Вторник, 22 сентября

«Травка» для Гришина

18-летний внук Виктора Гришина попался с наркотиками и поддельным паспортом

Еще в начале августа депутат Госдумы РФ Александр Хинштейн сообщил, что ректор Российского экономического университета им. Плеханова Виктор Гришин написал заявление об увольнении «по собственному желанию». Но его цветной портрет по-прежнему украшает официальный сайт вуза. Судя по всему, 69-летнему уроженцу большеберезниковского села Судосево недосуг заняться оформлением «бегунка». Проблем много. Одна из них — самая главная — арест сына Алексея Гришина, работавшего проректором МГУ им. Ломоносова. Но, как выяснилось, до этого в «элитном» семействе случилась еще одна неприятность. В московском парке им. Горького с марихуаной и с чужим паспортом попался 18-летний внук Иван Гришин. Но возбуждения уголовного дела до сих пор не последовало.

Иван Гришин был задержан в парке им. Горького. Юношу доставили в управление внутренних дел по московскому ЦАО. Помимо марихуаны, у него обнаружили… поддельный паспорт на фамилию Туманов. Там был указан возраст — 20 лет! Документ отправили на экспертизу. По данным «С», выручать любимого внука в полицию бросился дедушка Виктор Иванович. Говорят, неимоверными усилиями профессору удалось вызволить непутевого парня и со временем, в силу не известных пока широкой общественности «уважительных причин», замять уголовное наркодело… 

