Суббота, 31 октября

«Саранск напоминает Прагу»

Легендарная велогонщица Валентина Палханова посетила родную республику

Знаменитая уроженка саранского поселка Луховка Валентина Палханова в Россию приезжает часто и всегда посещает Самару. Поскольку именно на берегах Волги теперь проживает мама легендарной велосипедистки. К тому же муж спортсменки Михаил Дроздов — самарец. Сама победительница многодневки «Тур де Франс» много лет отстаивала цвета куйбышевского центра олимпийской подготовки (ЦОП). Так что встретить мировую звезду в Саранске — редкая удача! «Столице С» удалось взять интервью у легенды советского и российского велоспорта на мордовской земле. Подробности — в материале Евгения Наумова.

Фото: Юрий Кемаев / Столица С

Спасибо Михаилу Дроздову — он проинформировал корр.«С» о пребывании супруги в Саранске. Разговор с победительницей престижных шоссейных гонок состоялся в самом центре города, возле собора Ушакова…

«С»: Почему в столь сложный коронавирусный период вы решились приехать в Россию?

— Мама постаралась — вызволила меня из Италии. До пандемии я каждые два-три месяца ездила в Самару, а тут границы российские закрылись. Поэтому очередной визит затянулся. И мама сильно переживала, паниковала… Названивала: мол, дочка, если хочешь застать меня живой, приезжай. Иначе будет поздно. Забыв про все коронавирусы, я собралась и поехала…

Реклама

«С»: Без проблем преодолели российскую границу?

— Как же без?! Самолеты из Италии в Россию не летают, поэтому добиралась через Белоруссию. И на попутных машинах покаталась, и на поезде… Границу пересекала на каком-то КАМАЗе. Дорога получилась веселая.

«С»: Но до Самары все-таки добрались…

— Да, слава Богу. Там меня посадили на двухнедельный карантин. Условия самоизоляции, разумеется, мной были полностью соблюдены. Отсидев «от звонка до звонка» все 14 дней, вместе с мамой решили махнуть на малую родину — в Мордовию. Почти неделю провели здесь. Завтра возвращаемся в Самару. Как говорится, погостили и хватит.

«С»: У кого гостили?

— У двоюродного брата Виталия Попова, племянника моей мамы. Он живет с семьей в самом центре Саранска, недалеко от храма Феодора Ушакова. Поэтому я и назначила вам встречу возле кафедрального собора.

«С»: В последние годы облик Саранска претерпел серьезные изменения. Что скажете по этому поводу? 

— Я не лучший эксперт по данному вопросу, столицу Мордовии никогда не знала хорошо. Выросла в Луховке, а потом и вовсе уехала в Самару. О старом Саранске имею весьма поверхностное представление. Но все равно считаю, что город стал чище и краше. Видите, какие шикарные здания вокруг! Словно не Саранск это вовсе, а европейский город. Увиденное Прагу мне чем-то напоминает. По стилю реально есть общие черты со столицей Чехии. 

«С»: В детстве какие места любили посещать в Саранске?

— Парк Пушкина! С подружками любили там тусоваться — кататься на качелях и каруселях. Сейчас аттракционы не работают из-за пандемии. Но то, что в парке полнейший порядок, видно даже со стороны. По коронавирусу в Саранске по-прежнему все строго. А в Самаре, например, уже отказались от масок. В магазин можно заходить без защитных средств. А здесь эти требования сохраняются. Значит, так надо. Люди должны соблюдать рекомендации специалистов. Хотя пандемия, откровенно говоря, порядком поднадоела.

«С»: У вас, на севере Италии, условия карантина были еще жестче…

— Потому что ситуация оказалась тяжелее. Мне кажется, мы тоже переболели, в частности я. Симптомы совпадают — была у меня температура, отсутствие вкусовых ощущений… К счастью, в нашей семье болезнь прошла в легкой форме — с Божьей помощью, обошлось без серьезных последствий.

«С»: Вы верите в Бога?

— Да. Мне это передалось от бабушки Варвары Ивановны, царство ей небесное. Она была очень набожным человеком, а я в детстве частенько у нее жил. Мы всегда молились перед тем, как садиться за стол. А на Пасху, несмотря на запреты школьных учителей, с подругами ходила собирать яйца. Да, мы воспитывались на коммунистических идеях, носили пионерские галстуки, но и молиться при этом не забывали. Дети у меня тоже православные, обоих крестили в Самаре.

«С»: В храм Ушакова заходили?

— Храм замечательный, но недостаточно намоленный. По моим сведениям, его возвели в короткие сроки и якобы штукатурка уже сыплется, кирпичи трескаются… Что тут скажешь: дай Бог, чтобы простоял долго! Ведь это визитная карточка современного Саранска!

