Суббота, 5 декабря

ЮКОС выкуси

История «Столицы С»: цена правды

, главный редактор

Москва. Охотный Ряд, 1. Начало «трезвых» 2000-х. Борис Ельцин остался в «лихом» и пьяном прошлом. На политическую арену страны вышел Владимир Путин. Я встретил второй московский Новый год в квартире, которую снимал в районе «Сокола» за 400 долларов в месяц. Холодные стены в режиме выживания. Бесформенная одежда от неизвестных «кутюрье». Хорошо, что рядом стадион ЦСКА на Песчаной. Есть где по вечерам нарезать круги, возвращаясь к жизни. В апреле 1999-го Игорь Шуляев вывез меня из Саранска. Как тогда думал — ​навсегда. Петрович спас меня. От Андрюши Борисова, Саши Танимова, Николая Ивановича Меркушкина и прочих, прочих… достойных людей или нелюдей. Пережить покушение одно. Прийти в себя — ​совсем другое… Я шагаю по объемным и утепленным ковровыми дорожками коридорам Государственной Думы, впитывая мощь детища архитектора Аркадия Лангмана, созданного в 1930-е как «Здание Совета труда и обороны». День назад мою спокойную работу в «Курантах» вице-губернатора Подмосковья Михаила Меня прервал Максим. Но не пулемет…

— Cтанислав, добрый день! Вы в Саранске возглавляли «Столицу С»?

— Добрый. Несколько неожиданный вопрос. Да. А что?

— Я помощник депутата Государственной Думы Владимира Матвеевича Дубова. Он представляет интересы избирателей Мордовии. И хотел бы познакомиться с вами. Не смогли бы завтра подойти на Охотный Ряд? Скажем, часов в двенадцать. Я вас встречу на вахте. Только вход со стороны Георгиевского переулка. Знаете, где это? Найдете?

Реклама

— Конечно.

…Преодолев границу, отделявшую слуг народа от надоедливых и шумных избирателей, плетусь за Максимом. Поднимаюсь на лифте на нужный этаж. Шагаю по длинному коридору. Максим открывает массивную дверь с надписью «Приемная».

— Привет, девочки, — ​бросает он коротко-юбочным секретаршам. — ​Шеф у себя?

— Ой, пока нет. Ждем с минуты на минуту. Должен прибыть…

В Думу третьего созыва заместитель председателя правления ЗАО «ЮКОС-Москва» пробрался по спискам движения Лужкова — Примакова «Отечество». После отказа Николая Меркушкина от мандата. За что Владимир Дубов при каждом удобном случае благодарил уроженца Новых Верхисс. Хотя в народе ходили слухи, что за желанное место Дубов отвалил ему два миллиона долларов. Было бы интересно спросить об этом самого Дубова. Но тот после массового бегства олигархов из России прячется в Израиле и носа оттуда не кажет.

«Мордовии очень повезло с руководством, — ​убеждал журналиста «Столицы С» Сергея Чернавина в сентябре 2001 года мужчина в мешковатых штанах и объемной кожаной куртке. — ​Пример радения Меркушкина за республику, можно сказать, единичен. Чиновник российский в основной своей массе, дорвавшись до власти, печется лишь о собственном благе. В случае с Мордовией мы имеем дело с другими людьми». О «взятке» Меркушкину — ​ни слова. Дубов легко обещал, что совсем скоро регион‑13 станет прорывным для страны в плане интернет-технологий. Интересно, как бы Владимир Матвеевич сейчас оценил «эпоху Меркушкина», глядя на российскую действительность из израильского окошка? И знает ли тот же Николай Иванович, как, например, включается компьютер?! В том же 2001-м он не побоялся признаться «Столице С», что, еще отираясь в Фонде имущества, «пытался упражняться на компьютере, но не сильно преуспел»… Любопытно, что через много лет после «вхождения» ЮКОСа в Мордовию во время наших редких встреч мудрый руководитель не раз давал понять, что Россия может и вовсе отгородиться от Мировой паутины. Чего только не ляпнешь, когда на счетах миллиарды, а в Семейной кубышке на черный день припрятаны «заводы, газеты, пароходы…». И как же любопытно звучит фраза, однажды брошенная Дубовым на саранскую почву: «Вашим природным ресурсом является Меркушкин!» Так и хочется согласиться — ​да, Николай Иванович — ​ископаемое, но не такое уж редкое в России.

