Дима — мимо…

Рецидивисту Иванову не скостили «особый» срок за покушение на жизнь ребенка

Верховный суд РМ оставил в силе приговор 38-летнему саранскому рецидивисту Дмитрию Иванову, который угрожал расправиться с 5-месячной дочерью. Тем самым он хотел досадить своей сожительнице. Ребенка спас полицейский Василий Мартынов. Видео с душераздирающими кадрами разлетелось по всему миру. Служители Фемиды не проявили снисхождения к безработному: они сочли, что 9,5 лет особого режима — справедливое и обоснованное наказание для домашнего тирана. Громкую историю вспомнила Екатерина Смирнова.

Дмитрий Иванов стал «героем» криминальной сводки и программы «Прямой эфир». Но Андрей Малахов о нем уже забыл… Фото: Столица С

19 августа прошлого года Дмитрий Иванов напился и поругался со своей избранницей Татьяной, которая в итоге ушла. Безработный заперся в квартире на третьем этаже дома № 64 по ул. Севастопольской и стал бегать по балкону с маленькой дочерью. Кричал, что сейчас ее зарежет. В руках был нож. Малышку спас 26-летний участковый Василий Мартынов, который по парапету пробрался в квартиру… Сюжет об этом показал американский телеканал ABC WorldNews. «Настоящий русский герой!» — писали одни журналисты о полицейском. «Посмотрите на этого парня! Как усердно он работал, чтобы спасти ребенка!» — отмечали другие. «Сложно сказать, кто именно отец этой малышке — полицейский или тот мужчина в окне», — замечали третьи… Позже в суде лейтенант полиции Мартынов вспоминал, что Иванов был настроен весьма агрессивно: «Он кричал сожительнице: «Я зарежу ребенка! Ты доигралась! Я тебе устрою концерт!» Могла ли произойти трагедия, если бы не мои действия? Да! У Иванова была реальная возможность выбросить ребенка с балкона». Несмотря на произошедшее, Татьяна простила возлюбленного. И даже просила суд отпустить его домой. «Дочь подрастает — уже начала ползать, объясняла женщина. — Естественно, Дима этого не видит. Хотелось бы, чтобы он до приговора хоть как-то с ребенком общался. Я прошу о домашнем аресте». Этим заявлением женщина вызвала волну возмущения. Читатели нашей газеты посоветовали думать о ребенке, а не о своих желаниях. В результате в последующем Татьяна отказалась давать показания в присутствии представителей СМИ. При этом достаточно подробно рассказала обстоятельства произошедшего в студии телепрограммы «Прямой эфир» Андрея Малахова. В беседе с журналистами Татьяна утверждала, что у сожителя не была умысла совершать убийство. «Знаете, когда он ходил с дочкой по балкону, весь окровавленный, я была спокойна, — говорила женщина на всю страну. — Знала, что Дима не причинит ей зла. Это было «показательное выступление» для меня. Дима не собирался прыгать с балкона и выбрасывать ребенка! Это был его вызов мне: посмотри, мол, чего ты добилась разговорами о ключах и вызовом полиции! Не было как такового покушения на жизнь дочки. Да, угроза для ее жизни была, но покушения — нет! Я испугалась лишь тогда, когда полицейский пошел на штурм. Подумала, что он оттолкнул Диму и дочка могла удариться головой о стену… Нет, я не оправдываю его поступок. Ребенок — это не игрушка! Наверняка Дима очень переживает содеянное. Представляю, что с ним сейчас в камере творится. Его разрывает всего! Дима всегда говорил: «Больше никогда не сяду! У меня есть стимул — дочь…» Теперь она будет расти, не зная папы…»

Сам Дмитрий Иванов объяснил причины своего поступка… неудавшейся жизнью. «Просто все сразу наложилось — отсутствие работы, административный надзор… Я сидел дома с ребенком, а Таня работала в фирме такси. Денег не хватало. Дома было напряжение. Чтобы сэкономить, мы решили отметить ее день рождения и крестины дочери в один день… Утром я сбегал за водкой, чтобы опохмелиться. Татьяне это не понравилось. Она велела отдать ключи от квартиры. И я разозлился! Забежал в квартиру, закрыл дверь, думаю: сейчас что-нибудь вредное сделаю Татьяне и уеду к отцу в Берсеневку! Схватил телевизор со стены и выбросил в окно с третьего этажа. Затем — ноутбук. Внизу стояла Таня. Ее брат крикнул, что сейчас полиция приедет. И я с размаху разбил стекло! Сильно повредил руку. Все мышцы порезал — потом накладывать швы пришлось. От этого шума в зале проснулась дочка. Я взял ее на руки. Зло во мне не успокоилось. Я вышел на балкон. Кричал на Татьяну. Стали собираться люди. Я сел на окно и повернул ребенка лицом к сожительнице. Потом вернулся в квартиру. Думаю: «Надо собираться и ехать домой». Хотел забинтовать руку, но кто-то постучал в дверь. Оказалось, сотрудники полиции. Не помню, о чем мы говорили… Я понимал, что домой теперь не уеду. И стал разбивать все, что попадалось под руку. Через стекло окна увидел, как на балкон перепрыгивает полицейский. Следом за ним пробирался второй. Я растерялся! Схватил лежащий на компьютерном столе нож и выставил вперед: «Не подходи ко мне, иначе что-нибудь сделаю!» Нет, на ребенка нож не наставлял… «Все, успокойся! Ухожу!» — сказал сотрудник, но вскоре вернулся назад. Я не хотел его подпускать. И даже придерживал — чтобы полицейский не упал. Положил руку ему на плечо. И решил, что выгонять не буду. А он одну руку освободил и оттолкнул меня от окна! Конечно, я его понимаю — не каждый день такое происходит! На меня обрушился град ударов. Я не ожидал! Вроде сотрудник полиции этот спокойный был! Я прижал к себе дочку и упал. Со всего размаху головой на пол! Все помутнело… Хорошо, что ребенок жив и здоров. Как бы меня ни наказали, отсижу и выйду! Дело не в этом. Тем более что я уже не раз сидел. Если бы я чего-то хотел, то непременно сделал бы! И никто бы не помешал! Мог дел наворотить не только на всю Россию! И Мартынов бы слетел с этого парапета! И ребенка можно было 20 раз сбросить, сбегать вниз и поднять! Просто хотел с помощью дочки понервировать Татьяну. Да, я осознаю, что пренебрегал жизнью ребенка. Но я контролировал ситуацию!»

15 июня Октябрьский райсуд вынес приговор. За покушение на жизнь ребенка и применение насилия к представителю власти Иванова приговорили к 9,5 года особого режима. После озвучивания этого срока сожительница Татьяна закатила глаза и даже присела на лавочку. Она никак не ожидала столь долгой разлуки… Определяя дальнейшую участь Иванова, служители Фемиды учли наличие у него несовершеннолетнего сына от первого брака, состояние здоровья и частичное признание вины. Отягчающими обстоятельствами стали особо опасный криминальный рецидив (у мужчины не погашена половина из 12 судимостей) и совершение преступления в состоянии опьянения. Также после отбытия наказания Иванова будет на год ограничен в свободе. «Приговор понятен!» — заявил он. Но уже после оглашения подал апелляционную жалобу. Просил снизить срок. Но Верховный суд Мордовии признал решение первой инстанции обоснованным и справедливым…

Закрыть