Вторник, 13 апреля

«На момент дисквалификации получал 25 тысяч. Жена в декрете. Жили втроем на мою зарплату»

Крутые виражи победителя и призера всероссийских соревнований спринтера Ярослава Холопова

Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) уже более пяти лет пребывает в международном бане. Недавно отстранение распространилось на весь отечественный спорт. Утвержденные Спортивным арбитражным судом санкции Всемирного антидопингового агентства (WADA) лишили россиян возможности выступать на Олимпиадах, чемпионатах мира и Паралимпиадах под национальным флагом. Королева спорта деградировала. Дно давно пробито. Об этом рассказывалось не только в оскароносном документальном фильме «Икар», но и признавалось такими отечественными звездами, как Мария Ласицкене и Сергей Шубенков. Бывшие руководители ВФЛА выстроили систему, в которой талантливым спортсменам зачастую не находилось места. Рекордсмен Мордовии в беге на 400 метров Ярослав Холопов не вписался в рамки политики, проводимой двумя Валентинами — ​Балахничевым и Маслаковым. В начале 2015-го уроженец Саранска отобрался на чемпионат Европы. 24 февраля в его допинг-пробе, взятой на сборах в Новогорске, нашли остарин. Ярослава отстранили от соревнований на четыре года. Так завершилась карьера одного из самых талантливых спринтеров в истории региона-13. Лев Мышкин проследил его историю.

Февраль 2006-го. Первая большая победа Ярослава Холопова на первенстве страны. Тогда казалось, что его ждет блестящая легкоатлетическая карьера… Фото: Столица С

С легкой атлетикой Ярослав познакомился в 11 лет. Однажды вместе с друзьями пришел в секцию к Светлане Бусаровой. От нечего делать. Чтобы занять время. Прозанимался год. Затем увлекся теннисом, футболом. Королева спорта вернулась в жизнь Ярослава, когда ему исполнилось 14 лет. Он оказался в группе известного специалиста Вячеслава Михайловича Бусарова. Наставник приметил молодого таланта еще по работе с дочерью Светланой. «Рассматривал тренировки как развлечение, — ​вспоминает Холопов. — ​Но в 16 лет это переросло в нечто большее. Съездил на юношеское первенство страны в 2006 году. Выиграл финал в беге на 400 метров с результатом 49,47 секунды. В тот момент и решил, чем хочу заниматься в дальнейшем. Другие виды спорта просто отпали».

Свою роль в выборе молодого человека сыграл и его отец — ​Станислав Холопов. В 1980-е он также занимался легкой атлетикой, но больших высот не достиг. «В 15 лет отец уже активно участвовал в моем становлении как спортсмена, — ​рассказывает легкоатлет. — ​Приходил на тренировки, посещал соревнования. Наблюдал. С секундомером ходил. Что-то записывал. Делал важный вид (улыбается — ​«С»), бегал с нами кроссы». Младший брат Ярослава, Всеволод, также занимался легкой атлетикой. Бегал на 800 и 1500 метров. Становился призером первенства ПФО и финалистом юношеской России. Но вскоре потерял интерес к бегу, сосредоточившись на рукопашном бое и боксе.

До выпускного класса спортсмен совмещал тренировки с учебой. В 17 лет поступил на юридический факультет. Выбор объяснил крайней неразборчивостью. Юриспруденция быстро отошла на второй план. К тому же пошли результаты на дорожке. Первый выезд в составе сборной на международную матчевую встречу в Киев, первые рекорды республики… Ярославу даже капала какая-то зарплата. На юношеском уровне от сборной страны легкоатлетам ничего не полагалось. Зато его трудоустроили на полставки в школу Петра Болотникова. Получал безумные… 2,5 тысячи рублей! Его будущая жена Екатерина, для сравнения, тогда зарабатывала 4 тысячи рублей. «Я вкалывал на стадионе, тратил здоровье, и все это за 2,5 тысячи! А она получала в два раза больше, работая администратором в театре. Вот разница между легкой атлетикой и теат­ром!» — ​подмечает бегун.