В Мордовию Дубов приезжал десятки раз, очень хорошо изучив местных руководителей. Их нравы, повадки, обычаи, хождения со свечами вокруг дубов. А заодно и потенциал… «Я прошел в Госдуму благодаря позиции вашей республики и авторитету Николая Меркушкина. Выборы были, мягко говоря, безнравственными (имеется в виду агрессивная антиреклама «Отечества», которую нес в массы соратник влиятельного олигарха Бориса Березовского — ​телеведущий Сергей Доренко). Планов у нас на Мордовию много, — ​вещал Дубов. — ​Уже участвовали в трех: взлетная полоса в аэропорту, асфальтовый завод и Интернет-дом. Есть проект по переработке гнилой древесины в плиту МДФ. В регионе только на корню гниет 300 тысяч кубов леса. ЮКОС помогает республике в производстве оптического волокна. Думаю, что скоро произойдет полное переоснащение мясоперерабатывающей промышленности — ​АО «Максо», Атяшевского и Торбеевского комбинатов. На базе ваших вузов можно создать школу по подготовке кадров высокой квалификации для всей страны. На реконструкцию театра ЮКОС предоставил 70 процентов средств. Такое же соотношение в ремонте музея изобразительных искусств. (Почему на входе в хранилище творений Эрьзи и Сычкова нет таблички с благодарностью Ходорковскому, Невзлину и Дубову?..) Собираемся провести капитальную реконструкцию кинотеатра «Победа».

Владимир Дубов когда-то предпочитал коньяк «Хеннесси»

Как известно, это здание в лихие 1990-е досталось представителям «юго-западской» группировки, а потом оказалось в руках сына бывшего вице-премьера Правительства Мордовии Виктора Акишева Андрея. Сейчас оно снесено. На месте «Победы» появится очередной жилой комплекс. Асфальтовый заводик же чудесно «упал» в «копилку» Семьи Меркушкина.

В ноябре 2001-го в Саранск пришла еще одна «беда». Членом Совета Федерации от Мордовии вместо бравшего на себя все и вся Николая Меркушкина стал еще один активист ЮКОСа Леонид Невзлин. За президента «Российского еврейского конгресса» проголосовали все депутаты Госсобрания Мордовии! Ни один не вякнул против. Даже ради приличия. Интересно, он отнес Николаю Ивановичу чемоданчик с долларами?! К 2001 году Меркушкин уже всем показал, что значит ссать против ветра. У оппонентов было три варианта — ​лечь без почестей на два метра, оказаться после покушения в больничке или вовремя смыться за пределы «созидательной» республики. Например, бывший вице-спикер Госсобрания Александр Бурканов как-то «очень вовремя» погиб в аварии. Его смерть до сих пор вызывает вопросы… Хотя, как показали дальнейшие события, враги у Меркушкина остались. Даже в Госсобрании. Причем выращенные им самим… Взять того же любимца мордовского «политтехнолога» Тамары Лыткиной Анатолия Сардаева. Именно она в свое время изобрела метод «честного отъема» читателей у «Столицы С», убедив директора мордовской почты Сардаева учредить газету «Сударыня».

— Толя, — ​примерно так ворковала считавшая себя шибко умной полноватая женщина. Про нее то и дело сочиняли неприличные анекдоты. Например, что на ее голову удобно ставить кружку пива… — ​Исследование одного из фондов показало, что более 60 процентов читателей «Столицы С» — ​женщины! Надо забрать эту аудиторию у «Столички». Холопов — ​неуправляем. С ним надо что-то делать. Николай Иванович оценит твои старания.

