Суббота, 19 сентября

«Лучше, чем на «Светотехнике», не было нигде. Поэтому иностранцы снова и снова хотели к нам приезжать»

Чемпион мира и Европы по ледовому спидвею Максим Захаров — о профессиональной карьере, травмах и детях-гонщиках

Среди воспитанников ледового спидвея региона‑13 Максим Захаров первым добился международного успеха. Талантливый гонщик покорял пьедесталы чемпионатов России, дважды становился чемпионом Европы и выигрывал мировое золото. Также в активе уроженца Саранска блестящие победы в кубках «Лисмы» и Главы РМ, Мемориале Владимира Любича… После завершения спортивной карьеры Максим работал директором мотоклуба «Мордовия», а сейчас выполняет тренерские функции. О главных достижениях в жизни и спорте он рассказал Евгению Наумову.

Когда-то Максим Захаров брал вершины в мировом спидвее. Есть что вспомнить… Фото: Столица С

«Вспоминая былые выступления, хочется прежде всего отметить сезон–2001/2002, — ​говорит Захаров. — ​Тогда, будучи юниором, я выиграл серебряную медаль личного чемпионата России. Сам выход в финал престижной гонки считался невероятным достижением, а мне удалось заехать на вторую ступень пьедестала. Хотя состав участников был фантастический! Места на подиуме оспаривали многократные чемпионы мира — Александр Балашов, Владимир Лумпов, Кирилл Дрогалин, Владимир Фадеев, Юрий Поликарпов… Но никому из них не удалось вклиниться в призовую тройку. Поскольку мы, молодые спортсмены, оказались реально сильнее мировых легенд. Виталий Хомицевич из Каменска-Уральского тогда выиграл золотую медаль, а Сергей Казаков из Кумертау — ​бронзовую».

«С»: Наверное, вам удалось идеально подготовить технику, поэтому и случился прорыв…

— Вы правы, она была готова неплохо, но дело не только в этом. Для больших побед одного мотоцикла недостаточно. В ледовом спидвее 60 процентов успеха — ​сам гонщик, который должен быть крепким орешком. Причем как в физическом, так и в моральном плане. А я тогда сумел набрать отличные кондиции. Был очень хорошо готов. Поэтому и результат не заставил себя ждать. Вообще, хочу заверить, что в мотогонках успеха добиваются психологически крепкие личности.

Реклама

«С»: В том сезоне вы отличились и на международной арене, выиграв золотую медаль на чемпионате Европы!

— Континентальный старт венчал состязания 2002 года. Финал проходил в Луховицах. Я считался одним из фаворитов чемпионата, так как удачно выступил в полуфинальных заездах. Набрал 15 очков из 15 возможных. И в решающей стадии, разумеется, также ставил перед собой максимальные задачи. Помню, перед финалом была оттепель и трек оказался не в лучшем состоянии. Но это мне даже сыграло на руку. Потому что люблю преодолевать трудности. Помнится, в первый день из-за непогоды состоялись лишь три серии заездов из пяти. Я показал стопроцентный результат, набрав 9 максимальных очков. Захватив лидерство, никому не позволил обойти себя. Весьма уверенно катался и во второй день, впервые в карьере выиграв золотую медаль чемпионата Европы. В споре за первое место опередил будущего триумфатора мировых Гран-при Николая Красникова. Бронзовая медаль досталась Юниру Базееву. Через три года мне удалось повторить континентальный успех. В 2005-м я первенствовал за границей — ​турнир Старого Света проходил в немецком Эрфурте.

«С»: Второе место на Евро–2002 — ​едва ли не единственный проигрыш Николая Красникова на международной арене. Он выиграл практически все гонки, в которых участвовал. В чем, на ваш взгляд, феномен легендарного уроженца Шадринска, выступавшего за клуб «Башкортостан»?

— Красников от природы очень одаренный спортсмен и крепок духом. Технически выглядел безупречно. Мог делать такие вещи, которые другим не под силу. Поэтому и превосходил всех.

