят, — ​рассказал мне в личной беседе, вспоминая те далекие события, первый и последний президент Мордовии и один из инициаторов и лидеров местного демократического движения Василий Гуслянников, — ​что в результате того скандала, получившего общесоюзную огласку (проверкой ЦК КПСС была установлена полная необоснованность ареста и осуждения Баринова), Анатолий Березин не по своей воле оставил пост первого секретаря Мордовского ОК КПСС. Он был исключен из компартии! И потому свой пост не мог занимать уже фактически. Скажу больше, когда, уже будучи председателем Верховного совета, он написал заявление об отставке и с этого поста в октябре 1990 года, никто из депутатского корпуса не осмелился сказать, что он — ​беспартиен!

Реклама

— Не смогли сохранить своего «шефа» березинские сторонники и на посту председателя Верховного совета МАССР, куда он был избран без особых помех, согласно еще действовавшим тогда советско-партийным традициям, — ​возвращаемся мы к так и не опубликованным мемуарам Нарежного. — ​Чуть более чем через полгода после отставки из Белого дома Березина сняли с «парламентской должности» (на третьей сессии Верховного совета МАССР, проходившей 16–17 октября 1990 года) дружным «фронтом» депутатского большинства, лидером которых стал секретарь того же обкома КПСС Николай Бирюков. По иронии судьбы, активное участие на стороне последнего принимали демократы во главе с Василием Гуслянниковым (Бирюков тогда впервые продемонстрировал большую способность к лицемерию в борьбе за власть, открыто выражая околодемократические взгляды. Об этом заигрывании он сразу забудет, став во главе ВС). В результате упорнейшей борьбы Бирюкова избрали председателем ВС МАССР с перевесом всего-навсего в один голос…

Как политическому падению Березина, так и краху бывшего тогда председателем Совета министров республики Василия Учайкина во многом способствовали разоблачения в средствах массовой информации злоупотреблений партийно-хозяйственных руководителей, замешанных в махинациях с квартирами, автомобилями, гаражами и дачами, — ​продолжает Владимир Нарежный. — ​Первая «бомба» «взорвалась» 14 сентября 1990-го, когда сессия Саранского горсовета приняла документ под названием «О грубых нарушениях при распределении жилья в городе Саранске», в котором отмечались факты получения и обмена квартир с нарушением действовавшего законодательства. Назывались фамилии А. Березина, В. Учайкина, Н. Уткина (бывшего первого секретаря Саранского горкома КПСС), И. Цыганка (бывшего заведующего отделом обкома КПСС), Ю. Рыбина (бывшего первого секретаря Октябрьского райкома КПСС г. Саранска), П. Грака (управляющего Мордовским территориальным строительным объединением), И. Дыкова (генерального директора Мордовского производственного объединения «Мордовлес»), Л. Гришиной (председателя Пролетарского райнарсуда), А. Долганова (директора госплемзавода «Россия», народного депутата СССР), А. Бурова (заместителя министра внутренних дел МАССР) и целого ряда других известных в республике партийных и советских деятелей…

— Надо иметь в виду, что в отличие от ВС, где из 175 депутатов 130 были избраны безальтернативно, фактически по спискам обкома и представляли собой партноменклатурных выдвиженцев, в Саранском горсовете подавляющее большинство депутатов придерживалось демократических взглядов, и потому ими и были инициированы, проведены и обнародованы эти скандальные расследования, — ​уточняет Гуслянников.

— Почти все изобличенные являлись и депутатами Верховного совета -МАССР- (кроме А. Долганова, а также Л. Гришиной, «прославившейся» в качестве основного исполнителя в деле незаконного осуждения М. Баринова). В результате чего председателя Саранского горисполкома Олега Калеткина сессия освободила от должности за нарушения, допущенные работниками исполкома при выделении жилья, — ​продолжаем мы цитировать Нарежного.

«Бомба» — ​2

— Второй аналогичный «взрыв» прогремел в апреле 1991-го, когда та же депутатская комиссия Саранского горсовета подготовила материалы о махинациях с автомашинами. А «Саранские вести» 26 апреля опубликовали большой список нарушителей очередности под названием «Крепче за баранку держись, шофер…», — ​пишет Владимир Павлович. — ​В него попали все, кто приобрел авто за последние два года, что на фоне начавшейся инфляции было расценено и как удачная форма вложения обесценивающихся денег. В списке оказались более 20 депутатов Верховного совета МАССР (а П. Грак изловчился приобрести аж две машины — ​ВАЗ‑21063 и ВАЗ‑21013), почти весь «генералитет» Министерства внутренних дел МАССР, ряд работников Мордовского рескома и райкомов КП РСФСР, Саранского горисполкома, республиканских министерств, правоохранительных органов республики — ​судов и прокуратуры, секретарь Центризбиркома А. Шикин, и прочие номенклатурщики. Всего без малого сотня чиновников!