Так в 1997 году появилась «Сударыня». Признаю, что я сам, дурак, отдал в руки советчицы Меркушкина Лыткиной социологическое исследование «столичной» аудитории, проводившееся на деньги одного из западных посольств. Сардаев тут же врубил административный ресурс, раскачивая тираж своей газеты, попутно обрушивая «Столичку». До сих пор интересно, сколько он списал якобы непроданных экземпляров «Столицы С»? Украденные таким образом деньги он и вкладывал в «Сударыню». Я тогда не сильно озаботился появлением очередного конкурента. Сколько их уже было! Тираж газеты больше зависел от частников, нежели от почты. За «особые» заслуги Николай Меркушкин позволил Сардаеву избраться депутатом Госсобрания Мордовии. А в 2003-м вышедший из-под контроля заслуженный-перезаслуженный уроженец рузаевского Перхляя внезапно заявил о желании стать Главой Мордовии и отрешить благодетеля власти. «Клан Сардаевых идет против клана Меркушкиных», — ​доверительно сообщит он мне во время редкой встречи. Но об этой войне я напишу отдельно…

«Как и у большинства евреев, при советской власти у меня было много ограничений, — ​делился с журналистами ближайшими планами новоявленный сенатор Невзлин. — ​Например, я так и не смог поступить на гуманитарный факультет и получил техническое образование. С наступлением перестройки у евреев появилась возможность выбора. Все, кто захотел, уехали. Остальные живут в стране и работают в ее интересах. Для меня эта тема не самая актуальная. Моя жена — ​русская. Дети воспринимают себя русскими. Мне лишь не совсем понятно, почему на уровне федеральной власти межнациональными вопросами в России может заниматься кто угодно: кавказец, русский, но никак не еврей… Я рассматриваю это как некий вызов государству и своей деятельностью в Совете Федерации намерен внести коррективы в такое положение дел». Интересно, что бы сказал сегодня Невзлин, узнай он, что один из его тогдашних собеседников на протяжении нескольких лет доказывал ближайшему окружению, что «русские — ​тупая нация, это доказано учеными-генетиками, да и нет никаких русских, есть только мордва…»? Уж не попахивает ли здесь фашизмом? Национальный вопрос в Мордовии до сих пор стоит остро. И он совсем не еврейский. На протяжении многих лет его активно «эксплуатировал» Николай Меркушкин, значительно «сократив» количество русского населения в республике… «Что касается моего решения представлять Мордовию… — ​продолжал обрабатывать общественность Невзлин. — ​Мне не хотелось бы работать с регионом, где ЮКОС имеет базовые интересы — ​сырье, переработка. Затем я отказался от тех регионов, к руководству которых испытываю личную неприязнь. Проведя серию консультаций в администрации Президента РФ, Госдуме, компании ЮКОС и прежде всего с моим старым другом и коллегой Владимиром Дубовым, я выбрал Мордовию».

Мордовия дала Михаилу Ходорковскому больше, чем деревянные изделия. Фото: Столица С

Что ж, как писали Илья Ильф и Евгений Петров в романе «Золотой теленок», «нас было пятьдесят детей лейтенанта Шмидта… Все поделили по-честному… Паниковскому досталась Мордовская АССР…» При Меркушкине Мордовия досталась Ходорковскому, Дубову и Невзлину. Чем не повод написать не менее увлекательный роман?! Где вы, новые Ильф и Петров?! «Мы сделали ставку на достойных людей, — ​делал реверанс в сторону Невзлина Меркушкин. — ​Есть пример, когда коренной москвич, избиравшийся по всему Поволжью, до глубокой ночи лоббирует наши финансовые интересы, хотя никакими узами с Мордовией не связан. Так что не в родстве дело, а в нравственных и деловых качествах». Сам же Николай Иванович, как известно, в первую очередь учитывал интересы своей жадненькой Семьи. И не все ее члены оказались «нравственными и деловыми»… «У нас было семь кандидатов, — ​смаковал кадровую удачу Николай Иванович. — ​Среди них — ​генерал ФСБ. Но мы сразу стали вести переговоры с представителями компании ЮКОС. Эта мощная структура завоевала наше доверие. Должен признать: когда стало известно, что нашим представителем в Совете Федерации будет Невзлин, в Москве многие от досады кусали локти. Уверен, что выбор сделан правильный. И для Мордовии будет польза… » Миллиардер тут же ответил тем, что по сравнению с Меркушкиным ощущает себя в политике «маленьким учеником». Уж не тогда ли в головах Невзлина и Дубова созрел план по смене власти в регионе‑13?!