Реклама

«Не было такого ощущения, что я профессионал, — ​продолжает он. — ​Какая в 16–17 лет ответственность? По сути дела, наверное, моя жизнь не сильно отличалась от жизни сверстников. Со вторника по субботу утренние тренировки. Остальное время ты уже свободен. Понедельник — ​выходной». Особенно запомнились 16-летнему атлету первые сборы в Кисловодске: «Санаторий советского типа. Размазанная по тарелке картошечка. Диетическая сосиска. Санаторий же лечебный! Для диабетиков. И нас туда с Михалычем засунули. А он вообще не любил на сборы ездить. Это были первые и последние сборы с ним».

Ярослав побеждает на Спартакиаде молодежи России. Фото: Столица С

Успехи следовали за успехами. Медали в юниорах, на молодежке, на взрослом Кубке России. В 2009-м на чемпионате России стал седьмым, пробежав за 46,69 сек. Зимой 2010-го Холопов пробился в финал чемпионата России, гарантировав себе место в сборной для поездки на чемпионат Европы. В забеге показал 47,24 сек., опередив будущего чемпиона Старого Света Алексея Аксенова. К Бусарову тут же стали подходить судьи, поздравлять. И вдруг после окончания забегов объявили, что в двух забегах как бы «сбойнула» электроника. И приняли решение считать по «ручнику». В итоге в финал протащили «своих». В частности, Владимира Антманиса. А Холопова «отбросили» на восьмое место. Президент мордовской федерации Михаил Храмов видел все это, но даже «мяу» не сказал в адрес Балахничева и судей. «Я не думал, что так было можно, — ​смеется Ярослав. — ​Потом уже узнал, места в национальную команду часто разыгрывались не в секторах, а в кабинетах…»

В том же сезоне Холопов — ​второй на  молодежке и первый на спартакиаде среди молодежи. Спортсмен почувствовал стагнацию. Перед ним встал вопрос: «Что дальше?» Решил сменить тренера. Перешел от Бусарова к Вячеславу Евстратову, наставнику олимпийского чемпиона Афин Юрия Борзаковского. Тот тренировал бегунов на 800 и 1500 метров. Ярослав в этой компании оказался единственным четырехсотметровиком. Специалист решил переквалифицировать юного подопечного на средние бега, хотя поначалу обещал, что на Олимпиаде–2012 Ярослав выступит в эстафете 4х400. И тут Холопов узнал, что такое трехразовые тренировки. Организм стал перестраиваться. Как итог, Ярослав потерял скорость и не приобрел выносливости. «Коллега по опасному бизнесу» Евгений Шармин шутил: «Ты идеальный бегун на 600 метров», — ​с иронией вспоминает тот период уроженец Саранска.

В то же время на молодежном чемпионате России в 2011 году он, в очередной раз «разменяв» 47 секунд, отобрался на молодежный чемпионат Европы. И даже поехал в Остраву. Но на дорожку не вышел. Причина — ​травма. На одной из тренировок перед Европой ускорился с другим «коллегой по опасному бизнесу» и получил небольшое растяжение. «Расстроился. Посидел на стадионе, — ​рассказывает он. — ​Ногу на тот момент затейпировали. Но тренеры решили не рисковать и выпустили вместо меня десятиборца Артем Лукьяненко. Он и стал в составе эстафетной четверки бронзовым призером молодежного чемпионата Европы. А я вернулся в Саранск без награды».

Ярослав и Вячеслав Макарович Евстратов. Сотрудничества не получилось… Фото: Столица С

Но скорость после занятий у Евстратова все-таки упала. В конце 2012-го Холопов бегал уже в районе 47,80. Какая уж тут Олимпиада? Снова встал вопрос о смене тренера. «И причина вскоре нашлась, — ​говорит Ярослав. — ​Вячеслав Макарович снова заявил меня на турнир «Русская зима» пейсмекером. Я же хотел выступить в забеге. И отказался быть «зайцем». Надоело кого-то тащить на результат. «Тогда я с тобой больше не буду работать», — ​сказал мне во время утренней тренировки Евстратов. И я ушел. Он потом звонил, просил вернуться, но я решил, что все… Хватит бегать 800 метров». Появился вариант с Матвеем Телятниковым, тренировавшим вице-чемпионку Олимпийских игр Екатерину Завьялову. Но у того в основном также занимались бегуны на 800 и 1500 метров. Ярослав обратился за помощью к пермскому тренеру Зухре Верещагиной, в группе которой тренировались четерыхсотметровики Максим Дылдин, Денис Алексеев и Алексей Кениг. «Она сначала заинтересовалась и согласилась. Попросила принести спортивные дневники. А потом неожиданно отказалась, — ​отмечает бегун. — ​Как мне потом шепнули, переход «заблокировал» главный тренер сборной Валентин Маслаков. Но на тот момент я еще не знал, что Балахничев и Маслаков поставили на мне «черную метку».

