Понедельник, 26 октября

«Нельзя находиться в фаворе у власти и вдруг в одночасье стать обвиняемым!»

Экс-министр Чушкин не признал вину в хищении государственных денег. Суд еще на два месяца оставил его в СИЗО…

Ленинский райсуд в очередной раз продлил арест бывшему министру культуры, туризма и национальной политики Мордовии Анатолию Чушкину, которого обвиняют в махинациях с бюджетными деньгами. По данным следствия, он причастен к 4 эпизодам хищений финансовых средств, выделенных по различным нацпрограммам. Свою вину бывший чиновник не признает. На очередном заседании он задался вопросом: куда делись 7 миллионов рублей, направленные церкви на патриотические мероприятия? Адвокат Чушкина и вовсе заявил, что он в 12 раз более «криминогенно настроен», чем подзащитный. Из зала суда — Екатерина Смирнова.

Анатолий Чушкин пока только мечтает о доме… Но где теперь его дом?! Фото: Столица С

Анатолия Чушкина задержали 11 февраля по подозрению в хищении государственных денег в рамках программы духовно-патриотического воспитания «Наследие». Всего на организацию отдыха детей в летних лагерях из республиканского бюджета было выделено 12 миллионов рублей. Но каким-то «чудесным» образом часть средств была направлена на ремонт фасадов зданий Свято-Предтеченской церкви и паломнического центра «Гостиница «Макаровская». При этом 5 миллионов из «бюджетной» суммы якобы забрал себе Анатолий Михайлович. Деньги отмывались через строительную фирму РСД, принадлежащую Ларисе Пегановой — ​вдове криминального авторитета. Министру относил их ближайший товарищ — Рястям Косаев…

8 месяцев Анатолий Михайлович провел в СИЗО. За это время следствие успело завершить и направить в суд уголовное дело в отношении Косаева. Неделю назад он предстал перед судом с покаянным видом. В ближайшее время гособвинение собирается запросить наказание для подручного Чушкина. Лариса Пеганова в этом уголовном деле осталась свидетелем. Только один экс-министр продолжает томиться в изоляторе и не признает вину. Днем 7 октября его доставили в Ленинский райсуд для очередного продления меры пресечения. Время, проведенное в неволе, заметно сказалось на внешнем облике Чушкина. Он похудел и слегка осунулся. Неизменным остался цепкий взгляд из-под очков. Перед началом заседания бывший госслужащий закашлял. Стоявший рядом адвокат Сергей Толмачев напрягся: «Ты меня не пугай!» Но Чушкин лишь улыбнулся и ответил — ​все в порядке, ничего страшного… «А где супруга?» — ​поинтересовался он. «Не пришла! Я же не знал, что представителей СМИ пустят. Может, уже и жен пускают», — ​ответил защитник. «Какая эпидемиологическая обстановка в следственном изоляторе?» — ​поинтересовались у Чушкина журналисты. «Нормальная! Все под контролем. Все достаточно хорошо…» — ​«А почему вы без маски?» — ​«Да не знаю… Думаю, мы там в закрытом помещении находимся и шансов заразиться мало…» — ​«Косаев на заседании заявил, что вы забрали все деньги. Так где они?» — ​«Думаю, следствие разберется. Я не готов сейчас комментировать». — «Вам не обидно, что Лариса Пеганова, которая взяла 700 тысяч из исчезнувшей суммы, осталась свидетелем, а вы — ​фигурантом?» — ​«Идет дело… Следователь и знает! — ​глубокомысленно заявил Чушкин. — ​Думаю, он даст оценку всему. Просто долго он делает это все! Но жизнь есть жизнь, через все нужно пойти…» — ​«На Косаева обиды нет?» — ​«Знаете, обижаться нужно только на самого себя!»

В зале появляется судья Елена Симонова. Она вежливо просит фигуранта надеть маску — ​все-таки противоэпидемиологические меры одинаковы для всех. Анатолий Михайлович достает из кармана поношенное и размахирившееся средство защиты и водружает на лицо…

Реклама
Анатолий Чушкин внес существенный вклад в развитие межнациональных отношений в Мордовии. Фото: Столица С

Следователь Андрей Ладаев просит продлить арест до 10 декабря. Говорит, что не успевает закончить дело, так как запланирован еще ряд следственных мероприятий. Добавляет, что Чушкин обвиняется в одном тяжком, а еще подозревается в трех тяжких преступлениях. Может скрыться от следствия и суда за границей, используя похищенные деньги, местонахождение которых не установлено… «Обвиняемый не судим, но факт неоднократного привлечения Чушкина к административной ответственности за нарушения в сфере дорожного движения свидетельствует об устойчивой антиобщественной направленности его личности», — ​обосновал ходатайство сотрудник Следственного комитета. И по традиции добавил, что на свободе бывший чиновник может угрожать свидетелям. Об этом говорят показания Пегановой и Косаева. А как бывший руководитель и вовсе может повлиять на сотрудников минкульта. Это возмутило Чушкина. «Мне из заседания в заседание говорят о том, что я могу скрыться, — ​говорит он, прислонившись к решетке. — ​Но я отдал загранпаспорт, к тому же давно не являюсь министром и давления на сотрудников не имею. Когда я начинаю говорить следователю, как все было на самом деле, он отвечает: «А, вы опять свое!» Получается, мне нужно мыслить так, как дал показания Косаев? Тогда возникает вопрос: почему его показания взяты за основу и я должен идти по этой канве? Мне хотелось бы спросить следователя — ​а сколько у него нарушений правил дорожного движения? И у каждого, кто за рулем? У меня создается впечатление, что я должен находиться в изоляции, чтобы следствие шло по той линии, которая была сформирована ранее. Потому что сразу после задержания было понятно, ​кто и на что сориентирован! Можно было бы уже это дело передать в суд. Но было желание, чтобы я признал показания Косаева. Я этого сделать не могу! Это вне формата того, что происходило на самом деле.