— Так, добрый день, девочки, — ​Дубов стремительно скрылся в кабинете.

— Владимир Матвеевич, — ​поспешил за ним Максим. — ​Тут Станислав подошел…

— Дай мне хотя бы раздеться. И скажи ребятам, чтобы принесли коньячку. Только целую бутылку…

Первое, что бросилось мне в глаза, — ​чучело крокодила на темно-зеленом столе депутата. Раскрывшая пасть рептилия символизировала методы работы ЮКОСа. Как известно, укус крокодила в десять раз сильнее, чем у большой белой акулы. И он редко отпускает добычу…

— Проходи, садись, — ​хозяин кабинета тревожно сверкнул очками. — ​Выпьешь со мной?

Помощник внес поднос, на котором внушительно краснела бутылка коньяка «Хеннесси ХО» и сверкали стаканы.

— Ты только что едва в крутую аварию не попали, — ​пояснил Дубов. — ​Так что, можно сказать, сегодня мой второй день рождения. Отметим! Будешь?

— Нет, Владимир Матвеевич. С некоторых пор такие напитки мне противопоказаны.

— А, знаю… — ​вяло бросил он. — ​Покушение. Слышал. Но газета у тебя хорошая. За нее и пострадал. Зол на Николая Ивановича?!

— Я сейчас в «Курантах» работаю. У Михаиля Меня. Только Москву узнаю. Школа жизни, — ​уклонился я ответа.

— Вот что, Стас, — ​депутат ахом осушил стакан дорогого напитка. — ​Я тебе так скажу. Мордовия — ​колхоз. И, чтобы вытащить ее из колхоза, управлять ею должны такие молодые, как ты. Дерзкие. Умеющие учиться. Ты готов учиться?

— Да я и сейчас учусь. Вся жизнь — ​наука.

—В общем, мне пофиг, что ты там мыслишь насчет Меркушкина. Думаю, что ничего хорошего. Потому с тобой и говорю. Пройдет время, и мы начнем формировать новое правительство Мордовии. Менять колхозную власть на эффективную. Эта нас не устраивает. Николая Ивановича пора отправлять на свалку. НА СВАЛКУ! Республикой должны управлять люди, разделяющие взгляды Михаила Борисовича Ходорковского. Уяснил?! — ​потянулся за новым стаканом Дубов. — ​Зря не пьешь. Хорошая вещь. И для сосудов полезная. Тебе же сердце задели?

— И печень…

— Ну да. Тогда аккуратнее с этим делом. Мы все можем в этой стране, Стас. Абсолютно. Это наша страна. Ты готов быть в нашей команде?

— Владимир Матвеевич, я недавно в Москве. Пережил покушение. Вынужденно уехал. Мне сейчас не до политических баталий.

— Ладно. Я тебя понял. Давай так. Вот — ​Максим, — ​он показал на помощника. — ​Держи связь с ним. Когда надо — ​позову. Ты же сейчас постоянно в Москве?

— Постоянно.

— Тогда встретимся еще.

После внезапного знакомства я встречался с Максимом чуть ли не каждый месяц в пахнущей пластиком и круассанами кафешке на площади Революции. Мне она была не по карману. Я заказывал зеленый чай, Максим говорил официанту: «Мне как обычно». Говорили обо всем. Главным образом — ​о Мордовии. С Дубовым я виделся значительно реже. Он живо интересовался новейшей историей республики. «Есть в Саранске нормальные молодые кадры? — ​мог спросить он. — ​Представители бизнеса, например? Ты должен знать…» Я старался не называть имен. Да он сам их называл… Просил дать характеристики, как будто я мог служить истиной в последней инстанции. Теперь уже никогда не узнаю, зачем Дубову понадобились беседы со мной… Проверял на лояльность? К кому?

