Пятница, 4 декабря

Допрос мордовского инязора Николая Меркушкина по делу о хищении 43 миллионов рублей: как это будет?

Вокруг Николая Меркушкина продолжают кипеть страсти. Фото: Столица С

В пятницу, 11 сентября, бывший губернатор Николай Меркушкин, как ожидается, должен быть допрошен в качестве ключевого свидетеля в Октябрьском райсуде Самары. Отставной политик обязан дать показания по делу о хищении свыше 43 миллионов рублей с помощью липовых соцопросов населения. На скамье подсудимых — бывший замруководителя администрации губернатора Самарской области и глава департамента мониторинга общественного мнения Денис Подсеваткин. Этому жителю Саранска грозит длительное лишение свободы, но своей вины он не признает. Примечательно, что свои ценные показания Меркушкин должен был дать на этом процессе с помощью видеоконференцсвязи еще на предыдущем пятничном заседании, 4 сентября. Но его никто так и не увидел! «К сожалению, он не смог выйти на видеосвязь из-за болезни, — сообщил в итоге участникам заседания судья, так и не дождавшись допроса с участием бывшего губернатора.

Обвинение

По версии следствия, в 2014-2015 годах Денис Подсеваткин, представляя департамент, заключал договоры на проведение социологических опросов жителей губернии с ООО «Приволжский центр общественного мониторинга». Этим центром руководил еще один выходец из Мордовии — Николай Явкин. Подсеваткин подписывал и принимал документы от центра мониторинга, по ним затем перечисляли деньги. Но на самом деле соцопросы либо проводили в мизерном объеме, либо не проводили вовсе. Между тем в них фигурировали десятки тысяч жителей региона. Например, один из контрактов предполагал изучение мнений более 43 тысяч человек, но на самом деле были опрошены менее 2 тысяч. Согласно данным разных экспертиз, оказалось похищено в общей сложности от 40 до 43 миллионов рублей. Это были деньги, которые перечислили из бюджета за фактически невыполненные работы. Полученные средства социолог Явкин вначале переводил на личную банковскую карту, а потом обналичивал через банкоматы. «Выручка» делилась с коллегой Денисом Подсеваткиным. В настоящее время на процессе, который тянется с прошлой зимы, в рамках судебного следствия допросили уже всех свидетелей. Кроме одного, но очень важного. По словам подсудимого Подсеваткина, это ведь Николай Меркушкин, занимая должность губернатора Самарской области, лично отдавал ему распоряжение проводить те или иные социологические опросы. «Например, он собирался ехать в какой-то район Самарской области, — поделился сокровенным Подсеваткин со скамьи подсудимых. — Дня за три до поездки Меркушкин звонил мне и просил организовать в этом районе соцопрос по тем или иным вопросам, а данные предоставить ему к поездке. Он говорил, что хотел быть в курсе мнения жителей по разным проблемам перед встречей с ними!»

Напомним, первым по делу о липовых соцопросах арестовали и отдали под суд  Николая Явкина. Личный социолог Меркушкина, как его назвали в Самаре,  сразу же вину в хищениях немедленно признал и отправился отбывать 3-летний срок на малую родину – в мордовский Дубравлаг. Причем, срок наказания для зека Явкина должен истечь ровно через неделю – 18 сентября 2020 года. Однако  последние 8 месяцев общего режима Зубово-Полянский райсуд заменил в январе на исправительные работы с удержанием 10 процентов от заработка – причем, по месту жительства. Как известно, до перехода в Самару «откинувшийся с зоны» Явкин спокойно жил и работал в Саранске, возглавляя экспертное агентство «Регион М». Оно занималось социологией по контрактам с правительством республики. И именно наш земляк Явкин, оказавшись в Самаре, участвовал в составлении нашумевшей брошюры «Команда Губернатора. За Согласие! За Порядок!». В ней – только не смейтесь! – смело  разоблачался осуществлявшийся в Самарской области «план Даллеса». Команда созидания» из Саранска активно готовила для своего шефа анекдотические тезисы о дяде Сэме, ядерной кнопке, к которой тянется губернский депутат от КПРФ Михаил Матвеев, миллиардах американских долларов, направленных против «опорного» Меркушкина и другие карикатурные концепты в стилистике времен массовых репрессий!

Реклама

Надо заметить, что нынешний подсудимый Денис  Подсеваткин наверняка находится сейчас в смешанных чувствах. А поможет ли ему Меркушкин? Не предаст ли его забвению Николай Иванович, давая показания в самарском суде, как он это сделал в отношении другого недавнего компаньона и тезку Николая Явкина? Ведь на своей прощальной пресс-конференции в Самаре 25 сентября 2017 года Николай Меркушкин тогда публично отрекся от «личного социолога» Явкина. «Значит, мы проводили исследования не раз. И хочу сказать, может, вот тем многим нашим пишущим, которые, даже более того, когда я слышу, вот какой-то Явкин там вот создает какой-то образ! — дословно процитировали самарские журналисты слова нынешнего спецпредставителя президента по взаимодействию со Всемирным конгрессом финно-угорских народов Меркушкина. —  Явкин никакой образ никому не создавал, я его не знаю. И совсем нет. Проводили исследования. Девяносто три процента самарцев, девяносто три, абсолютно «за». Абсолютно «за»!»