Следственные мероприятия в отношении меня практически не проходят. Я неоднократно просил о домашнем аресте. Я не знаю, как это выглядит со стороны… Нельзя находиться в фаворе власти, быть ее частью и вдруг в одночасье стать обвиняемым! И не давать мне права быть человеком, который хочет рассказать, как все было на самом деле! За время нахождения в СИЗО мое здоровье пошатнулось. Я несколько раз обращался с документами к следователям о смене меры пресечения, но все это проигнорировали. Я задаю вопрос: ​в чем разница моего содержания в СИЗО и под домашним арестом? Я ограничен в правах, движении и так далее. На что Андрей Михайлович (следователь — ​«С») улыбается и говорит: «Походите вокруг стола, и все будет нормально!» Если бы кого-нибудь посадить в такие условия, пусть походит вокруг стола в течение 8 месяцев!» Чушкин бросает гневный взгляд в зал…

Адвокат также намекнул на волокиту со стороны сотрудника следственных органов. «Делается это с одной целью — ​чтобы Чушкина наказать, — ​уверенно заявил Толмачев. — ​Даже если он не будет наказан, все равно год отсидит! Говорят, он может скрыться…  Но у него паспорта нет, да и заграницы нет — ​пандемия! Кто такой Чушкин, чтобы он бегал от кого-то и скрывался? Его матери — ​80 лет, она инвалид II группы, слепая! Сейчас ей нанимают сиделку, хотя в семье денег и так нет. Правильно Чушкин сказал про штрафы ГИБДД. У него их всего три. А у меня — ​36! Если исходить из позиции следствия, то Чушкин в 12 раз менее криминально настроен, чем я! При этом ему вручали госнаграды и грамоты — ​более 30 штук набралось… И это в тот момент, когда он превышал скорость! В итоге выбирают только плохое, чтобы оставить под стражей. И вот про Косаева еще. Он много чего говорит. Но есть ли правда в его словах? Косаева сейчас судят, и он пытается избежать наказания. Возьмите протокол допроса от 12 августа — ​ну очень интересный: Косаев предоставляет аудиозаписи своих разговоров с Пегановой. То есть еще уголовного дела не было, а он Ларису записывал! И в этом разговоре говорит: «Я Чушкину деньги отдаю!» Так что же он Чушкина не записывал? Зачем-то Пеганову записывал, носил диктофон к женщине, с которой он… ну я не знаю… хотя знаю, но не могу говорить… в общем, к женщине, с которой он был в хороших отношениях! А Чушкина-«негодяя», который его заставлял деньги нести, не записывал! Это лишний раз говорит о качестве доказательств! Прошу в продлении ареста отказать!» Следователю приходится пояснить судье по поводу того, чем же он занимался два последних месяца. Оказалось — ​завершал и направлял в суд уголовное дело Косаева. Провел очную ставку…

В ходе заседания Чушкин сделал следующее заявление: «Я хочу вернуться к самому началу возбуждения уголовного дела. Пояснить, что денежные средства были выделены мной не строительной компании, а монастырю для проведения лагеря. И дальнейшее движение этих денег было определено монастырем. Им же заключены контракты, которые ко мне отношения не имели. А в СМИ транслируется все так, что я дал Пегановой деньги для выполнения тех задач, которые мне инкриминируют. Есть все необходимые документы, которые подтверждают выполнение строительных мероприятий между церковью и строительной компанией. Еще мне непонятно вот что: где же полное понимание тех 12 миллионов рублей, выделенных по программе? Сначала говорили о двух миллионах, затем о трех, теперь мне инкриминируют 5. Так где же та цифра, которая реальна? И где остальные 7 миллионов? Церковь их вроде взяла, владыка говорил мне, что деньги израсходованы на лагерь, а сейчас я убежден, что они выведены из процесса уголовных действий, и там остался один я…» После такой пламенной речи судья оглашает материалы уголовного дела. Речь идет о многочисленных грамотах, благодарностях, наградах, полученных Чушкиным… А также о выписанных ему положительных характеристиках. Там же оказалась справка из СИЗО о том, что мужчина перенес острый бронхит. Чушкин попросил ознакомиться с материалами дела, но следователь заметил, что они составляют некоторую тайну. Прокурор поддержал — ​мол, в конце следствия такая возможность будет… В итоге суд постановил оставить Чушкина в СИЗО до 10 декабря…

Закрыть