— Особый цинизм рвачей проявился в том, что большинство присвоенного ими транспорта было направлено в Мордовию из союзного центра инвалидам Великой Отечественной войны! — ​рассказывает Василий Гуслянников. — ​Ведь тогда какая была ситуация? Финансовая возможность купить машину у людей была: денег на руках у граждан скопилось много. Но автомобилей не было в продаже. Как и во всем — ​ощущался их страшный дефицит. Очередь на право покупки тянулась годами. И тут союзное руководство к очередной дате в ознаменование Победы решило сделать ветеранам подарок — ​помочь им с приобретением долгожданного транспорта вне очереди. Но ни одна из выделенных машин («Волга», «Жигули» — ​самый популярный транспорт) в Мордовии по назначению не дошла! Все втихаря расхапали начальники. Как впоследствии перед депутатами каялся один из них — ​«А я что, хуже других?! Все брали, и я взял… Все вернут, и я верну!» Но никто ничего не вернул! Ни одной машины! Так же, как и квартиры, гаражи, особняки-коттеджи…

— Эффект от этих «взрывов» был тем более ошеломляющий, что простой народ впервые вот так, в открытую, стал как бы соучастником разоблачительного процесса власть предержащих коммунистов, — ​свидетельствует Нарежный. — ​И в этом последние были виноваты сами: слишком долго в «котлах» нагнеталось ими давление, слишком все делалось нагло и в глубокой тайне, в надежде и уверенности, что этого никогда не узнает «быдло», то бишь простые «налогоплательщики», простой «народ», который «един с партией». А это «быдло» взяло да узнало и — ​более того — ​осудило и фактически потребовало объяснений у «слуг народа»!

Говоря об этих разоблачениях, я не могу не затронуть аспекта, обычно остающегося за рамками оценки этих действий, который «глушится» эмоциональной волной, идущей от самих «взрывов». Я имею в виду юридическую сторону данного явления. Тогда мало кто обратил внимание на это, да и потом этому особого внимания не уделялось. А ведь это чрезвычайно важно. Важно для перспективы построения строгих правовых отношений в нашем обществе. Эмоции, целесообразность — ​не есть Право, более того, часто первые входят в явный конфликт со вторым. Этого в правовом государстве не должно быть или по крайней мере должно быть сведено к предельному минимуму. И независимо от того, по отношению к кому это применено: сегодня — ​против наших противников, и мы поддакнули или просто промолчали, а завтра это же самое может повернуться и против нас, и тогда мы закричим «караул!», но вряд ли кто услышит этот призыв и вступится за нас.

Так вот, я вижу прямую аналогию между тем, что произошло в описанных выше случаях, и тем, что случилось в первой половине 1993 года (имеется в виду упразднение в Мордовии института президентства и отрешения от власти Гуслянникова и его команды — ​С. Ч.). И тут и там — ​отсутствие доказанности судом истинности приведенных в справках депутатских комиссий фактов и производство выводов на основе этих сырых материалов. В обоих случаях — ​с трудом объяснимая жажда крови, нетерпение как можно скорее достичь социальной справедливости и политической целесообразности. Полагаю, что это есть результат все того же правового нигилизма, десятилетиями взращивавшегося коммунистическим режимом и с которым очень нелегко будет покончить, а также — ​следствие общественной эйфории от открывшихся (вдруг и настежь!) «клапанов» демократических свобод…

…Красноречивой иллюстрацией этого может служить выступление осенью 1990 года в газете «Саранские вести» юриста горсовета Ивана Старикова: «Депутаты горсовета надеялись на совесть и человечность «получателей» и в целях установления социальной справедливости предлагали лицам, незаконно получившим квартиры, добровольно сдать жилую площадь в городской жилищный фонд для перераспределения по закону. Его Величество закон ждет. Прокурор республики Адушкин ВЫ-ЖИ-ДА-ЕТ! Для него предписание прокурора РСФСР Трубина Н. С. о предъявлении исков лицам, незаконно получившим квартиры, осталось на бумаге. Ни одна квартира не возвращена. Ущерб городскому жилищному хозяйству причинен значительный. Желающих получить жилую площадь более пятидесяти тысяч человек…»

30 лет назад Василий Гуслянников рассказал общественности, как красиво живет партноменклатура. С тех пор ничего не изменилось… «Элита» все так же ворует. Народ все так же перебивается с хлеба на воду… Фото: Столица С

На это в декабре 1990-го прокурор Мордовии Адушкин в интервью все тем же «Саранским вестям» заявил, что «иски на выселение предъявлены всем без исключения. Разумеется, кроме тех, где срок предъявления требования о признании ордера недействительным истек…». «Выходит, квартиры у нарушителей закона отнять нельзя?» — ​недоумевал журналист Д. Грунюшкин. «В этих случаях нельзя. И напрасно в этом винят прокуратуру МАССР». — «Но как же справедливость?» — ​«Закон есть закон. Он один для всех», — ​отрезал прокурор республики. Впрочем, в скором времени по инициативе депутатов ВС Адушкина отправили в отставку. Но и его преемник Павел Сенькин не стал давать оценку этим скандальным историям…