«Мы сделали фирму прагматиков, ориентированных на высокие прибыли. И добились этих прибылей», — ​заявил в сентября 2001-го Дубов «Столице С». В Мордовии тогда появилось сразу несколько компаний, связанных с ЮКОСом. Среди них — ​«Ратмир», «Альта-Трейд», «ЮКОС-М», «ЮКОС-Мордовия», «Фаргойл» и «Марс XXII». Все они затем будут фигурировать в уголовных делах Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Согласно отчетам Счетной палаты, нефтетрейдеры ЮКОСа заключили с властями Мордовии инвестиционное соглашение, чтобы пользоваться льготой по уплате налогов. Через них прокачивались миллиарды рублей, полученные от продажи нефти. По сути, республика стала офшорной зоной для Ходорковского и его приятелей. Естественно, что часть денег, и весьма значительная, оседала в Мордовии, а затем через разные схемы оказывалась в Семье. Законодательство страны тогда позволяло это делать. И Николай Иванович, понимая, что другого способа быстро и относительно безопасно разбогатеть, «продал» Ходоровскому свой политический ресурс. Не зря во время очередной инаугурации Меркушкина в 2003 году полпред Сергей Кириенко подарит ему макет узла нефтяной станции с надписью: «Николаю Ивановичу — ​за заслуги в сверхглубокой переработке нефти». «В республике, где нет черного золота, Меркушкин умудрился зарегистрировать такую крупнейшую компанию, как ЮКОС, и без проблем получает деньги», — ​скажет со сцены РДК Кириенко. «Халява» для Меркушкина кончится в том же 2003-м…

Михаил Ходорковский и Николай Меркушкин брались за амбициозные проекты, не считаясь с оппонентами. Фото: Столица С

Мало кто знает, что еще в 1995 году основатель ассоциации «ХХХ век» Олег Еникеев предлагал идти мне на выборы в Госдуму с идеей сделать из Мордовии офшорный рай. Чтобы привлечь в республику деньги. Сам Еникеев планировал строительство крупного бизнес-центра рядом с Центральным рынком, торгового центра, открытие нескольких производств… Еще агитировал бизнесменов как можно быстрее скупать квартиры на первых этажах домов, когда они совсем не пользовались спросом. «Хорошее место для торговли и для бытовых услуг», — ​объяснял Олег. Он смотрел на несколько лет вперед. Не исключено, что и Николай Иванович пошел на сделку с ЮКОСом, вспомнив «заветы» Еникеева. Хотя потом это сотрудничество принесло ему не только огромные барыши, но и серьезные проблемы.

Как только Ходорковский «нарисовался» в Мордовии, некоторые отметили его схожесть с Еникеевым. Как и Еникеев, Ходоровский думал, что Меркушкин легко управляем. И им можно манипулировать как захочется. Он ошибся. Как и Еникеев. Олега убили в 1995 году, а Ходорковского — ​посадили. В 2003-м. Справиться же с самим Николаем Ивановичем смог только Владимир Путин. В 2017-м. Убедив Меркушкина добровольно уйти в отставку с поста губернатора Самарской области. Видимо, Владимир Владимирович наконец-то понял, что Николай Иванович неисправим и слишком дорого его Семья обходится Российскому государству. А вот в 2003-м Путин спас Меркушкина. Возможно, Николай Иванович повторил бы печальную судьбу мэра Нефтеюганска. 26 июня 1998 года его по заданию «безопасника» ЮКОСа Алексея Пичугина застрелили из пистолета-пулемета недалеко от здания городской администрации… Стрелков ликвидировали. За это и другие преступления Пичугин получил пожизненное заключение. И сейчас загибается в оренбургском Черном Дельфине.

Кто знает, как Ходорковский, Невзлин и Дубов собирались менять власть в Мордовии… Но 25 октября 2003 года в аэропорту Новосибирска силовики задержали Михаила Борисовича.