Легкоатлет вернулся к Бусарову. Но снова наступила стагнация в результатах. Перешел к самарскому специалисту Светлане Сагайдак. В мае 2014-го выиграл чемпионат ПФО со временем 47,50. После чего решил остаться в Саранске, помогать беременной жене. По его словам, на чемпионат России того года приехал в разобранном состоянии. Благодаря чему понял всю прелесть сборов, где не надо думать о житейских трудностях. Наступил кризис. «Тогда уже встал вопрос: «Зачем бегать по 48? Кому это надо?» — ​вспоминает рекордсмен. — ​Годом ранее уже такие мысли возникали, но решили попробовать с Сагайдак. Чуть-чуть пошло, но все равно остановился. И августе 2014-го решил, что нужно завершать».

С 2006-го по 2009-й Холопов от школы Болотникова получал минималку. В 2009-м — ​3 тысячи. В том же году выполнил норматив мастера спорта, чуть-чуть недотянув до международника. Прибавили оклад до 13 тысяч с вычетом налогов. «Огромные деньги! Даже не знаешь, что с ними делать, — ​смеется Ярослав. — ​Но в 2012-м зарплату урезали. О чем узнал не сразу. На тот момент образовались задержки по зарплате. В декабре все-таки отдали. Считаю, а там уже 8 тысяч! В федерации на это: «Ну да. Мы тебе урезали. Ты же на Олимпиаду не отобрался!» Олимпиада?! За 13 тысяч рублей в месяц?! Вы серьезно?! (Смеется — ​«С».) Мол, в 2012-м должен был попасть в Лондон. Это к вопросу о том, как республика вкладывается в своих спортсменов. Некоторые приезжие бегуны по параллельному зачету получали 50–60 тысяч. На своих же просто клали болт. Не исключено, что «варяги» просто с кем-то делились частью выплат, а со мной такие схемы не прошли бы…» В такой ситуации Ярослав не видел смысла продолжать карьеру. «Ни перспектив, ни зарплаты, — ​вспоминает он. — ​Разгоравшийся в то же время допинговый скандал все окончательно убил. Катилось, катилось и просто — ​в обрыв! Таков результат работы федерации легкой атлетики. Вернее, отсутствие работы. Ни с детьми, ни с тренерами не налажен контакт. Нет специалистов, которые ходят по школам и предлагают ученикам пойти в секцию. Плюс в Мордовии был и есть Центр олимпийской подготовки (ныне СШОР по легкой атлетике — ​«С»), переманивавший ребят радужными перспективами в виде олимпийского золота. А в беге и прыжках таких высот никто не обещал. Многие спортсмены обзаводились семьями, а ездили на соревнования за свой счет. Или брали деньги у жен. Был у меня такой знакомый. Мне же с этим помогал отец».

В сентябре 2014-го Станислав Холопов предлагает сыну вариант с Матвеем Телятниковым. Тот прежде всего договорился о том, что сборы оплачивает местная федерация. До этого Ярослав ездил в основном за свой счет. «Первый раз поехали в октябре в Кисловодск, — ​отмечает спринтер. — ​Поначалу не понимал, что делаю. У Телятникова — ​совершенно иная методика. У Бусарова все шло от скорости. У Евстратова от выносливости, а тут ставка на «физику». Пресс, спина, приседания со штангой, жим лежа. До этого практически не видел штангу. А тут жил с ней. И не знал, что получится. Потом отправились на сборы в Португалию. Там и скорость вернулась. Уверенность появилась. В декабре приехал на чемпионат Мордовии. 400 метров пробежал за 48,5. Легко. Не напрягаясь. Понял, что мы на правильном пути».

