Понедельник, 18 января

Нарышкин раскрыл «белые пятна» российский разведки: самым крутым агентом оказался химик Менделеев, а «ликвидаторы» — истинными героями

Глава СВР Сергей Нарышкин рассказал в интервью журналу «Историк» о белых пятнах российской разведки, начиная с времен Петра I. Так Нарышкин назвал химика Дмитрия Менделеева одним из самых известных агентов российской разведки. По его словам, создатель периодической системы химических элементов добыл во Франции сведения о производстве бездымного пороха.

Дмитрий Менделеев — большой ученый. И патриот России. Фото: Соцсети

Разведывательной деятельностью также занимались географ и исследователь Пржевальский, писатель и дипломат Александр Грибоедов, а также члены Великого посольства Петра I. Находясь в других странах, они занимались не только политической, но и научно-технической разведкой, добывая для страны новейшие достижения науки и техники зарубежных государств. Также, по словам Нарышкина, понятие «ликвидатор» времен ВОВ неприменимо к тому направлению разведывательной деятельности, которым занимались легендарные Павел Судоплатов и Наум Эйтингон. В военное время соответствующие подразделения были практически во всех спецслужбах мира, и «ликвидаторами» их никто никогда не называл. «Разведывательно-диверсионная деятельность широко велась в период Великой Отечественной войны. Как известно, в партизанском движении на оккупированных территориях Советского Союза участвовало свыше миллиона человек – более 6 тыс. отрядов. Треть из них была сформирована советской внешней разведкой. В их рядах сражались Герои Советского Союза Николай Иванович Кузнецов, Виктор Александрович Лягин, Дмитрий Николаевич Медведев, Надежда Викторовна Троян, Герой России Алексей Николаевич Ботян и многие другие. Эти люди несли справедливое возмездие палачам нашего народа. Многие партизаны отдали жизнь в неравной борьбе с фашистами и их пособниками. Павел Судоплатов и Наум Эйтингон были командированы из внешней разведки в Особую группу при наркоме внутренних дел СССР, позже преобразованную в 4-е управление НКВД, которое занималось организацией разведывательной деятельности и диверсий в тылу врага. Павел Анатольевич занял должность начальника управления, а Наум Исаакович стал его заместителем. Это были очень профессиональные, умные, опытные разведчики с выдающимися организаторскими талантами. Не случайно именно они – единственный раз в истории нашей Службы – удостоились полководческой награды, ордена Суворова 2-й степени, присваиваемого командирам крупных воинских подразделений (на уровне корпуса, дивизии или бригады) за выдающиеся успехи в деле управления войсками и отличную организацию боевых операций», — рассказал Нарышкин. По словам главы СВР, награды были получены Судоплатовым и Эйтингоном за безупречное проведение операций «Монастырь» и «Березино», в ходе которых до противника доводилась стратегическая дезинформация, принимаемая во внимание немецким командованием при планировании летних и зимних кампаний вермахта 1942–1943 годов. «Так что полагаю несправедливым по отношению к памяти этих выдающихся людей говорить о них как о руководителях неких групп «ликвидаторов», — заявил Нарышкин. Также глава СВР напомнил, что решение о нецелесообразности проведения спецопераций по ликвидации противника было принято на государственном уровне более 60 лет назад, то есть еще в конце 1950-х годов. Оно стало обязательным для всех спецслужб Советского Союза. В России с 1997 года и по сию пору действует мораторий на применение смертной казни: высшая мера наказания в мирное время не применяется.

Видимо, этой репликой глава СВР еще раз заявил, что Россия не причастна к попытке ликвидации полковника Скрипаля и его дочери, а также Алексея Навального. Затронул Сергей Нарышкин и темы сталинских репрессий. «Не стану скрывать, что в период политических репрессий 1935–1937 годов советская внешняя разведка оказалась существенно ослаблена. В Центре оставалось не более половины личного состава, причем особенно острым был дефицит руководящих кадров. Известно, например, что в 1938 году из центрального аппарата внешней разведки руководству страны в течение 127 дней не докладывалось вообще никакой информации. Там попросту не было ни одного должностного лица, имеющего право подписывать документы, направляемые в высшие инстанции», — заявил Нарышкин. Кроме того, в 1938 году было ликвидировано значительное число нелегальных резидентур, а в легальных оставалось лишь по несколько человек – как правило, молодых и малоопытных работников на технических должностях. В результате за этот период были утрачены связи со многими ценнейшими источниками информации, причем некоторые безвозвратно. При этом Сергей Нарышкин считает неверным утверждением, что нацистская внешняя разведка переиграла советскую накануне Великой Отечественной войны. «За неполные шесть месяцев 1941 года руководству страны было направлено больше сотни материалов о готовящемся нападении. Более того, как пишет в своих воспоминаниях Павел Фитин, руководивший в то время нашей внешней разведкой, 17 июня 1941 года он и тогдашний нарком госбезопасности Всеволод Меркулов были на приеме у Сталина, где Фитин лично докладывал о неминуемом нападении Германии в самое ближайшее время. Сталин выслушал его и дал указание еще раз проверить надежность источников доложенной информации. Следует отметить, что в силу сложившейся в стране обстановки Павлу Михайловичу требовалось немало мужества, чтобы взять на себя личную ответственность за достоверность информации и надежность ее источников. Так что могу сказать с уверенностью: внешняя разведка накануне Великой Отечественной войны полностью выполнила свой долг», — заявил глава СВР. Что касается причин, по которым Сталин не внял многочисленным предупреждениям разведки, да и так ли это было на самом деле, – это тема для особого исторического исследования, и, скорее всего, даже не одного. Также Нарышкин напомнил, что секрет атомной бомбы перестал быть монополией США в том числе благодаря усилиям советской разведки. Но мало кто знает, что советской внешней разведкой были выявлены неоднократные попытки ведения западными союзниками сепаратных переговоров с Германией на заключительном этапе Великой Отечественной войны. Благодаря добытой информации руководство Советского Союза смогло пресечь эти контакты и довести дело до Нюрнбергского трибунала. «В этом году мы отмечаем 75-летие начала Суда народов. На этом громком процессе осуждению подверглась не только политическая верхушка Третьего рейха, но и сама нацистская идеология, ее жестокие, бесчеловечные принципы. Выработанные тогда подходы определяют наши представления о должном и недопустимом в международной политике по сей день», — сказал Нарышкин. Ну, а что сейчас? Кто главный противник России? «Сегодня СВР действует на основании и в рамках Федерального закона от 10 января 1996 года № 5-ФЗ «О внешней разведке». В нем такого понятия нет», — пояснил Нарышкин.

Ну, что, Навальный, и все иже с ним, ваш выход.

Комментарии
Закрыть
Реклама
Закрыть