«С»: Двоюродный брат Виталий Попов — ваш самый близкий родственник, проживающий в Мордовии?

— Теперь да. Много близких лежит на кладбище, в  том числе брат родной. Он разбился на мотоцикле. А может, и «помогли» ему, потому что на теле не было никаких царапин, лишь голова травмирована. Поэтому не верится в несчастный случай. Мне кажется, что его стукнули чем-то тяжеленьким… После аварии он трое суток пролежал без сознания и скончался. Молодой был совсем — 24 года, жить бы да жить… Похоронили в Макаровке. Сын у него остался, взрослый уже. С матерью сейчас живет в Краснодаре.

«С»: Значит, в Луховке, где вы родились и выросли, никого из близких не осталось?

— Да, фактически никого. В былые годы мы останавливались у подруги матери, но в этом году и ее не стало. Ушла из жизни буквально полтора месяц назад. Слишком поздно мы приехали — не успели.

«С»: Нет в живых и вашего первого тренера Вячеслава Токарева, под руководством которого вы занимались велоспортом в Луховке…

— Года три уже как нет. Вчера ходила на кладбище — хотела найти его могилу. Безрезультатно. Поспрашивала, никто не смог подсказать. Токарев был хороший мужичок, добрый. Помнится, поругает, а потом подойдет и извинится. Воспоминания о нем исключительно положительные. Он считал меня перспективной спортсменкой. Я трижды прекращала заниматься, а Токарев уговаривал. И я снова возвращалась. Хотя мама была против, даже велосипед топила в пруду. Но я не остановилась — продолжала тренироваться. И сумела реализовать свой потенциал. Получив паспорт, переехала в Самару, велогонками увлеклась профессионально. Тренировалась под руководством своего мужа Михаила Дроздова, с которым и по сей день идем по жизни вместе.

«С»: Почему же ваша мама оставила Луховку и обосновалась в Самаре?

— Вы знаете, я сама удивлена. Мама ведь ни с кем даже не советовалась, все продала и уехала. Обрубила мордовские корни. Можно сказать, всех своих подруг и знакомых бросила. Это было личное решение мамы, и мы ее поддержали. Она ведь с нами долго жила в Италии. Потом вернулась в Россию. Я понимаю: человека всегда тянет на родину. Хотя иногда мама предъявляет мне претензии. Мол, как не стыдно, что при живой дочери за ней ухаживает соцработник. В этой ситуации напоминаю про Италию. Говорю: мы тебя всячески удерживали, а ты уехала в Россию и не стала с нами жить.

«С»: А вы сами не хотите вместе с мужем вернуться на родину?

— Хотим. И более того, планируем. Раньше думала: какая может быть ностальгия, когда муж и дети рядом? Но родина есть родина, без нее никак. Пройдешься по местам детства и юношества, все внутри переворачивается… В последнее время такое началось. А раньше и не думали возвращаться. Даже квартиру в Самаре хотели продать. Но теперь планы изменились.

«С»: А дети?

— Их сюда не затащишь. Они не любят Россию, особенно старший. Так и говорит: «Мам, хорошо, что мы живем в Италии. Вы правильно поступили, выбрав европейскую страну». У них ведь и гражданство итальянское. А мы с мужем были и остаемся россиянами.

«С»: С чем связана такая нелюбовь к России?

— Раньше, когда мы привозили детей в Самару, они видели эту грязь на улицах, валяющихся пьяных людей. В Италии ничего подобного не было, поэтому у них и сформировалась антипатия к родной стране. Воспоминания дают о себе знать. Но в целом дети нас радуют, они весьма серьезные и самостоятельные. Например, у старшего сына все в жизни разложено по полочкам. Сейчас он устроился на работу и ставит цель заработать денежек, чтобы приобрести квартиру. Когда решит жилищный вопрос, задумается о семейной жизни. Младший тоже без дела не сидит. Со школьных лет начал зарабатывать, занимаясь доставкой пиццы. Хотелось бы, чтобы в жены они выбрали русских девушек. Вы знаете, почему итальянцы любят россиянок? Потому что мы делаем все — готовим, стираем, детьми занимаемся. И внешне при этом выглядим эффектно. В любом возрасте стараемся сохранить свою женственность и красоту. А итальянки? Рождаются дети, и они перестают следить за собой. Ходят ужасно, безобразно одеваются…

«С»: Вы — победительница «Тур де Франс», супруг — тренер. Почему ваши дети не увлеклись велоспортом?

— Я сама им запретила. Старшему так и сказала: никакого велоспорта! А младшего и уговаривать не пришлось, он сразу увлекся футболом. Так и прервалась наша велодинастия.

Закрыть