После сборов в Португалии Холопов занял второе место на открытом чемпионате Москвы, пробежав за 47,80, а затем стал пятым на чемпионате страны, сбросив еще 0,3 секунды. По результату отобрался на чемпионат Европы. «Помню, Телятников мне сказал: «Ты чемпион Европы среди «чистых». Потом собрался тренерский совет решать, кто едет в Прагу, — ​с улыбкой вспоминает Ярослав. — ​У чемпиона Егора Кибакина не оказалось загранпаспорта. Главный тренер сборной Маслаков предложил взять четверых, а меня вычеркнуть. Потом другой тренер встал и сказал, мол, Холопова нужно брать. В итоге продавили Маслакова. Меня включили в список сборной. Должен был бежать в личном виде. Я все еще удивлялся, чем я насолил Маслакову?!» Ярослав отправился в Новогорск. На базе его поселили вместе с подопечным Верещагиной Кенигом. 24 февраля Холопов в составе команды отправился в Москву — ​на углубленное медицинское обследование и сдачу допинг-пробы. Телятников отмечал, что тот может пробежать в районе 46 секунд в личном забеге. По его результатам бы сформировали эстафетную команду, в которой у сборной России всегда высокие шансы на медали…

«Вечером 2 марта накануне отлета в Прагу ко мне подошли Телятников вместе с Юрием Борзаковским и Мельниковым (Алексей Мельников — ​на тот момент старший тренер сборной России по легкой атлетике — ​«С»), — ​вспоминает атлет. — ​Спрашивают: «Ты знаешь, что такое остарин?» Говорю: «Слышал». Они: «Вот, у тебя нашли». П…ц! Я обалдел… Когда Матвей Маркович отвозил меня в Москву, думал, а что же дальше? Понимал, что легкая атлетика для меня закрыта. Только-только пошло — и уже все завершилось. Последующее заявление полиции, проверка на полиграфе ни к чему не привели.

Полиция отказала в возбуждении уголовного дела. Потом отцу предлагали: « Если соглашается, что принимал, то дадим два года, если нет, то четыре». Этих людей уже нет в министерстве спорта. Какая разница: два, четыре, двадцать? У меня все равно не было желания идти на соглашение. Отец мне говорил, что по моему делу в Саранск прилетал Юрий Нагорых — ​тогда заместитель министра спорта Валентина Мутко».

В упомянутом заявлении в полицию спринтер предполагал, что допинг мог подлить ему только Кениг. Последующие тесты показали, что след от употребления остарина — ​слабый, но свежий и четкий. То есть был принят накануне. «Кто будет такой препарат употреблять накануне выезда? Это нужно быть абсолютным идиотом, — ​рассуждает Ярослав. — ​Он ведь полгода не выводится. Думаю, что «заказчики» делали все наверняка. Чтобы уже не отвертелся».

О причинах подставы спортсмен рассуждает так: «Накануне Олимпиады в Рио уже все было расписано: кто поедет. Сформировали эстафетную пятерку. Рассчитывали на медали. А это — ​огромные призовые деньги. Естественно, меня никто не ждал… В итоге никто в Рио не поехал (смеется — ​«С»). Если ты будешь заниматься у нужного тренера, то обязательно попадешь на международный турнир. Телятников — ​правильный тренер. За ним стояли результаты. И с ним в сборной вынуждены были мириться. А были «нужные специалисты». Они брали сговорчивых и готовых на все бройлеров и выводили их на определенный уровень. Не попал в финал чемпионата страны — не беда. Все равно отправишься на сборы, а там, глядишь, на какую-­нибудь универсиаду протолкнут. Я еще в 2007 году понял, как работает эта система. Кода мы с Бусаровым попросили ВФЛА оплатить сборы хотя бы в Сочи. Нам сказали: «Нет мест, все занято». А я был победителем юношеского первенства, призер юниорского. Моя фамилия в списке сборной. И надо же — ​нет мест! Как так?! Приехали за свой счет. А там — ​«блатники» «нужных тренеров» по пляжу бегают…»