«С»: Чем вам запомнились зарубежные этапы Гран-при личного чемпионата мира?

— Во-первых, хочется отметить сплоченность гонщиков российской сборной. Мы — ​соотечественники — ​были соперниками лишь на дорожке, а вне трека всегда поддерживали друг друга. И это однозначно содействовало достижению результатов. С ребятами того состава, в частности — ​с Ваней Ивановым, Виталием Хомицевичем, Димой Буланкиным, до сих пор поддерживаем отношения. Созваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками, делимся интересными новостями.

Фото: Столица С

«С»: С кем-то из иностранных гонщиков поддерживаете связь?

— В ходе спортивной карьеры общались со многими, а сейчас уже нет такого плотного контакта. Хотя несколько лет назад ко мне в гости приезжал немецкий гонщик Роберт Айбл со своей супругой. Несколько дней пробыли в Саранске. А в этом году я ездил на чемпионат мира в Тольятти, где встретил много старых друзей, включая иностранцев — ​австрийца Франки Цорна, немца Гюнтера Бауэра, шведов Серениуса и Свеннсона.

«С»: С кем-то из гонщиков у вас было принципиальное соперничество?

— С Юниром Базеевым по молодости мы давали жару на тренировках. Жесткие у нас были спарринги. Такой накал страстей! В нашей мордовской команде даже шутили по этому поводу. Мол, остается только шпаги вам дать, чтобы закололи друг друга. Но внутренняя конкуренция давала эффект. Соперничая в закрытом парке, мы с Юниром прибавляли в мастерстве и затем расправлялись с противниками на официальных соревнованиях.

«С»: В России состязания по айс-спидвею проходили на открытых стадионах, а в Европе — ​под крышей. Без проблем удавалось адаптироваться к зарубежным трекам?

— Проблем не было. Выступая за границей, главное — справиться с волнением, психологически чувствовать себя хорошо. А ледовые дорожки за рубежом великолепного качества, очень быстрые. Поэтому на европейских аренах участники соревнований демонстрируют высокие скорости. Быстро ездят иностранцы, но мы были еще быстрее. Буквально летали по голландским и немецким ледовым овалам.

«С»: В каком европейском местечке любили выступать?

— В немецком Инцеле. Там очень интересный трек — ​длинные прямые и крутые виражи. Для многих гонщиков стадион казался трудным, а мне, наоборот, нравился. Возможно, отец меня так воспитывал — ​в сложных ситуациях мог реализовать свое превосходство над соперниками. Поэтому и удавалось выиграть серию представительных стартов.

«С»: В плане организации российские и зарубежные этапы Гран-при сильно отличались?

— Разница есть. Причем в пользу России! У нас ярко и красочно проводились церемонии открытия и закрытия. Особенно выделялся Саранск. Лучше, чем на «Светотехнике», не было нигде. Поэтому иностранцы снова и снова хотели к нам приезжать. Очень жаль, что «Светотехнику» снесли, прекрасная была арена. Столько ярких событий с ней связано. Я тоже неоднократно побеждал в Саранске.

«С»: Какая домашняя гонка для вас является лучшей в карьере?

— Гонка на призы Главы Мордовии 2003 года. На кону стоял автомобиль. В Саранске предстал весь цвет мирового спидвея, и мне в столь серьезной компании удалось показать лучший результат. После финального заезда получил ключи от «Жигулей» десятой модели.

«С»: Машина долго прослужила?

— Автомобиль на стадионе выставляется исключительно в рекламных целях — ​чтобы показать зрителям, за что бьются сильнейшие мотогонщики планеты. А приз победителю вручается в денежном эквиваленте. И это хорошо, поскольку машина у меня уже была. Поэтому призовую сумму потратил на другие нужды.