Даже находясь в Саранске, Леонид Невзлин не смог обойти «еврейский вопрос». Фото: Столица С

Меркушкин не ожидал такого развития событий. И последующие годы делал все для сохранения власти в Мордовии, сдавая с потрохами и Ходорковского, и Невзлина, и Дубова. Но вряд ли они имеют к нему претензии. В политике, как всегда считал Меркушкин, не может быть друзей или врагов. Есть временные попутчики. Миллиардера Ходорковского обвинили в многочисленных преступлениях. От мошенничества до уклонения от уплаты налогов. На свободу он вышел 20 декабря 2013 года, проведя в неволе более десяти лет. Точнее — ​3709 дней. Даже во всезнающей Википедии не указывается, что перед задержанием Ходоровский посетил Саранск. Но именно в столице Мордовии Михаил Борисович дал по миллиону рублей МГУ имени Огарева и пединституту имени Евсевьева, получил лестное предложение от ректора Николая Макаркина возглавить попечительский совет вуза, отказался бурить нефтяную скважину в Ковылкинском районе и сделал ряд интересных заявлений:

— Возможно, ЮКОС и будет финансировать вашу футбольную команду. Но больший интерес для нас представляют саранские ходоки…

— Поощрять коррумпированных чиновников нам невыгодно. Потому что их аппетиты постоянно растут.

— Многие хотят, чтобы я уехал из России. Но этого не произойдет.

— Зарплата высококвалифицированного специалиста в любой нормальной стране должна быть не меньше 100 тысяч долларов в год. Хотя вырабатывает он намного больше — ​300–500 тысяч долларов в год. Чтобы такой человек трудился на благо России, его нужно заинтересовать. И не только зарплатой. Потому что ее он получит и в любом другом месте. Приведу простой пример: в течение полугода нашу компанию покинули шесть высококвалифицированных компьютерщиков. Я разговаривал с одним из них. Оказалось, в Канаде ему предложили точно такую же зарплату. Но! В России, получив эти деньги, он не сможет купить квартиру и нормальную машину, потому завидующие соседи будут ему мстить. Он не сможет спокойно отправить детей в школу, потому что обязательно найдутся «доброжелатели», которые и на них начнут науськивать. Зависть выпихивает успешных людей за границу.

/«Столица С» от 28 октября 2003 года/

Сейчас Ходорковский живет с семьей в Британии и оттуда пугает «режим» Путина. О Мордовии не вспоминает. О погрязших в допинговых скандалах ходоках тоже. Леонид Невзлин и Владимир Дубов избежали тюремной участи. Мордовский сенатор сразу после ареста Ходорковского бежал в Иерусалим. За ним последовал и депутат Госдумы. Примечательно, что Дубов даже пытался пройти в Госдуму четвертого созыва по партийным спискам «Единой России», куда его внесла благодарная Мордовия, но, узнав о проведении обыска в своем офисе, осенью 2003-го скрылся за границей. В 2012 году Замоскворецкий суд Москвы признал его виновным в хищении 76 миллиардов рублей из российского бюджета и приговорил к восьми годам лишения свободы с отбытием наказания в колонии общего режима. Сейчас Дубову точно не до политического переворота в Мордовии. Да и вспоминает ли он о республике, лениво попивая коньяк?!

Будучи сенатором, Леонид Невзлин однажды упомянул о «Столице С», заметив, что такие газеты «им» в Мордовии не нужны. Устраивают ли его сейчас израильские СМИ?! Интересно, что в медийном вопросе Невзлин оказался на одной волне с феодалом Николаем Меркушкиным и его идеологическим оруженосцем Тамарой Лыткиной.

…Повторил бы Меркушкин судьбу мэра Нефтеюганска Владимира Петухова?! Думаю, что на этот вопрос не сможет ответить и сам Николай Иванович, заявлявший, что в вопросе с -ЮКОСом- делал ставку на «достойных людей». Хотя Меркушкин всегда знал цену своим словам. Мы же только сейчас начинаем постигать их «глубину». А что случилось с уцелевшими в уличной войне с «мордовскими» «николаевскими» бандитами, примкнувшими к бригаде Алексея Пичугина? Кто знает?  

Комментарии
Закрыть
Реклама
Закрыть