В упомянутом заявлении Ярослав также указывал мотивом преступления — ​месть бывшего главного тренера сборной России Валентина Маслакова и экс-президента ВФЛА Валентина Балахничева за критические публикации положения дел в российской легкой атлетике, появлявшиеся на страницах «Столицы С» за авторством Станислава Холопова. Статьи включали критику руководства ВФЛА, организации турниров, общего состояния дел в отечественной королеве спорта. «Не знаю точно схему. Возможно, Маслаков сказал Зухре, а та Кенигу, — ​спустя годы гадает пострадавший. — ​Но никто ничего не расследовал. Тем более что я не первый, кому подлили допинг. Знаю, что в том же Новогорске девушку и парня-четырехсотметровика таким же образом «оформили» тремя годами ранее. Ребята хорошо умели отстегивать неугодных и проталкивать «своих»…»

Летом 2015-го в Саранск приезжала съемочная группа телеканала «Спорт». Журналисты записали с Ярославом интервью. Обещали пригласить в студию для участия в телешоу. А потом — ​тишина. Затем позвонили и по секрету сообщили, что чуть ли не лично Мутко потребовал от директора Василия Кикнадзе снять программу.

От легкой атлетики у Холопова остался неприятный осадок. Его таланта оказался не нужен спортивным чиновникам. Фото: Столица С

Вернуться к нормальной жизни Ярославу удалось не сразу. «Даже когда по своей воле люди заканчивают, не знают, куда податься, а тут, — ​замечает он. — ​Ни профессии, ни материальной базы, ни денег. Десять лет отдал легкой атлетике. И все ​коту под хвост. Плюс у меня жена и ребенок. С февраля по август 2015-го просидел без дела. Потом отец сказал: «Надо двигаться». Пошел в газету. Сначала пробовал писать. Заметки про сыр. Каждое слово давалось с трудом. Потом переключился на соц­сети. Про спорт ничего не хотелось знать. Нажрался им. Было все равно, что там творится. Хотя ВФЛА полыхала. Но чиновники успокаивали спортсменов, заверяя, что все будет хорошо. Мол, в 2020-м точно поедете на Олимпиаду… До сих пор не смотрю соревнования по легкой атлетике. Хотя когда-то знал результаты всех забегов на 60 метров на чемпионате страны». Решение по рекордсмену Мордовии ВФЛА вынесла 20 августа 2015 года. Как раз в день рождения Ярослава. Оригинальный «подарок» он получил во время отдыха с женой в Испании. 20 августа 2019-го дисквалификация закончилась. «Об окончании дисквалификации мне напомнил отец, — ​говорит Ярослав. — ​Возвращаться все равно не планировал. Тренировался для себя. А то супруга отметила, что жирком заплываю. Заработать в легкой атлетике сложно. Денег там нет. Зато на дорожке можно оставить здоровье. У меня есть товарищ. На память о легкой атлетике у него травмы колена, мениска и ахиллового сухожилия. И он не один такой. На момент дисквалификации получал 25 тысяч рублей. Жена находилась в декрете. Жили втроем на мою зарплату. Так что я не ждал, что кто-то из чиновников мне предложит: «Возвращайся! Ты нужен Мордовии и России! Мы даем тебе 25!» Ради чего? Я ни с чем вышел после семи лет нахождения в списках в сборной России. У меня есть семь пар обуви, которые покупал за свой счет. А от национальной команды мне бесплатно достались две пары шиповок, три пары кроссовок, три рюкзака и зимняя куртка. Отец до сих пор ее надевает, чтобы по лесу гулять… У моего сына есть все данные вырасти сильным бегуном. Настоящим спринтером. Но я ни за что не отдам его в легкую атлетику. Российская королева спорта на деле оказалась нищенкой. В окружении рвачей, воров, завистников и подонков, способных подлить товарищу по команде допинг. Ничего, кроме разочарования, она не оставила в моей душе… Верю ли я в то, что российская «королева» возродится хотя бы к 2024 году? Нет… Мутко и Балахничевы и подобные им продолжают рулить в спорте. Им есть еще что разваливать… Сейчас смешно вспоминать, но иногда победителям и призерам всероссийских соревнований даже медалек не вручали. За 100 рублей! Воровали даже по мелочи! Какое уж тут возрождение?»

Мечты об олимпийском будущем так и остались мечтами… Фото: Столица С

Комментарии
Закрыть
Закрыть рекламу