«С»: В вашей спортивной карьере были не только яркие победы, но и тяжелые травмы…

— В ледовом спидвее это весьма частое явление. Помню, в составе сборной проводили летний сбор в Каменске-­Уральском. После очередной легкоатлетической тренировки пошли купаться. Разделись — ​у всех на теле шрамы, следы от шипов… Люди, которые находились на пляже, были в шоке от увиденного. Такими большими глазами смотрели на нас! Не могли понять, откуда таких изрезанных выпустили…

«С»: Уже на закате карьеры, в 2010 году, вы сильно травмировались в Уфе.

— Неприятность случилась на контрольной тренировке перед полуфиналом личного чемпионата Европы. Меня занесло на повороте. Вылетев из седла, пробил соломенные тюки и головой ударился о снежное заграждение. Врачи поставили диагноз: сильный ушиб головного мозга. Достаточно долго я потом восстанавливался, прошел реабилитацию. К счастью, обошлось без серьезных последствий. Спасибо людям, которые в сложный период поддержали меня и мою семью. Были и другие травмы. В ходе одного из соревновательных сезонов дважды ломал правую руку: сначала в Каменске-Уральском, затем в той же Уфе. Помню, стартовали с Кириллом Дрогалиным, который вышел в лидеры. Еду за ним… Кирилл падает, я врезаюсь в его мотоцикл, перелетаю через руль и ударяюсь о ледяную колею. В результате — ​второй за несколько месяцев перелом правой руки. Вот, смотрите (демонстрирует шрамы — ​«С»), железные пластины до сих пор не сняли.

«С»: Где вам делали операции?

— В каком городе травмировался — ​там и делали. Привозили в местную клинику и оперировали. Потом Рафаэль Рафикович Алмкаев в Саранске этим занимался. Часто к нему приходилось обращаться — ​и раньше, и сейчас…

«С»: Что же заставляет иностранных мотогонщиков — ​немцев и шведов — ​кататься до 50–60 лет? Зачем рисковать здоровьем?

— Все исключительно из-за любви к мотоспорту. Ледовый спидвей для них хобби, многие иностранцы даже на соревнования ездят на собственные деньги. А россияне заканчивают карьеру значительно раньше, поскольку у нас большая конкуренция. Работать приходится на износ. В таком темпе невозможно оставаться в спорте до зрелого возраста. Есть большой риск для здоровья. Поэтому лучше вовремя уйти. Карьеру гонщика я закончил, но остаюсь в мотоспорте. Мой 15-летний сын выступает на всероссийских соревнованиях по мотокроссу, и я его всячески поддерживаю. Бывает, устраиваем совместные заезды… Но сын меня уже обгоняет.

«С»: Не собираетесь пересаживать сына на ледовый мотоцикл?

— Все будет зависеть от его собственного желания. Если захочет — ​ради Бога. Он очень похож на меня, тоже боец по натуре и любит мотоциклы. Кстати, дочь Яна, которой уже 20 лет, в свое время тоже на них каталась. Но мы пришли к мнению, что мотокросс — ​не женский вид спорта. Яна ездит на автомобиле, она очень хороший водитель.

«С»: Супруга и дети посещали соревнования с вашим участием?

— Конечно. Семья всегда в полном составе собиралась на трибунах «Светотехники». И мама приходила, и супруга, и дети. Активно поддерживали. А с папой мы постоянно находились в одной связке, он был моим тренером и механиком. Помнится, когда выиграл гонку Главы, большой компанией ​с родственниками и друзьями ​приехали к нам домой отмечать победу. Весело было.

«С»: Напоследок чисто технический вопрос: не считали, сколько мотоциклетных колес нашиповали за период профессиональной карьеры?

— Нет, не считал. Наверное, больше 100. В один год, помню, нашиповал 14 передних и столько же задних колес. А карьера моя длилась более 10 лет. Шиповали мастерски и быстро, практически с закрытыми глазами. У нас было много специальных приспособлений, с их помощью и делали эту работу.

Закрыть