Кстати, как рассказывают, на днях «Гелендваген» (а точнее, Mercedes-Benz G-класс) Дениса Подсеваткина отчетливо видели колесящим по улицам Саранска. Кто-то сразу предположил, что это сам подсудимый Подсеваткин прибыл в столицу Мордовии, чтобы персонально разыскать ключевого свидетеля Меркушкина. И уговорить Николая Ивановича в самарский суд явиться лично, чтобы дать показания в пользу опального социолога на очередном пятничном заседании. А кто-то даже осмелился заявить и такое: будто бы обвиняемый Подсеваткин в отчаянии задумал  — в случае отказа выступить в суде —  взять и погрузить ценного свидетеля в багажник своего внедорожника! Чтобы тот не сбежал под дороге к правосудию. И таким образом вывезти в другой регион, прямо как белорусского оппозиционера Марию Калашникову! Главное, не дать Меркушкина порвать свой паспорт, как Колесникова. И не съесть, как Укупник… Как бы то ни было, вопрос по-прежнему остается пока открытым: так чего же ждать на предстоящем пятничном заседании? А давайте это представим, исходя из прежней позиции и «личных высказываний» Николая Меркушкина, а также некоторых других «исторических деятелей».

«Батька»

Итак, на экране в храме самарского правосудия с помощью чудес видеоконференцсвязи наконец появился свидетель Николай Меркушкин. Он предстал перед публикой в военной форме, в бронежилете, а в руках сжимал автомат Калашникова. Точно такой же, как у президента Алексендра Лукашенко – это была укороченная версия АКС-74У. — «Скажите, зачем вам автомат?» — спросил первым делом через микрофон немало удивленный судья. – «Вы так и не разгадали? – ответил Меркушкин вопросом на вопрос голосом Батьки. — А зря, это очень просто. Я показал, что я на месте. И я не трус. И я не боюсь. У меня здесь, во Дворце независимости, ситуационный центр… Я думаю: я должен посмотреть, что там творится. По-моему, это так было, да? Я сажусь в вертолёт, но они же, сволочи, американцы, они же из космоса видят всё, и они в свой центр под Варшавой дали сигнал, что президентский вертолёт поднялся. И вот как только президентский вертолёт поднялся, а это буквально, ну вот если напрямую, полтора километра, так было, по-моему, — они побежали. Они начали расходиться. Ну я облетел, посмотрел, как там в городе… То есть я продемонстрировал, что мои дети здесь, что моя страна здесь, и я эту страну буду защищать, чего бы мне это ни стоило. Хотя меня там за руки, за ноги, и вот пресс-секретарь там бежала сзади, держали, чтобы я не выходил, потому что, а вдруг там снайпер, а вдруг что и прочее… Слушай, если бы не было внешнего мира, мы бы давно уже справились с этими проблемами. Некоторые вещи пришли к нам настолько неожиданно, вот не из беспечности, просто мы этого не ожидали. Ну как можно ожидать, что через этот интернет и Telegram-каналы так глубоко залезут в мозги, в головы людей? Люди очумели. Некоторые люди просто очумевшие. Ладно, вы — одна волчица, вы волки уже там, я уже к этому привык, мы как-то можем этому противостоять, а молодёжь? Вот задурили мозги, а мы перестали читать, мы перестали заниматься культурой настоящей, музыкой, книжками и прочее…» — — «Свидетель, пожалуйста, отвечайте по существу! – тут изумленный судья даже постучал по столу кулаком за неимением деревянного молотка. — Вы лично заказывали проведение опросов, касающихся изучения общественного мнения по поводу ситуации в регионе и возможной дестабилизации?» – «Никакой дестабилизации в стране нет и, знаете, если бы не внешний фактор, и этого б не было, – произнес тут Меркушкин совсем по-лукашенковски. — Прежде всего, что я имею в виду под внешним фактором: управление извне в данном случае. Россияне знают, кто управляет и откуда управляет: американцы из центра под Варшавой через Telegram-каналы известные. Второй центр — это Чехия. Ну а потом уже Литва и, к сожалению, на Украине создают там опорные пункты… Вот это вот внешнее воздействие, потому что, ну вы видите, на известном канале в воскресенье начертили квадрат: идите туда. Пошли. В квадрате этом постояли, ещё один квадрат начертили: идите туда. А потом: идите к Дворцу независимости, на Площадь флага. Ну фактически под боком здесь. Вот так вот управляют!» — «Да говорите же, пожалуйста, по существу! на этот раз не выдержал уже адвокат Подсеваткина. — У вас есть документы либо другие вещественные доказательства, подтверждающие факты проведения опросов?» — — «Вы знаете, честно вам скажу, и вообще я буду честно отвечать на все ваши вопросы, чтобы вы не думали, что я там… — и здесь продубировал Меркушкин полностью ответ Батьки на один из вчерашних вопросов от российских СМИ. — Да, потому что это типично для меня, я никогда не говорю неправду, потому что…  Да, вот мы перехватили разговор, как бы вы ни хихикали над этим. Это реальный разговор, можем дать вам послушать реальную запись. К Бортникову. Это уже собственность ФСБ… Диск положили, реальную запись, перехватчиков, секретного телефона, как нарушен был голос. Ведь когда перехватываешь секретную запись, так устроена система, что он начинает… Вот вовремя не схватишь — разрушается. И у нас было нарушено. Мы всё восстановили до миллиметра. Передали реальную запись, документы и даже конверт, в котором мне пришла эта информация. Всё туда… Я не могу. У нас осталась копия, а оригинала нет… У нас куча такой информации. Но это была такая явно выраженная. Понимаете, как по-иезуитски?.. Ну ничего, вы скоро убедитесь, что это было ничего, это были цветочки. Нам скоро ягодки подкинут. Не только мне — нам. Вы скоро убедитесь в этом. Я уже просто рот закрыл, вам что ни скажи… Я многое знаю, но я ничего вам больше говорить не буду!» И вдруг картинка на экране задергалась, что-то загудело. Изображение под вздох судебного зала пропало. А когда через несколько минут связь все-таки наладилась, то батька Меркушкин предстал уже перед участниками самарского процесса совсем в другом образе!