…Читаю строчки так и не опубликованных мемуаров Нарежного и вижу наглядные аналогии с днем сегодняшним. Переживший несколько лет «демократического цунами», местный «партхозактив» благополучно вернулся к власти в Мордовии (да, впрочем, как и везде в стране: по данным Гуслянникова, к началу 90-х в результате прошедших выборных кампаний он стал единственным в России руководителем региона, не имевшим отношения к номенклатуре КПСС. Потому и пробыть у власти ему довелось немногим больше двух лет!). И за четверть века своей «созидательной» деятельности эта «плеяда» сумела реализовать себя в полной мере. Только сейчас потихоньку общественности открываются некоторые (нет, конечно, далеко не все!) результаты этой «непоседливости». И какой же наивностью выглядят на фоне проявляемой ныне фактуры все эти дополнительные квадраты в литовках, «жигулята» и гаражи с «неправомерно возведенными надстройками»!.. На самом деле то были «первые ласточки», «пробные мячики» начинавших осваиваться в новых «социально-экономических реалиях» истинных хозяев жизни.

Свое сполна в той акции обрели и ее инициаторы. «На активного участника и одного из организаторов этой разоблачительной кампании Василия Гуслянникова 26 декабря 1990 года было совершено бандитское нападение, — ​пишет Нарежный, — ​организованное разгневанными партийно-хозяйственными коррупционерами и их родичами (накануне, 19 декабря, в «Советской Мордовии» было опубликовано заявление членов депутатской группы «Демократическая Россия» с осуждением бездеятельности Верховного совета МАССР по отношению к депутатам, изобличенным в нарушении этических норм поведения), в результате которого будущий президент республики оказался с переломанными ногами на больничной койке. Едва оправившись от боли, он обращается с открытым письмом к коммунистам, призывая их покидать ряды КПСС, которую, по его мнению, перестроить нельзя в силу органически присущих ей принципов построения и организации деятельности…»

Исторический снимок Юрия Кемаев. Василий Гуслянников в больнице после покушения. Фото: Столица С

«Пропащая грамота»

Но коммунисты и без призыва Гуслянникова уже к тому времени в большинстве своем просекли: «с этой тонущей посудины пора сматываться». Да и сама коммунистическая партия Советского Союза в скором времени, как и СССР, стала артефактом. Но, отступая в тьму веков, партчиновничество, как всегда, постаралось «проявить необходимую оперативность». Готовя эту, основанную на абсолютно официальных фактах, публикацию, я обратился в аппарат Госсобрания РМ с вполне очевидной просьбой предоставить мне стенограммы III и IV сессий Верховного совета Мордовии (г. Саранск, 1990 год), где все вышеизложенное звучало в депутатских выступлениях. Сборники с такими дословными отчетами всегда готовились протоколистами по итогам каждого форума и издавались типографским способом, хотя и ограниченным тиражом — ​для служебного пользования. Но! К своему удивлению, получил разъяснение, что в аппарате вышеназванной организации имеются в наличии лишь протоколы прошедших сессий (наиболее общее краткое описание мероприятий), а все стенограммы и иные материалы, касающиеся тех событий, были своевременно сданы в Госархив. Потому помочь мне там, увы, ничем не могут…

«Секретные» материалы. Фото: Столица С

«…На ваш запрос сообщаем, что в документах архивного фонда президиума Верховного совета Республики Мордовия в делах со стенографическим отчетом о подлинных материалах четвертой сессии Верховного совета -МАССР двенадцатого созыва 7–25 декабря 1990 года доклада Гуслянникова В. Д. по теме борьбы с проявлениями коррупции в органах государственной власти Мордовии не имеется… Документы о работе временной комиссии Верховного совета Мордовской АССР по проверке фактов неправомерных действий отдельных народных депутатов Верховного совета Мордовской АССР в составе документов архивного фонда президиума Верховного совета Республики Мордовия в ГКАУ «ЦГА Республики Мордовия» на хранение не поступали», — ​сообщила мне в официальном письме директор нашего центрального Госархива Т. В. Мартюшина.

«Секретные» материалы. Фото: Столица С

Получается, что документы «пропали» именно в эпоху «созидания» Николая Меркушкина? Интересно, кто выполнял волю «тюшти» и вырывал из истории республики сенсационные документы, ставшие основной для пусть короткой, но очень громкой «мордовской революции» с изгнанием из Белого дома в том числе и Меркушкина?!

По счастью, заветные книжечки со стенограммами, содержащими все вышеуказанные сведения, оказались сохраненными Василием Гуслянниковым, и у меня появилась возможность документально подтвердить изложенное в «Мордовороте» Владимира Нарежного. А также убедиться, что не получившим тогда по рукам «высокопоставленным барыгам» и дальнейшая жизнь была умаслена высокими должностями, доходами и верой, что им все и всегда будет сходить с рук в «их системе». Неужели «время платить по счетам» для них наступает сейчас? Хочется верить, что — ​да! И — ​для всех!..   

Комментарии
Закрыть
Реклама
Закрыть