Иван Гришин «оказался» Иваном Тумановым. Фото: Столица С

 Можно представить, как дедушка вытаскивал из отдела полиции «резко возмужавшего» внука. «Здравствуйте! — произнес Гришин-старший, перешагнув порог УВД. — Внук у меня здесь, совсем маленький еще…» «Простите, а вы кто?» — поинтересовался дежурный. «Я — Гришин! — белозубо улыбаясь во все лицо, произнес Виктор Иванович. — Ректор РЭУ имени Плеханова!» «Вы, уважаемый, масочку бы надели, — буркнул страж порядка. — А то заразитесь еще!» «Вы не поняли, — рот Гришина растянулся вместе с морщинами уже до ушей, но глаза оставались стальными. — Я — ректор Российского экономического университета имени Плеханова. Профессор. Почетный доктор экономических наук…» «Ученый, значит!» — наконец врубился полицейский. «Давно уже, — не без гордости кивнул визитер, сживая в руках портфель с бумагами. — И к тому же я бывший член Правительства Мордовии! Министром работал, а потом зампредом… Заслуженный экономист!» «Да ну?! — искренне удивился сотрудник полиции.  — Мордовия? А где это?» «Это там, где к мундиалю стадион огромный построили…» Полицейский в задумчивости потер бляху, и без того блестящую. «А-а, это в Саранске, значит, где футбольный клуб развалился и арена теперь без дела стоит! — наконец дотумкал мужчина в форме и решил подискутировать, тем более что смена уже подходила к концу. — Так скажи мне… скажите… как доктор целых экономических наук… Зачем нужно было такие миллиарды в эту махину вколачивать? А теперь жалуетесь, что денег у республики нет…» «Видите ли, собственно… — немного раздраженно произнес гость в очках. — Тут надо в целом понимать… Это была эпоха созидания… Но это еще при Николае Ивановиче было. При Меркушкине…» Тут Виктор Иванович зачем-то хотел произнести всплывшие в памяти «микро-макро», но удержался. Вместо этого Гришин решил добавить, что был депутатом Госдумы от «Единой России» и у него имеется монгольский орден Полярной Звезды (Алтан гадас одон), а также медаль «Лидер народного образования Республики Узбекистан». Но что-то его остановило… «При Меркушкине?» — недобро протянул дежурный. Про Меркушкина что-то такое говорили его коллеги из отдела по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией. Причем не очень хорошее. «Это про которого… э-э… Навальный ролик снимал… про его особняки на Рублевке?» — что-то такое припомнил полицейский. — «Этот Навальный плохо кончит, помяните мое слово! В нем столько яда и желчи, что он рано или поздно сам отравится! Уже не далее как этим летом…» — «Уж не Меркушкин ли его и отравит?!» — решил неуклюже пошутить дежурный, но тут же осекся, наткнувшись на недобрый взгляд Гришина. Только вот — странное дело! — лицо визитера при этом по-прежнему оставалось приветливым — как маска, надетая не к месту. «Отнюдь! — позволил себе протестующее взмахнуть рукой Виктор Иванович.  Помяните мое слово! Но я, собственно, по другому вопросу, — сменил деятель наук «отравленную» тему. — К тому же тороплюсь. Скоро начнется заседание ученого совета. А я там покш начальник, с вашего позволения. И еще существует необходимость обсудить основные аспекты экономического развития России в условиях деофшоризации при отрицательном росте на фоне предстоящей дефляции… Вы понимаете, как это важно для нашей Родины при сохраняющемся бегстве капитала?.. Войдите в положение… внук у меня здесь… задержали, собственно, почему-то… из-за каких-то наркотиков… Вот гадость! Чушь какая, вздор!» «Как фамилия? — уже привычно спросил блюститель и пробежался взглядом по списку «свежезадержанных». И попутно с легкой горчинкой отметил, что чай в пластиковом стакане уже остыл… — Гришин? Нет таких!» «Как это — нет? — подпрыгнул Гришин-старший и даже загутарил совсем уж «по-судосевски»: — Вы куда мово Гриньку дели? Простите, Гришина моего, Ивана Алексеевича?..» «У нас сегодня только гражданин Туманов проходит по линии наркоты, — недоуменно сказал полицейский. — Вот и паспорт у нас его есть… 20 лет этому Туманову… Да, так точно!» «Дедушка, Туманов — это я!» — вдруг раздался мальчишеский голос из угла, где в темноте, если присмотреться, можно было разглядеть стальные прутья решетки. «Иван? — поразился Виктор Гришин и даже присел на скрипучий стул для задержанных. — Да какой же ты Туманов?!» «Да мало ли в России Тумановых! — только и сказал «Туманов», чтобы только что-нибудь сказать. — И не сосчитать!» «Чем докажете? — строго спросил страж порядка, завидев несоответствие с документами. — Я спрашиваю, чем докажете, что вы — дед со внуком?» Гришин-старший вскочил со стула и… не нашел, что сказать. «В легкую докажу! — сориентировался юный внук и «втопил по полной». — Дед у меня всегда с собой все важные бумаги носит. Чтобы в случае обыска в служебном кабинете ничего найти не могли. Готов спорить, что у него и сейчас с собой в портфеле… Могу перечислить!»  «Ну, и что там может быть?» — сдавленным голосом спросил дежурный. «Да там у деда стопудово лежат документы с тайными заграничными счетами и список подконтрольных фирм в различных офшорах», — уже уверенным голосом рассказывал внучок. Тут и сел старик Гришин. Снова на стул. И инстинктивно прижал портфель к похолодевшему животу. «Да с помощью иностранного бизнеса за границу мой дед вместе с моим отцом Алексеем Викторовичем такие деньщищи за бугор прокачивают! — с гордостью продолжал «Туманов». — Чуть ли не десятки миллиардов евро! Да вам тут такое и не снилось! Вот какие у меня дед с папашей!» Наконец-то служивый взглянул на Гришина-старшего не только с интересом, но и с уважением. «Да, — продолжал «палить» деда вошедший в раж внучок. — Вы посмотрите бумаги-то! А еще на моего деда зарегистрирована иностранная фирма-нерезидент под названием CBM GROUP O.O.O.BAR. Правда, она почему-то отсутствует в налоговых декларациях. На эту CBM GROUP O.O.O.BAR в Черногории зарегистрирована различная недвижимость, а также легковой автотранспорт. Да, в документах фигурируют и другие фамилии. Потому что Виктор Иванович, не будь дурак, передал доверительное управление этой фирмой местному черногорскому жителю Вою Боевичу. И вы думаете, что это все? Нет! В оперативном управлении деда и отца находится компания Teslanar Limited, которая имеет юридический адрес на самой Тортолле!» В общем, после того как родство деда и внука Гришиных было доказано самым убедительным образом, а также после ряда манипуляций, о которых можно только догадываться, страж порядка уважительно козырнул, открыл замок и с лязгом распахнул железную дверь…

Этот портрет Алексея Викторовича Гришина в духе наркобарона Тони Монтано из фильма «Лицо со шрамом» украшало одно из жилищ статусной семьи. Фото: Столица С

Освобожденному внуку Ване даже не пришлось рассказывать про то, что дедушка-ректор еще успел опубликовать свои доходы за прошлый год. Согласно этим данным, он заработал более 19 миллионов рублей. Среди прочего имущества за ним числятся 9 земельных участков (общая площадь — 5 791 582 кв. м), дом (536,2 кв. м), две квартиры (119,5 и 111,5 кв. м) и гараж (20 кв. м). А вот про заграничные фирмы и недвижимость со счетами в этих декларациях не оказалось ни слова. Также «Ваня Туманов» не успел тогда поведать про отчий дом под названием «версаль», где папа весь в белом взирает на гостей с портрета в образе наркобарона с сигарой. А пепел стряхивает на всякую челядь и незваных оперативников… Но чуть позже об этом за него рассказала «Столица С». Следующее веское слово — снова за правоохранительными органами…  

Закрыть