ВОЗ предлагает миру пойти по шведскому пути в борьбе с коронавирусом

Введение мягких ограничений в Швеции во время пандемии COVID-19 оказалось правильным решением – заявил спецпосланник Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Дэвид Набарро. По его мнению, опыт этого скандинавского государства должен стать примером для других стран.

Швеция подала пример всему миру. Фото: Соцсети

«В Швеции правительство оказалось способно довериться обществу, а общество смогло довериться правительству», – сказал Набарро. Карантин в борьбе с пандемией спецпосланник назвал «грубым инструментом». Он наносит большой ущерб малому бизнесу и очень плохо сказывается на доходах людей, которые не занимаются предпринимательством.

Ранее во всем мире шведскую стратегию считали ошибкой. В начале лета королевство заняло первое место по смертности от пневмонии в результате коронавирусной инфекции. По словам главного эпидемиолога страны Андерса Тегнелла, гибель большого количества людей могло предотвратить введение некоторых дополнительных ограничительных мер.

Зато по итогам второго квартала года падение ВВП составило всего 7%. Это примерно на две трети меньше, чем могло быть, если бы Швеция применила жесткие ограничительные меры.

Реклама

Власти страны не вводили карантин и режим самоизоляции, не закрывали предприятия и систему общепита, не требовали ношения защитных масок. Границы остались открыты, работали школы, детсады, университеты и даже ночные клубы. Режим самоизоляции должны были соблюдать только пожилые граждане из группы риска.

Ставка была сделана на выработку общественного иммунитета, при котором переболеть коронавирусной инфекцией до ее естественного затухания должны примерно 70% населения.

При этом заболели почти 84 тысячи граждан, умерли свыше 5,8 тысяч. В то же время в соседних Финляндии и Норвегии количество заболевших не превысило 10 тысяч человек в каждой, а летальные исходы исчисляются несколькими сотнями.

«Но мы увидели, что ключом устойчивой стратегии борьбы с коронавирусом является общественное доверие, — заявил доктор Дэвид Набарро. — Власти полагались на ответственность шведов, а те следовали рекомендациям органов здравоохранения. Безусловно, уровень смертности от COVID-19 в Швеции значительно выше, чем во многих других странах. Составляет 57 смертей на 100 тысяч человек. Однако темпы распространения заболевания и смертность заметно снизились с конца июня. Это дало повод шведскому национальному агентству здравоохранения ослабить ограничения на проведение массовых мероприятий. Теперь вместе могут собираться уже до 500 человек, а не до 50, как было ранее. Мы видим, как правительства других стран снова ужесточают меры самоизоляции на фоне роста заболеваемости. Но самоизоляция ослабляет экономику, ущемляет интересы в первую очередь бедных людей и малых предприятий. Поэтому мы рассматриваем шведскую модель, как пример для подражания других стран».

Заявление представителя ВОЗ прокомментировал в интервью «Комсомольской правде» Артем Гиль, профессор Высшей школы управления здравоохранением Университета им. Сеченова:

«Нынешнее снижение, которое мы видим в Швеции, досталось дорогой ценой. Шведы заплатили за это большим количеством жизней и избыточной смертностью. В чем может быть рациональное зерно? Возможно, благодаря своей стратегии Швеция выбрала свой пул смертей за более короткий срок. В других странах, которые вводили жесткие ограничения, такое же количество людей умрет в течение длительного времени.

Надо смотреть, какой будет смертность в Швеции по итогам года. Я предполагаю, что этот уровень не превысит показатели других стран либо будет превышать незначительно. Вероятно, в Швеции сформировалась определенная иммунная прослойка населения, хоть и на короткое время, за счет которой мы наблюдаем снижение смертности. В других странах этот эффект не столь выражен.

Во-вторых, я думаю, это заявление ВОЗ связано еще с экономическими мотивами. Все-таки экономика всех стран была серьезно подорвана во время пандемии, а экономический кризис, как правило, плохо сказывается на здоровье населения. Речь идет об увеличении уже не ковидной смертности, а смертности от других причин, прежде всего от хронических неинфекционных заболеваний, обострившихся в связи с гиподинамией, вызванной самоизоляцией, стрессом в связи с потерей многими людьми работы и снижением доходов, еще большим увеличением потребления алкоголя среди злоупотребляющих людей и так далее».

Заявление представителя ВОЗ встретило неоднозначную реакцию в самой Швеции. Профессор вирусологии Фредрик Элг из Университете Умео доказывает, что шведская модель наоборот потерпела неудачу. “О каком успехе идет речь, когда у нас почти 6 тысяч погибших? – сказал он. – Мы предали своих стариков!»

Закрыть