Бывший руководитель Мордовии и Самарской области не спешит приехать в Самарую А там его ждут…

«Пургаз»

«Инязор Пургаз!» – представился облаченный на этот раз в «кожаный панцирь» Николай Иванович, отставив в сторону меч, очень похожий на тот, что в конце 80-х годов прошлого века был найден в погребении в окрестностях села Пурдошки при разработке карьера по добыче щебня. Железный меч с бронзовой рукоятью, как потом  выяснили специалисты, был изготовлен в одном из ремесленных центров Киевской Руси.  – «Вы же – Николай Иванович! – ошарашено произнес окончательно  пораженный председательствующий. – На худой конец, Александр Григорьевич!..» — «Вай, какой Николай Иванович? – возмутился Николай Иванович. – Я – инязор Пургаз! Вай, как тучи воронья да прожорливой саранчи, целая орда ворогов на Мордовскую и Самарскую земли слетаются!  Да, слетаются… Многие ратники и дружинники в лесах остались лежать, испив смертную чашу, а их вдовы уже все слезы выплакали… Да, выплакали… Разорили вражины   колхозы и селения в Эрзянь Мастор, общие амбары пусты. Без хлеба, скота и крова остались, одни пепелища на сотни верст. Овсянка, и та с подсолнечным маслом подорожала… И даже Владимирский великий князь не сможет остановить несметные орды с Запада. Не спасет более меня  Олодимирский великий князь… Олодимирский, да… Дотянем ли до весны, переживем ли голодную зиму? Настанет время пахоты, а борозды вместо лошадей будут прокладывать старики со старухами… И  возьмут наших жен с детишками в полон, в неведомые земли на заработки да на поругание. Испоганят владения и имения на Инерке чужие люди. Нет, нельзя оставлять нашу беззащитную Мордовскую землю на растерзание всяким ханам из орды! Вай, только Великий бог знает, справимся ли… Да еще знают речная богиня Ведь аве и лесная – Вирь аве. Где ты, богиня плодородия Норов аве, где ты, громовик Пурьгинепаз?» — «Скажите, пожалуйста, вы работали губернатором Самарской области? – опять попытался перебить судья страстный монолог инязора. – «Да, ездил туда одно время работать, — страстно ответствовал Пургаз, прямо как в одноименном романе знаменитого мордовского писателя Кузьмы Абрамова. —  Хоть и тяжело было уже мне, старому, трястись по лесным корневищам и колдобинам, а все ж следовало съездить. Напомнить людям об их родстве с многострадальной Мордовской землей, чтобы не забывали главы родов о своем слове быть в дружбе со всеми… Но общее горе и страдания объединили мордовских людей крепче, чем слова и обещания глав родов. Конечно, много сил и времени было отдано на то, чтобы объединить все мордовские роды… Одни Великий бог ведает, чего это стоило!» И тут  закончил свою речь Меркушкин одними из последних строчек из того же романа «Пургаз»:  «Вай, не удастся больше увидеть след инязора. И тайна последнего вздоха Пургаза так и останется тайной земли Мордовской…» В следующую секунду  собравшиеся в самарском суде увидели, как к Николаю Меркушкину бегут санитары, которые вот уже одевают седовласого старика в смирительную рубаху. После чего ценный свидетель покидает палату, из которой, судя по всему, и велась эта трансляция. «Ввиду того, что свидетель Николай Меркушкин болен, допросить его больше не представляется возможным!» —   только и нашел, что сказать обескураженный судья, после чего объявил перерыв… А тем временем где-то в Саранске  хитроумный Николай Меркушкин уже переодевался в привычный цивильный костюм синего цвета и крепко жал руки своим сыновьями, отлично сыгравших роль санитаров. Да и своей ролью сумасшедшего старика бывший губернатор тоже остался доволен. Уже теперь–то от него надолго отстанут! «План Далласа» снова удался…

Комментарии
Закрыть
Реклама
Закрыть